ЮАР. Как программа поддержки чернокожего населения обогатила элиту

Как выяснили журналисты OCCRP, торгующая ценными бумагами «узкоспециализированная» инвестфирма Regiments Capital из ЮАР заработала на акциях 891 миллион рандов (валюта ЮАР), когда ловко влилась в правительственную программу, целью которой было смягчить оставшееся в стране после 50 лет апартеида неравенство.

Ранее фирму Regiments уже уличили в причастности к череде теневых схем, позволивших скандально известному семейству Гупта незаконно выводить деньги из госструктур.

Возможно даже, что в Regiments действовали с оглядкой на Гупта, решая тайно сговориться с бывшим управленцем местной инвестиционной госкомпании, чтобы вместе проворачивать сделки, прикрываясь госпрограммой «Повышение экономических возможностей чернокожего населения» (BЕE — Black Economic Empowerment).

Программа должна была бороться с наследием апартеида и улучшить положение обездоленного чернокожего населения. Для этого она предписывала принадлежащим белым компаниям продавать долю в бизнесе новым законным партнерам из числа чернокожих. На практике же эта процедура позволяла компаниям усиливать политические рычаги, а новые «инвесторы» (часто связанные с правящей партией «Африканский национальный конгресс», АНК) получали ценные активы за гроши, а то и за бесценок.

Правила упомянутой программы роста возможностей для чернокожих вряд ли позволили бы Regiments или ее соучредителю Эрику Вуду (он из белого меньшинства ЮАР) участвовать в ней. Поэтому Вуд заключил альянс с Тшепо Махлоле — на то время одним из главных лиц в государственной инвесткомпании Public Investment Corp (PIC). «Партнерство» позволило им организовать новую «структуру для роста экономических возможностей чернокожих», но выглядела она как кружок политических и бизнес-инсайдеров, которые, манипулируя программой, скупили акции одного из крупнейших банков ЮАР по тайно согласованной сверхзаниженной цене.

Несмотря на всю конфиденциальность, «компаньоны» хотели подстраховаться и искусственно поддержать курс акций банка: разницу между «своим» и рыночным курсом они покрыли за счет сотен миллионов рандов из государственного инвестфонда. Позже, когда официальная стоимость акций выросла, эти лица договорились через свою структуру с выгодой продать акции банка инвестиционной госкомпании PIC. Более того, через некоторое время они попытались создать еще одну «структуру развития возможностей» и выкупить бумаги назад с еще большей прибылью. Всего же благодаря программе борьбы с «пережитками апартеида» Regiments стала хозяйкой акций на 891 миллион рандов (58,7 миллиона долларов).

PIC — крупнейший финансовый фонд на Африканском континенте: в его распоряжении активы на два триллиона рандов (131 миллиард долларов). Задача фонда — управлять государственными инвестициями, включая пенсионные накопления госслужащих. PIC владеет серьезными пакетами акций многих самых дорогостоящих компаний ЮАР и контролирует десять процентов рыночной капитализации Йоханнесбургской фондовой биржи. Консорциум «компаньонов» обогатился, пользуясь деньгами PIC практически как личным кошельком.

В минувшем октябре президент страны Сирил Рамафоса учредил следственную комиссию, чтобы проверить возможные нарушения закона в PIC в период с 2015 по 2018 год. Главная ее цель — выяснить, превысили ли топ-менеджеры компании, включая Махлоле и его бывшего шефа Джабу Молекети, полномочия ради своей выгоды. (Отдельное правительственное расследование сейчас ведет судебно-следственная комиссия по делу о «захвате государства». Она изучает связи между Гупта и администрацией экс-президента Джейкоба Зумы.)

Отчасти из-за подобных махинаций вокруг программ «повышения возможностей чернокожего населения» за двадцать лет они мало помогли исправить унаследованные от апартеида перекосы в материальном положении. В прошлом году Всемирный банк назвал ЮАР страной с одним из самых высоких уровней неравенства в мире.

Основные выгоды от крупных сделок по таким программам извлекли люди со связями в политике наподобие Махлоле — уже давно не последние лица в компаниях, расквартированных в главном финансовом центре Йоханнесбурга — богатом районе Сэндтон.

