Как семья отлученного от власти азербайджанского министра разместила капиталы в Европе

Когда министр национальной безопасности Азербайджана Эльдар Махмудов потерял благосклонность высших властей, ему пришлось несладко.

В октябре 2015 года президент республики своим указом лишил Махмудова высокого поста. Прошло всего пару дней, и местные СМИ запестрели детективными репортажами об обысках в особняке Махмудова: полиция нашла там стеклянные кувшины, полные бриллиантов, и коробки с валютой. Сообщалось о его соратниках по бывшему ведомству, арестованных по разным статьям о коррупции и вымогательстве. Также говорили о том, что весьма бесцеремонно снесли статую покойного отца Махмудова, который был известным экономистом.

Однако в Азербайджане с его информационными запретами и жестким контролем такие сообщения сложно подтвердить или опровергнуть. Впрочем, ясно одно: еще до того, как Махмудова «ушли» из власти, его семья располагала внушительным состоянием, и бо́льшая его часть сложилась за десятилетия службы Махмудова на госдолжностях.

Утечка банковских документов раскрывает один из способов, которым переправляли «фамильное состояние» из Азербайджана в Европу: при помощи детей Махмудова. Журналисты OCCRP и организации Finance Uncovered изучили терабайты файлов, сведения публичных компаний и данные о недвижимости, чтобы составить картину коммерческой империи семьи Махмудова — сети бизнесов и имущественных объектов в Великобритании, Испании, Люксембурге, Литве и на Кипре. Как выяснили журналисты, суммарно эти активы стоят больше ста миллионов евро.

🔗ОБ УТЕЧКЕ ДАННЫХ

В ноябре 2019 года группа активистов Distributed Denial of Secrets, именующая себя «поборниками информационной открытости», опубликовала два массива клиентских данных из банка Cayman National Bank (Isle of Man) Limited. Банк — подразделение Cayman National Corporation Ltd. с Острова Мэн. (Остров лежит между Великобританией и Ирландией и имеет статус так называемой британской коронной территории). В банке (в этой статье он будет фигурировать как Cayman National) подтвердили компьютерный взлом, ответственность за который взял на себя «энтузиаст цифровой свободы» Финеас Фишер.

Так как Cayman National специализируется на управлении частными активами и действует в офшорной юрисдикции, OCCRP решил поместить его ставшие публичными данные в свою поисковую базу Aleph, чтобы журналисты из разных стран могли найти материалы для статей, которые будут представлять общественный интерес.

Среди информации, добытой из компьютеров банка, есть виртуальные изображения из многих систем, применяемых банком, включая те, что предназначены для работы с клиентами, а также базы данных, почтовые серверы и заключения о соблюдении «антиотмывочных» требований применительно к клиентам и их трансакциям.

Почти все компании и недвижимость принадлежат детям Эльдара Махмудова — 36-летнему Анару Махмудову и 31-летней Наргиз Махмудовой. Крупными инвесторами и обладателями обширной недвижимости брат с сестрой стали, когда им было лишь немного за двадцать.

В ответ на запросы журналистов Анар и Наргиз Махмудовы через своего адвоката заявили, что их семейные капиталы унаследованы от предка — предпринимателя Аслана Ашурова, жившего в XIX веке.

Судя по всему, дети экс-главы службы нацбезопасности Азербайджана — действительно прапраправнуки Ашурова по материнской линии. Однако журналисты не нашли доказательств того, что у семьи водились серьезные активы до чиновничьей карьеры Эльдара Махмудова, которая началась в 1980 году.

Имеющиеся исторические сведения не позволяют сказать, что случилось с деньгами Ашурова. Однако очень маловероятно, что после прихода в Азербайджан большевиков в 1920 году и в течение семидесяти лет советской власти можно было без потерь передать по наследству крупное личное состояние.

В повторном письме юрист Махмудовых вновь заверил: «Широко известно, что наши клиенты — бенефициары унаследованного богатства, которое их семья накопила за долгие годы». По словам юриста, о подобной «преемственности» говорится в книге 2014 года, посвященной семье.

