Конфликт интересов и одиозные клиенты: как устроен карибский бизнес Henley & Partners

Связанная с «планированием гражданства» компания Henley & Partners помогла группе высокорисковых клиентов получить паспорта карибского островного государства Сент-Китс и Невис. Она переводила деньги от соискателей гражданства в особый госфонд, который прекратил работу после того, как неудачно вложил капитал в два бизнеса, имевшие отношение к директору Henley.

Главное из расследования

  • Занятая «рекламой» и оформлением паспортов Сент-Китс и Невис компания Henley & Partners сыграла ключевую роль в создании фонда, который инвестировал крупные суммы от претендентов на гражданство в проекты, призванные улучшить жизнь населения острова.
  • Однако этот фонд, известный как SIDF, неудачно вложил деньги в компанию, которой владел компаньон главы Henley. По мнению активистов финансовой прозрачности, та ситуация выглядела как прямой конфликт интересов.
  • Также SIDF инвестировал в увязший в долгах проект элитного курортного комплекса, связанный с тем же компаньоном.
  • Работая в Сент-Китс и Невис, Henley помогала с заявками на гражданство людям, известным как мошенники и вероятные преступники.

В карибском островном государстве Сент-Китс и Невис, у подножия дремлющего вулкана, в окружении 160 гектаров тропического леса и полей, где выращивают органически чистую продукцию, расположился курортный комплекс The Belle Mont Farm. Фруктовые деревья с табличками «можно рвать» выстроились вдоль «самого приятного в мире для ощущений» поля для гольфа и возле фешенебельных вилл с роскошным видом на море, в которых день пребывания стоит до 875 долларов.

Этот комплекс для элитного отдыха находится на плодородной земле, когда-то занятой сахарным тростником. Поэтому весьма символично, что Belle Monte стал одним из первых инвестпроектов местного фонда, известного как Фонд по диверсификации сахарной промышленности (Sugar Industry Diversification Foundation, SIDF). Принадлежащий одному из банков фонд появился в 2006 году с целью снизить зависимость островной экономики от экспорта сахара. В фонд шли деньги, которые богатые люди, желавшие получить местный паспорт, платили властям Сент-Китс и Невис — их крупные вложения в SIDF как раз давали право претендовать на гражданство.

Комплекс Belle Mont Farm — часть большого туристического проекта Kittitian Hill, под который с 2010 по середину 2013 года SIDF выделил больше 7,9 миллиона долларов. Деньги поступили через холдинговую структуру проекта — компанию Belmont Resorts. SIDF столь активно вкладывал средства в Belmont, что к 2010 году был основным акционером компании.

Однако инвестиции себя не оправдали. По проекту Kittitian Hill в 2013 году должны были открыться сразу несколько отелей, жилых комплексов и ресторанов. Однако к 2020 году удалось достроить лишь Belle Mont Farm. Холдинговая компания накопила массу долгов, а сдачу объектов Kittitian Hill раз за разом откладывали.

В 2016 году премьер-министр Сент-Китс и Невис Тимоти Харрис раскритиковал слишком рискованную связь SIDF с забуксовавшим проектом. По его словам, «не предполагалось участие [фонда] в гостиничном бизнесе». Но это был не единственный просчет фонда, и к 2014 году, несмотря на все обещания, вклад SIDF в экономику стал снижаться. В 2017 году власти острова запретили претендентам на гражданство делать вложения в SIDF.

Совместное расследование OCCRP и Фонда имени Дафны Каруаны Галиции выявило множество корпоративных документов, электронных писем и контрактов, которые показывают, как два из самых громких инвестиционных провалов SIDF были связаны с главой Henley & Partners — фирмы, которая запустила и курировала в Сент-Китс и Невис программу «золотых паспортов». Henley сыграла важную роль и в самом создании SIDF, организованном с учетом условий контракта между этой компанией и властями.