«Чтобы удовлетворять свою алчность, эти предприимчивые плутократы использовали деньги из казны — и это в государстве, где больше половины населения живет в бедности. Получается, что снова неимущие оплачивают незаконные прихоти сильных мира сего», — констатирует Хенни ван Вурен, директор организации Open Secrets, которая добивается большей прозрачности в работе властных органов ЮАР.

Задумать и провернуть

После падения апартеида в 1994 году повсюду в ЮАР зазвучали требования выплатить компенсации, которые помогли бы преодолеть пустившее корни неравенство и позволили бы распоряжаться богатствами страны не только тонкой прослойке белых. В ответ правительство ввело программы, подобные уже упомянутой («Повышение экономических возможностей чернокожего населения», BЕE).

Однако на деле после крупных инвестиционных сделок по ВЕЕ собственность концентрировалась в руках привилегированной группы чернокожих граждан с серьезными связями в политике. Проделанные Regiments и Махлоле операции ясно показывают, как влиятельные южноафриканцы подчинили программу ВЕЕ личным финансовым интересам.

🔗ПОВЫШЕНИЕ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ВОЗМОЖНОСТЕЙ ЧЕРНОКОЖЕГО НАСЕЛЕНИЯ (ПРОГРАММА ВЕЕ)

Через несколько месяцев после того, как пал режим апартеида, партия «Африканский национальный конгресс» (с тех пор она бессменно правит в ЮАР) в партийной газете написала, что для развития страны надо, кроме прочего, повышать экономические возможности чернокожего населения.

«Ни одна демократия политически нежизнеспособна и не сможет процветать, если большинство населения пребывает в бедности, не имеет земли; если не обеспечены его базовые потребности и нет перспектив лучшей жизни», — говорилось в статье официального издания правительства от 23 ноября 1994 года.

Однако лишь в 2001 году власти официально сформулировали программу ВЕЕ. В том же году вышел отчет рабочей комиссии программы, давший зеленый свет новым законодательным нормам. Теперь крупнейшие компании ЮАР должны были доказывать, что достаточное число их акций принадлежит чернокожим, что они соблюдают минимальные квоты на число работников с черной кожей, и что у этих работников есть адекватные карьерные перспективы.

Впрочем, после возмущенных заявлений из-за того, что в таком виде ВЕЕ ничего не дает простым людям, власти в 2003 году анонсировали обновленную, «расширенную» программу повышения экономических возможностей. Флагманам местного бизнеса, включая Anglo-American, BHP Billiton и банк ABSA, новые правила также предписывали отчитываться о соблюдении квот на работников и о «справедливом» распределении акций. Но, невзирая на все усилия, BEE порождала инвестиционные сделки, из-за которых права собственности прибирал к рукам узкий круг чернокожих южноафриканцев.

В апреле 2006 года тогдашний директор Regiments Эрик Вуд добился шанса по электронной почте завязать знакомство с Махлоле, который в PIC руководил подразделением альтернативных инвестиций, куда входил и «фонд социального развития» с названием Isibaya. Работа фонда — инвестировать в общественно значимые цели, при этом фонд не котируется на бирже, а потому решения в нем часто принимаются по личному усмотрению топ-менеджеров, как это было с Махлоле, при весьма условном контроле со стороны PIC.

Позднее в том же году банк Capitec (ныне пятый в ЮАР по размеру активов), широко кредитовавший малоимущих, организовал в рамках BEE продажу 12 процентов своих акций с гигантской скидкой — всего по центу за штуку. Но, похоже, это предложение было доступно лишь горстке инсайдеров с политическими связями, в том числе Махлоле.

Regiments и Махлоле, не теряя времени, воспользовались ситуацией. Они учредили новый консорциум инвесторов, тщательно отобранных, чтобы подходить под требования программы BEE и иметь максимальные политические рычаги. Вот эти инвесторы:

Консорциум назвали Coral Lagoon Investments, и он немедля скупил все десять миллионов выпущенных Capitec «ВЕЕ-акций» по одному центу. Скидка от рыночной цены (30 рандов за штуку) была, мягко говоря, внушительной.