Однако эта версия противоречит тому, что в 2014 году Анар Махмудов заявил о происхождении своих денег менеджерам Cayman National: как источник его капиталов банк тогда указал компании, открытые в 90-х годах его тетей.

Документы банковской утечки вкупе с данными из публичных источников дают редкую возможность взглянуть на финансы семьи Махмудовых. Часть их пошла на приобретение «золотых виз», позволяющих свободно перемещаться по шенгенской зоне.

Впрочем, с точностью определить, откуда у Махмудовых их богатства, почти невозможно: тут мешают и их противоречивые данные на этот счет, и непрозрачность схем финансовой отчетности в Азербайджане даже для госслужащих.

Остров Мэн

В августе 2015-го сотрудница Cayman National Ханна Холден занималась рутинной проверкой клиентских данных на предмет юридической чистоты, когда в подборке счетов с пометкой «внимание» нашла корпоративного клиента, который явно не вписывался в свою категорию «стандартного риска». Связанный с ним счет уже «заслужил» эту особую пометку, потому что через него прошла сумма неожиданного объема.

«Я сейчас изучаю файл Britannia Group Limited и вижу, что люди, которых на данном этапе я считаю конечными бенефициарными владельцами этой группы компаний — это дети ”политически значимого лица”», — написала она в рабочем электронном письме, использовав аббревиатуру PEP (‘politically exposed person’).

Официальной совладелицей компании выступала 26-летняя Наргиз Махмудова, чей отец Эльдар Махмудов в ту пору был министром национальной безопасности Азербайджана. В строке об изначальном источнике финансов банк указал: «личные сбережения». В качестве адреса Махмудовой фигурировала квартира на берегу Женевского озера в Швейцарии.

Год спустя глава нормативно-правового контроля в Cayman National Одри Баттерворт составила подробную докладную записку о Coldharbour Marine Holdings — компании, в которой доля принадлежала Britannia Group Limited и «связанным с ней структурам» — Britannia Consulting и Britannia Investment. В целом с сосредоточенными вокруг Cayman National банковскими интересами Махмудовых были связаны восемь компаний.

«Даже без проверки трансакций у меня серьезная обеспокоенность по поводу этого счета и вообще взаимоотношений между этими структурами», — указала Баттерворт в конце своей докладной.

Через месяц банк направил уведомление насчет этих «межструктурных отношений» в Управление финансовой разведки Острова Мэн. (Финучреждение ссылалось на закон 2008 года «О противодействии легализации доходов от преступной деятельности».) Переданное финрегуляторам уведомление не доказывает факта правонарушения, но, тем не менее, говорит о серьезных сомнениях в Cayman National относительно этих клиентов.

В документе упоминалось письмо британского адвоката Анара Махмудова, который сообщал, что в действительности счета в банке должны были дать возможность его клиенту организовать взаимный инвестиционный фонд, учредителем которого стала бы его сестра.

«Мы полагаем, что в реальности конечным бенефициарным владельцем можно считать Анара Махмудова», — сделали вывод в банке.

🔗ТРЕВОЖНЫЕ СИГНАЛЫ

Как отметили в Cayman National, с октября 2014-го по июль 2015 года Анар Махмудов разместил на счетах Britannia Group Limited 13 миллионов 950 тысяч фунтов стерлингов. Вклады якобы представляли собой «уцененные долговые расписки», причем Махмудов был и держателем расписок, и, предположительно, бенефициарным владельцем. Позднее почти такую же сумму отправили на инвестиционные проекты, а также связанным с Britannia Group Limited компаниям.

Во внутренней переписке сотрудники Cayman National выражали сомнения, указывая на то, что для разных долговых расписок, похоже, использовали одинаковые идентификационные номера. «Я не вижу практического смысла в этих долговых расписках и последующих платежах», — говорится в комментарии к юридической проверке в клиентском досье Britannia Group Limited.