Поток средств от SIDF по идее должен был улучшить жизнь в Сент-Китс и Невис, но в итоге именно население острова оказалось в проигрыше от его ошибок. При этом нельзя сказать точно, в какой степени Henley или ее директор Кристиан Кэлин ответственны за эти просчеты.

В своем заявлении Henley & Partners подчеркнула, что она сама и ее директор Кэлин всегда «четко соблюдали законы и предписания тех юрисдикций, где работали раньше или работают сейчас». Также там заявили, что компания «принесла большую финансовую и общественную пользу» как в Сент-Китс и Невис, так и в других точках Карибского региона.

В Henley себя называют компанией по «планированию гражданства» и лидером глобальной индустрии программ «гражданство за инвестиции», годовой оборот которой, как утверждается, составляет порядка 25 миллиардов долларов. Компания участвует в схемах «инвестиционного гражданства» более чем в десятке стран, включая такие, как Мальта, Черногория и ряд карибских юрисдикций.

В Сент-Китс и Невис продажа «золотых паспортов» стала для местного правительства важным источником доходов. Но у этой схемы обнаружилась и оборотная сторона. Регуляторы США и Канады выражали беспокойство насчет того, что гражданство могут приобрести обвиняемые в преступлениях или люди из санкционных списков. OCCRP нашел данные подобных клиентов в утечке документов из Henley.

Активисты, выступающие за повышение прозрачности, говорят, что коррупционные риски программ «инвестиционного гражданства» часто перевешивают экономические выгоды от них.

«“Золотые визы” и “золотые паспорта” — это широкий “запасной вход” для грязных денег в любую страну», — утверждает Сюзан Хоули, исполнительный директор британской НКО “Spotlight on Corruption”.

«Почти нет доказательств того, что такие схемы обеспечивают ощутимые долгосрочные инвестиции в экономику, если не считать точечных покупок люксового имущества. При этом они создают поле для серьезных злоупотреблений со стороны аферистов, клептократов и оргпреступности».

Гражданство на продажу

Кристиан Кэлин известен как Паспортный Король — его считают автором программ «гражданство в обмен на инвестиции». Благодаря им богатые люди из разных стран могут получить паспорта таких государств, как Кипр и Мальта.

Федерация Сент-Китс и Невис запустила программу «гражданство за инвестиции» в 1984 году, но до появления в стране Henley ее результаты были едва заметны. Есть данные о том, что, к примеру, в 2005 году в Сент-Китс и Невис продали всего шесть паспортов.

В 2006 году Henley подписала с местным правительством пятилетний контракт, по которому получала 20 тысяч долларов за каждого участника программы. Чтобы претендовать на паспорт, нужно было сделать взнос в фонд SIDF или инвестировать в недвижимость на островах.

Henley получила эксклюзивные права на рекламу и оформление заявок по опции «гражданство в обмен на взнос в SIDF». В контракте Henley от 2006 года прописали такие варианты взносов: 250 тысяч долларов для заявителей максимум с тремя иждивенцами, 300 тысяч для заявителей максимум с пятью иждивенцами и 400 тысяч для тех, у которого шесть и более иждивенцев. Со временем размер взносов менялся. Судя по внутренним документам, Henley брала с клиентов и солидную комиссию за оформление заявок — от 35 тысяч до 70 тысяч долларов в зависимости от объема взноса.

По условиям контракта Henley с правительством комиссионные не облагались налогом.

Экс-премьер Сент-Китс и Невис Дензил Дуглас, который и пригласил Henley в страну, сказал, что эти деньги фирма брала в том числе за маркетинговые расходы на программу.

В последние годы злоупотребления при продаже «золотых паспортов» привлекли внимание СМИ и регулирующих органов. На Кипре и Мальте такие нарушения оказались самыми вопиющими. В 2020 году Европейская комиссия обвинила обе страны в «подрыве фундаментальных принципов гражданства Евросоюза». С 2013 года программу «золотых паспортов» на Мальте курировала Henley, но, как сообщалось, в 2020-м она прекратила эту работу.