О бросовой цене акций участники сделки договаривались тайно. Тем временем СМИ сообщали, что акции банка Capitec ушли по рыночной стоимости.

Чтобы поддержать котировки Capitec (они бы рухнули, стань известно, что десять миллионов акций продали за бесценок), инвесторы из Coral Lagoon привлекли 285 миллионов рандов (18,68 миллиона долларов), чтобы покрыть разницу, из государственной Industrial Development Corp (IDC). Как результат, пакет акций консорциума в цене достиг ожидаемого рынком уровня.

Такое заимствование казенных средств для поддержания корпоративных акций, реализуемых через схемы ВЕЕ, — не редкость для ЮАР. Еще и поэтому недовольных программой очень много.

Изученные OCCRP внутренние документы показывают, что Regiments и Keabetsoe контролировали все детали операции с бумагами Capitec, при этом Regiments решала основные финансовые вопросы, а Keabetsoe, по-видимому, занималась прочими аспектами сделки.

Согласно свидетельским показаниям Махлоле, он ушел из PIC в марте 2006 года, чтобы сосредоточиться на развитии своих бизнесов. В том же году усилиями двух этих сторон на свет появилась новая холдинговая компания Ashbrook Investments 15 Ltd., и Coral Lagoon формально перешла под ее контроль.

Клиенты в очереди у отделения Capitec Bank в Йоханнесбурге. Фото: Сифиве Сибеко/Reuters

Деньги казенные, интересы — частные

Пакет акций Capitec на руках у Coral Lagoon оценивался в полтора миллиарда рандов — как если бы их действительно покупали по 30 рандов. Вуд и Махлоле уже имели с них дивиденды, но им очень хотелось обратить их в кеш, и они продали их часть инвесткомпании PIC — той, где Махлоле раньше работал. Используя хитроумные схемы хеджирования и кредитования, они получили от сделки гигантский навар и смогли не только вернуть 285 миллионов рандов, взятые у IDC, но и положить миллионы себе в карман.

🔗КОНФИДЕНЦИАЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Regiments и Keabetsoе, вероятно, имели доступ к конфиденциальной информации, которая им весьма пригодилась. Они заключили тайное соглашение о неразглашении с третьей стороной — компанией Circle Capital, функция и собственники которой были неизвестны. Документ позволил компаньонам получить канал к «определенным сведениям о компании, котирующейся на бирже». Название компании нигде не фигурирует, но наверняка речь идет о Capitec. В соглашении о неразглашении другие участники консорциума не участвовали.

Было еще одно странное соглашение, не имевшее для бизнеса очевидного смысла: по нему каждый акционер Coral Lagoon должен был выплатить Circle Capital семь миллионов рандов. Никакого объяснения ситуации не предлагалось.

В феврале 2012-го инвесткомпания PIC через свой фонд Isibaya (ранее, как мы знаем, им руководил Махлоле) приобрела у Coral Lagoon половину принадлежавших ей акций банка Capitec. Покупка обошлась в 826 миллионов рандов (54,5 миллиона долларов), или 156 рандов за акцию. Если вспомнить, что приобретали их всего по центу, то получается, что за счет денег налогоплательщиков члены консорциума Coral Lagoon сказочно обогатились.

Согласно материалам суда, доля Regiments в капитале Capitec в конечном итоге составила 891 миллион рандов — гигантский рост по сравнению с изначальным пакетом стоимостью всего девять миллионов рандов (600 тысяч долларов).

Можно утверждать, что PIC не стала реальным акционером, а скорее взяла акции на «временное ответственное хранение», пока их не собралась выкупить назад новая, ориентированная на программу ВЕЕ компания. В Regiments рассчитывали, что будут задавать тон при формировании такой компании.

В письме от февраля 2011 года в адрес Capitec директора Regiments и Keabetsoе обрисовали свой план. Утверждалось, что PIC, Coral Lagoon и новая компания, созданная для участия в BEE, обсуждают и определяют параметры «новой схемы в рамках ВЕЕ». Причем она якобы даст еще больше возможностей, чтобы эффективнее реализовывать будущие сделки по ВЕЕ.