По словам его адвоката, Анар Махмудов планировал инвестировать в компании, коммерческие проекты и недвижимость в Великобритании. В качестве источника средств названа Crystal Holdings — группа азербайджанских компаний, работающих в сфере «строительства, клининговых услуг, производства еды и напитков». Анару Махмудову эти компании в 2006 году передала в дар его тетя.

Когда в Cayman National в последний раз проверяли финансовые дела Анара Махмудова, его отца Эльдара Махмудова уже уволили с должности министра, а его тестя Джахангира Хаджиева — экс-главу Международного банка Азербайджана — официально обвинили в хищениях. Негативные сообщения в СМИ и прочие «тревожные сигналы» заставили банк закрыть связанные с Анаром Махмудовым счета.

Примечательно, что при закрытии счетов у банка появились новые поводы для озабоченности. Администрированием компаний занималась фирма Northern Wychwood Limited. Сотрудник нормативно-правового отдела в Cayman National указал, что Northern Wychwood, «судя по всему, сама фигурировала в нескольких судебных делах и имела отношение к громким расследованиям в Зимбабве после публикации “панамских документов”».

В ответ на запрос журналистов в Cayman National сообщили, что не комментируют ситуации, связанные с клиентами, но заверили, что банк «твердо придерживается самых высоких внутренних отраслевых стандартов, неизменно выполняет требования, связанные с контролем за отмыванием денег, правилом “знай своего клиента” и работой с близкими к политике клиентами; также банк всегда максимально полно взаимодействует с компетентными органами в случае подозрительных трансакций, уголовных расследований или надзорных проверок».

Фирма Northern Wychwood Limited не отреагировала на просьбу о комментарии.

Великобритания

Два офисных здания в городах Пул и Борнмут на южном побережье Англии, вероятно, не самые фешенебельные объекты в британском «портфеле недвижимости» Махмудовых. Впрочем, судя по данным земельных реестров Великобритании, вместе они стоили 13,5 миллиона фунтов стерлингов.

Офисное здание на юге Англии, купленное в 2016 году компанией Brit Holdings Limited Фото: Кристиан Эрикссон

Оба офисных здания в 2016 году купила британская компания Brit Holdings Limited. Судя по документам, ее единственный владелец — компания из юрисдикции Сент-Киттс и Невис Britannia Investments Limited, тогда зарегистрированная на Наргиз Махмудову. Имена владельцев зданий помогала скрывать целая когорта профессиональных провайдеров административных услуг с Кипра и Острова Мэн.

У Анара Махмудова также есть право собственности на четырехэтажный таунхаус в одном из самых дорогих районов Лондона — Найтсбридж. В доме есть спортзал, спа, кинотеатр и лифт. Таунхаус купили в 2013 году, когда Махмудову-младшему было 29 лет.

До середины 2018 года он также владел долей в холдинговой компании 8-10 Dover Street, которой принадлежит модный лондонский бар-ресторан MNKY HSE. Состоятельной клиентуре в заведении подают блюда современной латиноамериканской кухни «в нетривиальной стильной атмосфере». В последнем по времени финансовом отчете компания указала, что в 2018 году имела материальные активы на 6,3 миллиона фунтов стерлингов.

В тот год акции Анара Махмудова в 8-10 Dover Street переоформили на адвоката Михаила Скордиса, который наряду с Махмудовым фигурирует в документах одной из кипрских компаний. Акции сменили владельца в тот же месяц, когда британское Управление по борьбе с преступностью представляло суду первый в практике «запрос о неочевидных источниках финансового состояния», поданный в отношении Замиры Хаджиевой — тещи Анара Махмудова.

Хаджиева жила в доме за 11,5 миллиона фунтов рядом с роскошным универмагом «Хэрродс». Как утверждается, в «Хэрродс» за десять с лишним лет она потратила больше 16 миллионов фунтов, причем шесть миллионов из них списали с кредитных карт, выпущенных азербайджанским госбанком. Председателя этого банка, ее супруга Джахангира Хаджиева, в 2015 году отправили в тюрьму за растрату. Хаджиева исчерпала все возможности опротестовать запрос силовиков и теперь должна объясниться насчет происхождения ее миллионов, иначе ее активы могут конфисковать.