В марте члены Европарламента призвали запретить странам — членам ЕС продавать гражданство.

Такую же программу на Кипре свернули в 2020 году, когда журналисты «Аль-Джазиры» уличили местных чиновников в готовности помочь с гражданством человеку, который выдал себя за богатого клиента с преступным прошлым. В прошлом году назначенная кипрскими властями следственная комиссия выяснила, что более половины паспортов в рамках программы выдали нелегально.

Судя по полученной OCCRP внутренней документации Henley, на Карибах у ряда клиентов компании тоже было сомнительное прошлое. В их числе предприниматель под санкциями, одиозный банкир, человек, уклоняющийся от санкций, а также персона, связанная с отмыванием денег, несколько предполагаемых мошенников и влиятельные политические фигуры.

Эксперт по борьбе с отмыванием денег из Transparency International Майра Мартини считает, что преступники и другие сомнительные лица могут приобретать второй паспорт, «чтобы уклоняться от санкций, получать доступ к финансовому рынку и даже скрываться от правосудия, как мы уже видели на примере многих коррупционных скандалов».

Как указала Мартини, индустрия получения гражданства за инвестиции как следует не регулируется, поэтому ее участники обязаны изучать историю клиентов через «серьезные механизмы проверки». По ее словам, конечная ответственность здесь лежит на властях, однако от фирм вроде Henley & Partners, реализующих эти программы, важно требовать соблюдения «антиотмывочных» законов и норм по борьбе с коррупцией.

«Они должны подчиняться тем же правилам, что и банки, риелторы, юристы и бухгалтеры в большинстве стран, — уверена Мартини. — Сейчас этого не происходит».

В свою очередь в Henley заявили, что «ответственность за финансовую проверку и организационно-правовые вопросы», связанные с участниками программы, несет правительство Сент-Китс и Невис. В компании заверили, что у нее было «поразительно мало проблемных случаев, если учесть огромное число заявок, которые пришлось обрабатывать на протяжении многих лет». Если верить Henley, Кэлин всегда соблюдал действующие законы и требования.

«Все заявки проходили строгую комплексную проверку… которую вели уважаемые международные экспертные организации», — утверждает в свою очередь экс-премьер Дуглас.

Контракт Henley с властями Сент-Китс и Невис закончился в августе 2013 года, однако злоупотребления вокруг схемы «золотых паспортов», за которую она отвечала, не остались незамеченными. В мае 2014 года FinCEN (Сеть по борьбе с финансовыми преступлениями, подразделение Минфина США) предупредила финансовые организации о том, что нарушители закона, в частности граждане Ирана, через паспортную программу пытались «скрыть свою личность и страну происхождения, чтобы обойти американские и международные санкции или совершить иные финансовые преступления».

В ноябре 2014 года правительство Канады расторгло соглашение с Сент-Китс и Невис о безвизовом режиме. Поводом стали опасения по поводу «выдачи паспортов и обеспечения идентификационных процедур» в рамках программы.

После предупреждения FinCEN и решения Канады были отозваны «золотые паспорта», оформленные между 2010 и 2014 годами, если в них не указывалось место рождения и не было отметок о смене имени владельца.

По словам экс-премьера Дугласа, идея не указывать в паспортах место рождения поступила от Henley. В компании это заявление назвали ложью.

«В правительстве серьезно обсуждали предложение Henley & Partners убрать место рождения из паспорта, — написал Дуглас OCCRP. — Нас заверили, что это важно для удобства претендентов на гражданство».

При этом в Henley говорят, что все было наоборот: «Мы неоднократно советовали правительству воздержаться от этого шага. К сожалению, наш совет проигнорировали».

Взлет паспортного бизнеса

Меры США и Канады в 2014 году не могли не сказаться на продажах «золотых паспортов». Однако до этого Henley почти десять лет успешно «популяризировала» в мире гражданство Сент-Китс и Невис. Мощный толчок программа получила в 2009 году, когда Сент-Китс и Невис подписала с Евросоюзом соглашение о безвизовом режиме. По сообщениям СМИ, к декабрю 2015 года государство выдало почти 12 500 паспортов по программе «гражданство за инвестиции».