Как заявил журналистам в 2012 году финансовый директор Capitec Андре дю Плесси, его банк «понятия не имел о том, что свои дивиденды от этой схемы мог получить и АНК».

Судя по попавшей к OCCRP частной корреспонденции, в Regiments, возможно, хотели сделать Гупта бенефициарами сделок с участием PIC. Также Regiments пыталась получить формальный контроль над операциями, заявляя о готовности взять на себя «все юридические, административные и бухгалтерские функции» в интересах Coral Lagoon.

При этом в Regiments не догадывались о том, что Махлоле и его люди уже активно работали над тем, чтобы первыми сорвать куш.

Новая компания со знакомыми лицами

12 мая 2015 года Capitec неожиданно сообщил, что новая компания PetraTouch, ориентированная на программу ВЕЕ (позже ее переименовали в Lebashe Investment Group), купила бывшие у PIC «на ответственном хранении» акции по 461 ранду (30 долларов) за штуку. На фоне этих новостей котировки Capitec упали на шесть процентов — признак негативной реакции рынка на то, что PIC продала этот пакет новой структуре, «вписанной» в ВЕЕ.

Характерным откликом в СМИ на продажу стал любопытный заголовок «Capitec хочет честной игры в новой ВЕЕ-сделке», словно намекавший на то, что предыдущие сделки были не такими чистыми. В материале под заголовком PetraTouch представляли как новую компанию под руководством незнакомого никому чернокожего инвестора Уоррена Уитли.

Сам Уитли заявил СМИ, что сделка — не одна из «тех старых ВЕЕ-схем», что среди владельцев PetraTouch «нет громких политических имен, а есть новички этого направления рынка».

Этот коммерческий маневр, похоже, стал шоком для Regiments, если судить по изученной OCCRP частной корреспонденции. Менеджеры компании бросились выяснять, как «временно переданные» акции увели у них из-под носа, и кто стоял за доселе абсолютно неизвестной PetraTouch.

Очень скоро они узнали, что у компании более чем тесные связи с человеком, которого они знали не понаслышке: это Тшепо Махлоле, позиционировавший себя как их бизнес-партнер.

PetraTouch имела регистрацию по адресу, который Махлоле уже указывал в учредительных документах для других компаний. Еще один крупный акционер PetraTouch тоже использовал этот адрес. Кроме того, в электронной переписке между PetraTouch и PIC в большинстве сообщений в копии фигурирует Фавзия Сидуэлл — личный помощник Махлоле в Harith Fund Managers (Махлоле, напомним, был учредителем и этой фирмы, а сама она также получала финансирование от PIC).

Еще более вопиющий факт: ряд других акционеров были связаны с главой PIC Джабу Молекети — влиятельным функционером АНК и бывшим заместителем министра финансов. Вот эти держатели акций:

По словам менеджеров Regiments, Молекети неизменно владел акциями Keabetsoe Holdings, из-за чего его можно считать одним из изначальных участников консорциума Coral Lagoon — даже в период, когда он возглавлял PIC.

В неведении пребывала не только компания Regiments: банку Capitec, очевидно, никогда подробно не сообщали об акционерах Keabetsoe, а позже — PetraTouch. Владей он этой информацией, ему, как зарегистрированной на фондовой бирже структуре, вероятно, пришлось бы публично раскрыть данные о связанных с ним политически значимых персонах.

Если бы данные предали огласке, то Молекети и Махлоле предстали бы зацикленными на своих интересах бенефициарами сделки, которая по идее должна была принести блага и новые возможности тем, кого обездолил режим апартеида. Выгодоприобретателями от новой продажи активов, как видно, были отнюдь не новички, а скорее те же самые персоны, кто уже нажился на предыдущей сделке.

Окончательно подкосили Regiments известия о том, что ее бывший сотрудник Джонатан Леб, ушедший из компании в 2014 году ради собственного бизнеса, оказывал PetraTouch финансовые услуги. Он даже раскрыл опробованные в Regiments методики хеджирования, с помощью которых PetraTouch купила «временно хранившиеся» у PIC акции, не потратив ни цента. В СМИ новую сделку называли более справедливой, так как инвесторы, мол, вкладывали собственные средства, но это было не так.