🔗ЩЕДРЫЕ ВЛИВАНИЯ В СТАРТАПЫ

Махмудовы через свой взаимный инвестиционный фонд на Острове Мэн вливали миллионы в сомнительные компании:

● В 2014 году на Кипре появилась компания Salvare IP Limited с Наргиз Махмудовой в качестве бенефициарного собственника. Спустя месяц после этого в Великобритании юрист Анара Махмудова учредил другую компанию — Salvare Worldwide Limited. Последняя (ею, кстати, владела кипрская Salvare IP) якобы производила надувные спасательные плоты. В августе 2014-го Salvare Worldwide приобрела производственный цех в сельском районе графства Гэмпшир на деньги займа от Lloyds Bank. С октября 2014-го по май 2016 года компания получила от Britannia Group 715 348 фунтов. (На сегодня сайт компании не работает.)

● В 2015 году Анар Махмудов вложил финансы в Britannia Group Limited, которые пошли на покупку акций британского технологического стартапа iHOD Limited на сумму 5,56 миллиона фунтов. Стартап производит портативные водородные топливные элементы. По поводу сделки с акциями банковский служащий оставил примечание: «Я изучил ежегодную декларацию и финансовую отчетность iHOD. У меня этот платеж не вяжется с числом приобретаемых акций»."

Испания

Анар Махмудов впервые «засветился» в Испании в мае 2006 года, когда еще 22-летним юношей учредил Majorca Capas Group Investment. Потом он откроет здесь еще несколько компаний.

В последующие девять лет Анар Махмудов лично, а также через эти компании приобрел десятки объектов недвижимости на средиземноморском острове Мальорка, включая роскошные апартаменты, офисы, парковки, складские площади, магазины и отель.

В конце 2014 года он объединил значительную часть своей испанской недвижимости под крылом одной компании — Macent Invest Group, где был бенефициарным владельцем. Активы его первой испанской структуры, Majorca Capas, тоже перешли к Macent Invest Group.

Испанский реестр недвижимости не раскрывает стоимость проданных или купленных объектов. Впрочем, в своем последнем по времени финансовом отчете Macent Invest Group указала, что располагает активами стоимостью почти 33 миллиона евро.

Компания Dolunay SL, половина в которой принадлежит Macent Invest Group, сейчас выставила на продажу впечатляющего вида крестьянскую усадьбу XVII века вместе со 127 гектарами земли в муниципалитете Кальвия на Мальорке. Стоимость объекта — 15 миллионов евро.

Продавец просит за крестьянскую усадьбу Предио-Пагуэра 15 миллионов евро Фото: сайт Danarau Properties

Анар Махмудов — не единственный в его семье, кто вкладывал серьезные деньги в недвижимость на Мальорке. Его сестре Наргиз принадлежит одно из «зданий-близнецов» — это комплекс домов Касасаяс и Меноркина (Edifici Casasayas и Pensión Menorquina) в стиле модерн. Благодаря изысканному облику здания считаются памятниками культуры и архитектурными шедеврами. «Свой» дом Наргиз Махмудова купила в 2013 году за 4,1 миллиона евро, как следует из прошения о продаже здания историко-культурного значения.

Наргиз Махмудова владеет одним из двух зданий, составляющих знаменитый архитектурный ансамбль домов Касасаяс и Меноркина в Пальме-де-Мальорка Фото: Б. Рамон/Diario de Mallorca

🔗СЕМЕЙНЫЕ СВЯЗИ

В 2013 году женщина по имени Хураман Махмудова попросила одну из художниц с Мальорки проиллюстрировать книгу с детской сказкой. Художница рассказала OCCRP о том, что произошло, когда она взялась за этот заказ. (Она попросила не называть ее имени.)