Поскольку в случае одобрения гражданство получали и члены семьи заявителя, за последние 15 лет в рамках программы оформили, возможно, порядка 50 тысяч новых паспортов. По словам Дуайера Астафана, бывшего министра Сент-Китс и Невис, это практически равно численности коренного населения страны.

🔗Опора на местные силы

В Сент-Китс и Невис Henley помогал бывший местный политик Венделл Лоуренс. Его отношения с Henley начались с подготовки к перезапуску программы «инвестиционного гражданства».

В свое время Лоуренс 16 лет был министром финансов Сент-Китс и Невис, а потом работал послом и финансовым консультантом правительства. До 2015 года он также входил в совет директоров Восточно-Карибского Центрального банка — главного денежного регулятора в этой части Карибов.

Со временем Henley стала опираться на Лоуренса во многих вопросах. Судя по внутренним документам компании, он тесно сотрудничал с Кэлином, когда реформировали и перезапускали программу «золотых паспортов». После того как обновленная программа заработала в 2006 году, Henley сделала Лоуренса своим местным представителем. Он получал по 5000 долларов за каждую заявку плюс комиссионные за каждого клиента, который выбирал ускоренное оформление.

Лоуренс зарегистрировал собственную компанию Caribbean Governance Consultants (CGC) как финансовый консультант с лицензией на работу в паспортной программе. Как видно из внутренних документов, Henley пользовалась ее банковским счетом, чтобы перечислять госпошлины за заявки на гражданство. В 2012 году на счет CGC поступило 1,32 миллиона долларов, причем и Лоуренс, и Henley заявили, что это нормальная практика. Как сказал Лоуренс в беседе с OCCRP, его компания «получала деньги от зарубежных клиентов и агентов… и платила установленные пошлины правительству от их имени».

Лоуренс подготовил для Henley сотни успешных заявок, большинство из которых предполагали взносы в SIDF. Ему за это щедро платили: судя по документам, в 2011–2012 годах он получил от Henley более 2,5 миллиона долларов за заявки со взносами в SIDF, и еще 300 с лишним тысяч долларов он потребовал за заявителей, приобретавших недвижимость.

По утверждению Лоуренса и Henley, такие расценки за услуги соответствуют рыночным. При этом они не согласились с тем, что Лоуренс пользовался своим влиянием или политическими связями, чтобы помочь Henley.

«Я внимательно следил за тем, чтобы мои услуги кому-либо из клиентов не создавали конфликта интересов по отношению к другим клиентам, включая правительство», — сказал Лоуренс.

Хотя официальной статистики на этот счет нет, общедоступные данные указывают на то, что до 2011 года большинство участников программы платили за новое гражданство, делая взносы в SIDF.

Число заявок на паспорт Сент-Китс и Невис росло, и очень скоро SIDF имел в распоряжении миллионы долларов. В 2013 году доходы фонда обеспечили примерно 12 процентов ВВП страны. По данным МВФ, после того как в 2005 году правительство свернуло производство сахара, поступления от паспортной программы помогли поддержать экономику страны.

В то же время регулярно звучали сомнения насчет эффективности управления SIDF. МВФ несколько раз указывал фонду на недостаточную открытость в работе. Так, в докладе от сентября 2014 года МВФ рекомендовал ему «серьезно скорректировать процедуры отчетности, чтобы повысить прозрачность операций». В 2016 году власти Сент-Китс и Невис привлекли аудиторов, чтобы проверить эффективность управления фондом, но отчет об этом так и не опубликовали. В докладе Госдепартамента США от 2017 года особо отмечено, что жители Сент-Китс и Невис обеспокоены «отсутствием должного финансового контроля как над Sugar Industry Diversification Foundation (SIDF), так и над Программой получения гражданства за инвестиции (CIP)».