PetraTouch на этом не умерила аппетиты и жаждала купить больше акций банка у Coral Lagoon. И хотя люди в Regiments как участники консорциума чувствовали себя оскорбленными и отказались продавать акции, Keabetsoe и другие связанные с АНК акционеры, видимо, согласились на продажу.

В итоге на покупку PetraTouch направила полтора миллиарда рандов (101 миллион долларов), позаимствованные у принадлежащего PIC Пенсионного фонда госслужащих. В этом фонде 1,2 миллиона действующих вкладчиков, он также обслуживает 400 тысяч пенсионеров и льготников. Упомянутая сумма почти равна проценту от совокупных инвестиций PIC в частные компании, как заявил Уитли в показаниях перед комиссией, разбиравшей операции PIC.

В письме, отправленном, как сообщалось, в комиссию по проверке PIC, лидер оппозиционного Объединенного демократического движения Банту Холомиса, ярый критик властей ЮАР, заявил, что Махлоле и Молекети использовали PetraTouch как «канал доступа к деньгам PIC».

«Малая группа топ-менеджеров под прикрытием программы ВЕЕ без проблем имела доступ к средствам PIC» и систематически запускала руку в государственные пенсионные фонды, как констатировал Холомиса в апреле.

В свою очередь Молекети заявил: утверждения о том, что он корыстно воспользовался казенными деньгами, для него «крайне оскорбительны».

В письме журналистам представители банка Capitec сообщили: «Capitec не влиял на выбор членов консорциума Ash Brook. Директора Petratouch (орфография сохранена) участвовали в ориентированном на BEE консорциуме Ash Brook, у которого был пакет акций Coral Lagoon. Эти директора были нам знакомы по контактам с изначальными участниками консорциума Coral Lagoon, действовавшего по программе ВЕЕ».

В Regiments не ответили на отправленные по электронной почте вопросы.

Из PetraTouch (сейчас называется Lebashe) в ответ на вопросы OCCRP написали: «В определенный момент новые инвесторы, включая г-на Молекети, вошли в состав акционеров компании. Работа в прошлом г-на Махлоле в компании PIC не дала никаких преимуществ при проведении упомянутой операции».

Касаясь темы политически значимых лиц, официальный представитель PetraTouch заявил, что финансовые методики компании были необходимы: «Систему, известную как апартеид, можно классифицировать как несправедливую… Чтобы вырваться из узаконенной государством в прошлом нищеты, нам приходилось развивать и использовать иные ресурсы, бывшие в нашем распоряжении. Создание сложных и эффективных финансовых инструментов оказалось востребованным в данной ситуации».

Как бы там ни было, бенефициары операций с акциями Capitec — и белые, и чернокожие — были и без того людьми состоятельными.

Как ирония звучит вердикт суда, обязавший Regiments использовать средства в виде акций Capitec, чтобы вернуть внушительные суммы, похищенные из другого пенсионного фонда (об этом ранее рассказал OCCRP в отдельной статье). Несмотря на то что в целом в Regiments согласились на такую схему, Эрик Вуд, соучредитель компании и один из бенефициаров сделок вокруг Capitec, стремится заблокировать эту договоренность. По этому делу еще предстоит разбирательство.

Информация о миллиардах рандов, сомнительным образом заработанных на капиталах PIC, заставила следственную комиссию расширить масштаб проверок: теперь будут изучены и сведения от заявителей о коррупции про незаконные действия бывших должностных лиц PIC. Это жизненно важно для состояния пенсионных фондов, обслуживающих тысячи бывших госслужащих, чьи средства были пущены алчными инсайдерами на хитроумные сделки.

Член правления и акционер банка Capitec Мишиль ле Ру — основатель фонда Millennium Trust; он же финансирует Объединение по защите африканских заявителей о коррупции, в котором один из авторов этой статьи, Хадиджа Шарифе, работает директором.

Другие материалы по теме