Художница раньше не слышала о своей новой клиентке (ею была старшая дочь Эльдара Махмудова), но приняла ее предложение отправиться в Азербайджан, чтобы лучше узнать местный колорит и отразить его в рисунках для книги. Художница должна была в красках передать фантастические приключения четырех ребятишек, прообразами которых были теперь уже повзрослевшие дети Эльдара Махмудова.

В Баку, по словам художницы, ей почти ежедневно устраивали индивидуальные посещения музеев и достопримечательностей, она нередко сидела за чашкой чая вместе с Хураман или прогуливалась с ней (всегда в сопровождении охранников). Она бывала в доме бабушки и дедушки Хураман, где та вместе с братом и сестрой в детстве проводила лето.

Художница запаслась информацией и фотографиями героев своих иллюстраций, вернулась на Мальорку и начала рисовать. В следующий раз она увиделась с Хураман на Мальорке, где, как сказали ее дети, семья каждый год проводит «обязательный отпуск».

Презентация книги в Баку в марте 2015 года была обставлена с помпой. Для публики, в которой то здесь, то там мелькали иностранные дипломаты, организовали театрализованное представление на основе полного сюжета сказки. За спектаклем последовал банкет в прекрасном зале с мраморными полами, где Эльдар Махмудов произнес хвалебную речь о книге перед гостями — важными азербайджанскими чиновниками и их роскошно одетыми женами.

На фоне всей этой роскоши художница испытала шок, когда ей предложили гонорар гораздо ниже принятых в ее сфере расценок, хотя она долгие месяцы вручную создавала каждую иллюстрацию. По словам Хураман Махмудовой, деньги шли из ее кармана, и заплатить больше она, дескать, не могла. В прошлом году Махмудова просила художницу взяться за работу над еще одной книгой, но получила отказ.

Анар Махмудов — также владелец нескольких более ранних объектов инвестиций на испанском острове, хотя его прямое отношение к ним можно подтвердить только по состоянию на 2016 год. Он — бенефициарный владелец люксембургской компании Hotel & Resort Investment, которой принадлежит одноименная испанская компания. С 2001 года испанская компания владеет зданием, в котором находится фешенебельный отель, рядом с портом и стоянкой для яхт в Пальма-де-Мальорке. С 2003 года она также владелица расположенной рядом со зданием крытой парковки. В отчетности компании за 2018 год фигурируют активы на 4,1 миллиона евро.

🔗СЕМЕЙНЫЕ СВЯЗИ

Анар Махмудов — бенефициарный владелец четырех компаний в Люксембурге — финансовом центре, который умело притягивает деньги из-за рубежа. За исключением компании Hotel & Resort Investment SRL, открытой в 2001-м, остальные три — KONOCO.M, UTILICOM и GRAVITYLU — появились на свет в 2015 году, еще до того, как Эльдара Махмудова сняли с поста министра. Суммарные активы четырех компаний стоят 14,7 миллиона евро.

Фархад Рахимов, азербайджанский подданный с правом проживания во Франции, выступает как директор всех люксембургских компаний Махмудова. Кроме того, он регулярно фигурирует в делах сети компаний, связанных с отбывающим тюремный срок Джахангиром Хаджиевым, тестем Махмудова. Хаджиев, напомним, в прошлом глава государственного азербайджанского банка. В 2013 году Рахимов подписал документы от имени Berkeley Business Limited по рефинансированию сделки с частным самолетом за 42,5 миллиона долларов. В 2015 году Рахимов значился единоличным директором компании MRGC 2013 Ltd. Через нее приобретали один из объектов недвижимости Хаджиева — тот, в отношении которого среди прочих сейчас подан «запрос о неочевидных источниках капиталов». «Меня привлекли, чтобы реструктурировать [сделку], но это совпало с периодом, когда у семьи начались проблемы, и поэтому я вскоре оставил это дело», — заявил Рахимов журналистам в электронном письме.