Майра Мартини из Transparency International полагает, что из-за неясности по поводу того, как SIDF распоряжался деньгами, сложно понять, действительно ли программа приносила пользу жителям Сент-Китс и Невис.

В своей речи в парламенте в декабре 2016 года нынешний премьер-министр Сент-Китс и Невис Тимоти Харрис сказал, что не было полного отчета насчет доходов SIDF, и эти средства инвестировали нерационально.

«Очень большую часть средств, размещенных в SIDF, тратили на продолжение проектов с недоказанной экономической целесообразностью, — сказал Харрис. — Сомнения также вызывала способность этих проектов помочь диверсификации или росту экономики».

Бывший премьер, Дуглас, всячески подчеркивает, что SIDF действовал автономно. «Правительство не имело права давать указания SIDF насчет расходования денег и состава правления», — сказал Дуглас в беседе с OCCRP. Henley также опровергла, что оказывала какое-либо влияние на SIDF.

Новое расследование OCCRP рассказывает о двух самых показательных авантюрных решениях SIDF, о которых говорил Харрис. Первый пример — это покупка SIDF холдинговой компании Belmont Resorts, задумавшей курортный проект Kittitian Hill. Второй — инвестиции фонда в фирму — провайдера элитных туристических услуг, которой владел молодой бизнесмен из Швейцарии, компаньон Кэлина.

Связь через Кэлина

Патрик Лиотар-Фогт, наследник корпорации Nestle и деловой партнер Кэлина, в 2012 году подал заявку на получение паспорта Сент-Китс и Невис через компанию Henley. К заявке нужно было приложить рекомендательное письмо, и он попросил Кэлина составить его.

«Нас с [Лиотар-Фогтом] давно связывают профессиональные и личные отношения, — написал Кэлин в апреле 2013 года в письме, которое попало к журналистам OCCRP. — Нет никаких сомнений в том, что источник значительного состояния семьи Лиотар-Фогт и Патрика в частности абсолютно прозрачен».

В том же году Лиотар-Фогт получил паспорт островного государства.

Наследник Nestle рассказал OCCRP, что у него с Кэлином дружеские отношения. «Нас познакомил общий друг, так что я знаю его достаточно давно. Он удивил меня проницательностью и пониманием вещей».

Но кроме этого Кэлин и Лиотар-Фогт с 2012 года связаны бизнесом: в том году Кэлин стал членом правления швейцарской компании Лиотар-Фогта ASW Capital AG . Также Кэлин был вице-президентом благотворительного фонда в Цюрихе, возглавляемого Лиотар-Фогтом.

Вместе им удалось привлечь инвестиции почти на 1,2 миллиона долларов от фонда SIDF, который купил акции ASW Capital на эту сумму. Именно Кэлин дал ход этой сделке.

«Кэлин как член совета директоров ASW Capital AG официально представил меня руководству SIDF», — рассказал журналистам Лиотар-Фогт. По его словам, ASW сделала предложение SIDF, и там согласились вложить деньги.

Однако, как указала Майра Мартини из Transparency International, тот факт, что Кэлин одновременно был членом правления ASW и главой Henley, которая тесно сотрудничала с SIDF по линии продажи «золотых паспортов», «мог представлять серьезный конфликт интересов», если говорить о посредничестве в инвестициях фонда в ASW.

«При недостатке прозрачности нет и четких ориентиров по поводу того, как использовать финансы. При этом есть близкие к власти люди, которые могут извлечь из этого выгоду или повлиять на решения», — добавила Мартини.

🔗Расширение “маленького мира”

Компания ASMALLWORLD («Маленький мир»), которая позиционирует себя как «ведущее в мире сообщество для путешествий и стильного образа жизни», представлена в нескольких мегаполисах планеты и предлагает индивидуальную организацию поездок, а также услуги в сфере путешествий и ночной жизни класса люкс.