По словам Рахимова, с Хаджиевыми и Махмудовыми он работал через люксембургскую компанию Fortrust Global. «Я был лишь номинальным директором в этих структурах, причем очень короткое время, и сложил полномочия сразу после того, как у этих семей возникли неприятности в Азербайджане, — также написал он. — Мое участие было очень недолгим, и я едва ли нес какую-либо ответственность». Рахимов признал, что консультировал семью Хаджиева по ряду сделок как независимый консультант или через его, Рахимова, компанию.

Хаджиеву суд вынес приговор за хищение более четырех миллиардов долларов из Международного банка Азербайджана.

Литва

Двигаясь по финансовому следу, журналисты обнаружили, что интересы семьи Махмудовых охватили и Литву, где они приобрели две компании, у которых вскоре появились внушительные капиталы.

В 2016 году Анар Махмудов, его сестра Хураман и их деловой партнер Хамид Аббасов стали владельцами небольшой литовской компании UAB Barkas LT, которая до того момента не имела серьезных активов.

Согласно отчету Barkas LT, на конец 2015 года чистая выручка от продаж составила 24 тысячи евро, а стоимость активов равнялась 48 890 евро. В феврале 2017 года новые владельцы изменили устав компании, включив в него новые виды деятельности, в том числе операции с недвижимостью, строительство, девелопмент и посреднические услуги, такие как брокеридж.

К концу 2017 года стоимость активов компании превысила 722 000 евро. Большую их часть составляли материальные активы (на сумму 413 223 евро), хотя реестр коммерческих предприятий Литвы не дает дополнительных подробностей.

В 2018 году рост активов Barkas LT продолжился — они стоили уже 1,17 миллиона евро. При этом в финансовой отчетности есть ссылка на данные за предыдущий год, но они не соответствуют цифрам 2017 года. Компания заявляла, что теперь занимается совершенно другим бизнесом — водо- и теплоснабжением и кондиционированием воздуха. Публичные данные также указывают на то, что у Barkas LT была лицензия на оптовую продажу алкоголя.

Всего за два года компания приобрела активов больше, чем на миллион евро, однако выручка от продаж за 2017 и 2018 годы в совокупности составила лишь порядка 60 тысяч евро.

Махмудовы инвестировали в еще одну литовскую компанию — White Cat, с активами которой тоже произошли чудеса. Купив компанию в середине 2017 года, Наргиз Махмудова и ее мать Тахира Махмудова переделали ее устав, добавив в качестве основного вида деятельности «консультации по коммерческим операциям с недвижимостью».

В конце того года компания уже располагала активами стоимостью 576 554 евро, что в 26 раз больше отчетной цифры за 2016 год. В отчете за прошлый год White Cat задекларировала активы на сумму 536 033 евро.

В документах на свои литовские компании все трое из младшего поколения Махмудовых, а также их мать заявили, что проживают в республике. Местом жительства они указали квартиру площадью 64 квадратных метра в многоквартирном доме на окраине Вильнюса. По официальным данным, построенная в 2002 году квартира стоит 73 500 евро.

В качестве своего официального адреса Махмудовы указали квартиру в этом доме на окраине Вильнюса Фото: Шарунас Черняускас/Siena.lt

Журналисты OCCRP связались с нынешней владелицей квартиры — молодой литовкой, которая приобрела это жилье в 2018 году (она просила не называть ее имя, чтобы оградить от беспокойств свою частную жизнь.) По ее словам, лично ни с кем из Махмудовых она никогда не встречалась, но подтвердила, что знала об официальной регистрации в квартире как минимум двух членов этой семьи. Как заявила владелица, она аннулировала те регистрационные записи, однако журналисты не смогли в этом удостовериться.

В Департаменте миграции Литвы журналистам OCCRP подтвердили, что Анару Махмудову, его матери и двум его сестрам в свое время выдали «золотые визы» — вид разрешения на жительство, который приковывает критические взгляды как несложный способ получить доступ в Шенгенскую зону Евросоюза. По информации Департамента миграции, чтобы запросить вид на жительство в статусе коммерсанта, иностранец должен инвестировать не менее 14 тысяч евро в акционерный капитал литовской компании.

«Инвестиционная схема» Махмудовых заработала примерно через восемь месяцев после того, как министр Эльдар Махмудов стал неугоден и был смещен. «Золотые визы» Махмудовым оформили в 2017 году. По словам должностных лиц Литвы, эти визы на сегодня аннулированы. Выданные Анару и Хураман Махмудовым разрешения на проживание истекли в 2019 году, и оба они ничего не предприняли, чтобы их продлить, как заявили в Департаменте миграции. Что касается Тахиры и Наргиз Махмудовых, то им разрешения на пребывание в Литве миграционный департамент отменил еще в 2018 году, так как, если верить представителям власти, они нарушили административные предписания. В департаменте не уточнили характер нарушения, но отметили, что разрешение на жительство могут аннулировать за ложную информацию о месте жительства или о коммерческой деятельности, или же если есть риск того, что миграция не имеет законных оснований.

Литовский директор обеих упомянутых фирм (Barkas LT и White Cat) Индре Корсаковене отказалась дать комментарий насчет них.

Азербайджан

Владелец британской юридической конторы Taylor Fordyce Рори Фордайс в декабре 2013 года направил налоговому консультанту официальное письмо, представляющее его клиента. Тема письма гласила: «Г-н Анар Эльдар Махмудов — Новый взаимный фонд». Налоговый консультант — британская Lawfords Consulting — перенаправила своего «новичка» в Cayman National, как она нередко делала и с другими клиентами.

Как указывал в письме Фордайс, Анару Махмудову нужен был взаимный инвестфонд, «чтобы вкладывать средства в компании, коммерческие проекты и приобретать недвижимость в Великобритании», однако фонд следовало открыть на имя его сестры Наргиз Махмудовой.

К письму прилагалось пояснение самого Анара Махмудова о происхождении его капиталов. Текст носил заголовок «Предыстория», а на самом листе вверху красовалась большая надпись курсивом: “Crystal Holding”.

«Старт бизнесу дала семейная встреча 10 января 1998 года, на которой обсуждали экономический бум в Азербайджане и приняли решение начать инвестировать в нефтяную инфраструктуру», — говорилось в пояснении.

Семья взяла кредит, чтобы открыть компанию Caspian Petrol — сначала она занималась перепродажей нефти, а позднее превратилась в сеть АЗС, сообщал Махмудов-младший. Затем Эльмира Махмудова (сестра Эльдара Махмудова, которую в СМИ упоминали как чиновницу азербайджанского МИД) в свою очередь стала инвестировать в строительство, производство продуктов и напитков и в сеть ресторанов Caspian Crystal.

Ресторан «Лорд» в ресторанном комплексе Crystal Plaza в Баку. Входит в сеть ресторанов Caspian Crystal Фото: Facebook

В 2006 году, как утверждалось в тексте, Эльмира Махмудова передала [свои] компании племяннику Анару Махмудову, который стал их «единоличным владельцем». В тот год Анар учился в бизнес-школе в Швейцарии (при этом официальная зарплата его отца была равна примерно 1350 евро в месяц).

История личного богатства продолжается сообщением о том, как в 2006 году новоиспеченный предприниматель затеял реструктуризацию и ребрендинг уже своих компаний.

Если верить пояснению, самым прибыльным для Анара Махмудова оказался импорт суперэлитных авто таких марок, как Land Rover, Jaguar, Maserati и Ducati. А в 2013 году он дал старт проекту Crystal Holding, чтобы объединить многочисленные компании из разных отраслей, связанных со спутниковой связью, парковками, ресторанным кейтерингом, строительством, изготовлением печатной продукции и операциями с бензином.

«Из представленной выше информации мы понимаем, что формирование Crystal Group заняло десять лет. Холдинг стал одним из самых активных игроков на азербайджанском рынке и готов инвестировать в любую иностранную компанию, которая оправдает вложения», — сказано в конце письма.

Однако юрист Анара и Наргиз Махмудовых, отвечая на запросы журналистов, иначе объяснил, откуда у них такие богатства.