Лиотар-Фогт приобрел эту компанию в 2009 году в возрасте 25 лет у одиозного голливудского киномагната Харви Вайнштейна. В 2010 году Лиотар-Фогт хвастался изданию HuffPost о том, что подошел к Вайнштейну на вечеринке в Каннах и сказал, что хочет купить его компанию.

«Тебе придется прийти с кучей денег, которых, мне кажется, у тебя нет», — отреагировал, по словам швейцарца, Вайнштейн.

«А я думаю, у меня их раз в десять больше, чем у вас», — ответил на это со смехом Лиотар-Фогт.

Когда ASMALLWORLD переделала сайт и заработала в обновленном формате в 2013 году, она стала предлагать новым членам бесплатную недельную поездку для двоих в Kittitian Hill.

«Мы хотели привлечь состоятельных любителей путешествий и потенциальных покупателей недвижимости в Сент-Китс. Для Kittitian Hill затрат никаких не было, — сказал Лиотар-Фогт журналистам OCCRP. — Причем предложение действовало “только при наличии свободных мест”».

Журналистам OCCRP Лиотар-Фогт сказал, что покупка акций фондом SIDF была «финансовой и стратегической инвестицией. Цель состояла в том, чтобы через ASW повысить известность Сент-Китс в мире с помощью мероприятий, рекламы в интернете и так далее».

A group of people from a 'Winter Weekend' event
Фото: Janluescher/CC BY-SA 4.0 Фото с мероприятия Winter Weekend («Зимний уик-энд»), организованного принадлежащей Лиотар-Фогту компанией ASMALLWORLD, которая занимается элитным туризмом и услугами по налаживанию деловых связей

Однако, судя по финансовой отчетности, для SIDF покупка акций обернулась неудачей. Согласно документам 2014 года, руководство SIDF сочло вложенные в ASW средства «невозмещаемыми», и их списали.

Нынешний премьер-министр Сент-Китс и Невис Харрис в обращении к парламенту в 2016 году раскритиковал инвестиции SIDF в ASW, сказав, что «эти деньги, по сути, просто подарили, не объяснив почему».

Однако Лиотар-Фогт категорически не согласен с оценкой Харриса. По его словам, SIDF даже не заявила прав на акции, приобретенные у ASW.

«[Это] очень странная ситуация. Мы много раз пытались с ними связаться, — сказал Лиотар-Фогт. — Я не понимаю, почему они списали эти средства… Мы держим акции для SIDF и готовы были передать их с момента сделки».

В SIDF на просьбу о комментарии не ответили.

В свою очередь в Henley заявили, что ни сама она, ни Кэлин никак не влияли на решение SIDF инвестировать в ASW Capital. По мнению компании, не было никакого конфликта интересов, из которого Henley или Кэлин могли извлечь выгоду.

«Проект с привкусом политики»

По словам Тимоти Харриса, крупнейшей инвестицией SIDF в частный сектор стали вложения в курортный проект Kittitian Hill. К 2011 году фонду принадлежали 90 процентов холдинговой фирмы Belmont Resorts, которая создавала этот проект.

Это стало новой возможностью заключить запутанную сделку с SIDF для одного из уже знакомых нам швейцарцев — партнеров по бизнесу. Добившись инвестиций в ASW, Лиотар-Фогт решил избавиться от Kittitian Hill, приобретя в середине 2013 года долевое участие SIDF в компании Belmont и ее долговые обязательства.

Однако через два года Kittitian Hill вновь оказался в руках SIDF. Причины этой «обратной продажи» остаются неясными. Как объяснил журналистам OCCRP швейцарец, проект Kittitian Hill был «очень политизированным».

Еще более туманной ситуацию делал тот факт, что за несколько лет до этого владельцем проекта чуть не стала компания Henley.

Согласно документам, в Henley планировали приобрести Kittitian Hill в 2009 году, однако сделку так и не завершили. В 2010 году в качестве покупателя внезапно возник SIDF, получивший контрольный пакет акций Belmont Resorts.

«Я сделал выбор в пользу SIDF вместо [Henley], поскольку фонд больше подходил как инвестор», — сказал основатель компании Belmont Вэл Кемпаду.

Однако, по мнению Henley, инвестициями SIDF в проект Kittitian Hill «распорядились неэффективно».

🔗Заем Henley и покупка без продолжения

Судя по внутрикорпоративной переписке, в апреле 2009 года Henley учредила на Британских Виргинских Островах компанию E.C.L. Investments Limited, чтобы предоставить владелице Kittitian Hill, холдинговой компании Belmont Resorts, «оборотный капитал»”.

Вэл Кемпаду рассказал журналистам, что в 2008 году акционеры Belmont хотели продать свои доли из-за финансового кризиса. «После долгих переговоров Henley открыла ECL как “целевую компанию” для того, чтобы выкупить доли других акционеров и инвестировать в Kittitian Hill».

Согласно документам, ECL согласилась выдать Belmont заем в 250 тысяч долларов при условии, что получит возможность выкупить контрольный пакет акций, о чем свидетельствует соглашение о займе (есть в распоряжении OCCRP).

Согласно отдельному решению акционеров Belmont, четыре компании, владевшие Belmont, собирались продать ECL акции трех из них — в общей сложности 60 процентов — за 5,4 миллиона долларов.

Однако в Henley сообщили OCCRP, что соглашение лишь рассматривалось, но его так и не заключили.

Поглощение со стороны Henley могло бы иметь смысл, ведь компания имела договор с Belmont с 2008 года. По его условиям Henley ориентировала своих клиентов на покупку недвижимости в Kittitian Hill, а Belmont предлагала своим подавать заявки на гражданство через Henley. Henley причиталась 6-процентная комиссия с каждого проданного объекта, а Belmont получала 20 процентов от комиссионных Henley за привлечение желающих получить гражданство через инвестиции. Копия договора также есть в распоряжении журналистов.

«Компания Henley не купила акции Belmont Resorts, ведь мне удалось уговорить SIDF вложиться в проект», — сказал Кемпаду.

Из отчетности ECL Investment видно, что выделенный для Belmont Resorts заем в 250 тысяч долларов оставался непогашенным по меньшей мере до 2013 года, когда его переоформили на Henley Pearson Richfield Holdings, Inc — материнскую компанию и на тот момент основного акционера Henley & Partners Holdings PLC.

Кемпаду рассказал журналистам, что в 2017 году, когда он ушел из Belmont, право на этот долг по-прежнему принадлежало Henley Pearson Richfield Holding. Однако, как заявили в Henley, заем в 250 тысяч долларов в итоге списали. Подробностей компания не сообщила.

Согласно финансовому отчету SIDF за 2011 год, фонд заплатил почти 14,6 миллиона восточнокарибских долларов (тогда примерно 5,4 миллиона долларов США) за более чем 60 процентов акций Belmont. В июле 2011 года, по данным того же отчета, SIDF приобрел еще 29,58 процента акций Belmont и в итоге стал владельцем доли в 90 процентов.

Однако участие фонда в этом проекте было недолгим.

Из другого финансового отчета SIDF следует, что в июле 2013 года фонд подписал «транзакционное соглашение» с панамской компанией REP Caribbean Development Corp, принадлежащей Лиотар-Фогту; ее зарегистрировали всего за несколько месяцев до этого, в апреле 2013-го. В результате сделки фонд смог продать свои 90 процентов акций Belmont за 20 миллионов американских долларов.

По словам Лиотар-Фогта, покупная цена не отражает всей выгоды для SIDF. «Операция была организована так, чтобы SIDF не оказался в проигрыше», — объяснил Лиотар-Фогт.

Однако, как видно из финансовой отчетности SIDF, Kittitian Hill вернули фонду в июле 2015 года, после того как компания Лиотар-Фогта «допустила дефолт по своим обязательствам».