По словам юриста, Анар Махмудов и его сестра унаследовали деньги, которые «их семья накапливала долгие годы, чему положил начало еще в XIX веке их предок предприниматель Аслан Ашуров».

Их «активы и коммерческие вложения должным образом зарегистрированы и задекларированы в соответствии с юридическими и регулятивными требованиями», как отметил юрист.

Сегодня в Азербайджане есть целый ряд компаний, которые связаны с Махмудовым, причем некоторые созданы еще в 1992 году, если верить презентационным материалам самой Crystal Group. Согласно материалам, примерный оборот части ключевых для Махмудова компаний, включая Caspian Crystal, Caspian Petrol и Indigo Publishing, в 2012 году достиг 65,9 миллиона долларов. Кроме того, исходя из тех же сведений, ориентировочные расходы двух других компаний Махмудова — A.I.F. Car Parking и Crystal Construction — в тот год составили 56,1 миллиона долларов.

В презентации также утверждалось, что все десять автоматических парковок, намеченных компанией A.I.F. к возведению в 2013 году, — заказ правительства. Там же упоминалось о госконтрактах для Crystal Construction на строительство правительственных зданий.

С уверенностью подтвердить заявления компании сложно, так как она не подает финансовую отчетность, а информация о госзакупках в Азербайджане очень скудная.

В следующем письме журналистам спустя недели юрист Махмудовых раскрыл чуть больше деталей — часть из них касалась вопросов об упомянутой презентации Crystal Holding 2013 года. «Выручка от госзаказов составляет в общем обороте компании менее двадцати процентов, ближе к десяти процентам», — заявил юрист. Эти сведения наряду с другими причинами заставили банк Cayman National сообщить о его азербайджанском клиенте надзорным органам с пометкой, что деньги на его счета, возможно, перетекли из бюджетных средств.

Одновременно Фордайс подтвердил: тестем Анара Махмудова действительно был Джахангир Хаджиев — тогдашний руководитель Международного банка Азербайджана. Об отце Махмудова, шефе службы нацбезопасности, речи не было.

Впрочем, как сообщил журналистам юрист, ему было известно об официальных должностях Махмудова-старшего, и не один год вместе с Lawfords он составлял «очень подробное уведомление об источниках средств, прилагая документы о праве собственности», которые касаются коммерческих операций Анара Махмудова. Фордайс отказался дальше комментировать дела своего клиента, а в Lawfords Consulting просьбу о комментарии и вовсе оставили без ответа.

Банковские счета в Cayman National открыли в марте 2014 года, а закрыли в июле 2016-го. Через документы утечки, словно через приоткрытое ненадолго окно, любопытно узнать о нюансах финансового состояния семьи и словесных декларациях ее членов.

В феврале этого года некто, назвавшись полным именем Анара Махмудова, задал вопрос на сайте Министерства налогов Азербайджанской Республики.

«Я, Махмудов Анар Эльдар-оглы, гражданин Республики Азербайджан, с 2015 года постоянно проживаю за границей и занимаюсь коммерческой деятельностью в стране своего проживания… Я не посещал Азербайджан с начала 2015 года», — гласит «вводная часть» записи.

«Вопрос: с учетом того, что с 2015 года я постоянный резидент другой страны, но остаюсь гражданином Азербайджана и никогда не имел иного гражданства, считаюсь я или нет налоговым резидентом Республики Азербайджан? Спасибо заранее за ответ».

Азербайджанские налоговики ответили, что задавший этот вопрос Анар Махмудов — больше не их «клиент».

Где он и его семья живут сейчас, неизвестно.

Над материалом также работали журналисты Finance Uncovered, Diario de Mallorca и британского отделения Transparency International.

Уточнение: изначальный текст статьи скорректировали, чтобы указать, что Эльдар Махмудов, возможно, потомок Аслана Ашурова по материнской линии.

Другие материалы по теме

We use cookies to improve your experience on our website. Find out more or opt-out. Accept