Лиотар-Фогт вновь не согласился с мнением другой стороны. Он заявил, что никакого дефолта не было, а его компания просто заключила с фондом «соглашение о разделении». По его словам, успеху проекта Kittitian Hill мешали политические интересы.

«[Kittitian Hill оказался] “на линии огня” между правительством и оппозицией», — сказал Лиотар-Фогт. — У Kittitian Hill никогда не было шанса на реализацию без влияния со стороны, и по причинам, не связанным с бизнесом, принимались определенные решения… Прекратить сотрудничество стало логическим следствием».

Детали «соглашения о разделении» неизвестны, однако Лиотар-Фогт все так же участвует в проекте: «Kittitian Hill по-прежнему представляет для меня большой финансовый интерес, и я надеюсь, что проект в итоге будет успешным», — сказал он.

Нынешние власти Сент-Китс и Невис и компания Belmont Resorts Ltd не ответили на неоднократные запросы о комментариях.

Незапланированный уход

Контракт Henley с властями Сент-Китс и Невис истек в середине 2013 года, и на острове отказались его продлевать. Это стало неожиданностью, ведь Henley была серьезным игроком в местной политике при тогдашнем правительстве Дензила Дугласа. Есть данные о том, что в 2010 году она даже помогла спонсировать кампанию Дугласа по переизбранию на пост премьера. Впрочем, это вписывалось в общую стратегию Henley по продвижению во власть удобных для нее карибских политиков.

«В 2013 году правительство поняло, что важно придать программе “инвестиционного гражданства” новый импульс и поддержать или ускорить ее развитие за счет свежих маркетинговых идей. Этим и объяснялось решение найти замену Henley & Partners», — сказал в общении с OCCRP экс-премьер Дуглас.

Судя по переписке в компании, она была недовольна таким поворотом и попросила плату за все заявки на гражданство, поданные до окончания ее контракта в августе 2013-го. Подписав в декабре 2014 года соглашение о расторжении договора с Henley, правительство согласилось выплатить ей полтора миллиона долларов за заявки, которые не успели до конца оформить.

И Henley, и Дуглас заявили, что платеж был необходим, поскольку включал в себя комиссионные за заявки, переданные властям, когда контракт компании еще действовал. Но, видимо, деньги не полностью устроили Henley, так как она утверждала, что «не получила всего, на что могла по праву претендовать».

В начале 2015 года, после двух десятилетий в кресле премьера, Дуглас проиграл выборы. Его сменил Тимоти Харрис, бывший до 2013 года министром в его Кабмине. Уже вскоре новые власти назначили в SIDF новый консультативный совет, а также наняли аудиторов из Ernst & Young — проверить операции фонда. Отчет о той проверке не публиковали, и журналистам не удалось достать его копию.

SIDF по-прежнему поддерживает свой сайт, при этом сам фонд, по словам одного экс-министра, сейчас «не ведет деятельности». Последний финансовый отчет SIDF датирован 2016 годом. В 2017 году правительство решило забрать у фонда функцию приема взносов от соискателей гражданства, и этим теперь занимается фонд помощи пострадавшим от ураганов.

В том же 2017 году Вэл Кемпаду ушел из Belmont. После этого, насколько известно, единственным инвестором Kittitian Hill остался Лиотар-Фогт. Судя по последнему финансовому отчету, на 2016 год SIDF владел 90 процентами акций Belmont. По словам Кемпаду, к 2017 году на курортный проект было истрачено порядка 185 миллионов долларов. По информации от премьера Харриса, участие в проекте обошлось фонду в 28 с лишним миллионов долларов. В SIDF не ответили на вопросы насчет того, кто сейчас владеет Kittitian Hill.

Другие материалы по теме

Recent stories

Subscribe to our weekly newsletter!

And get our latest investigations on organized crime and corruption delivered straight to your inbox.

OCCRP needs your input!
We’re updating our website and would appreciate your feedback through a 45-minute chat! As a thank you, participants will receive 6 months of free access to our Accomplice program. Fill out this short form if you’re interested.
Give feedback