По ту сторону турецкой дружбы Трампа: олигархи, мошенники и многомиллионная лоббистская сделка

За день до инаугурации Дональда Трампа, во время ланча в вашингтонском отеле «Уотергейт», иностранное государства попыталось наладить связи с новой американской администрацией.

Впервые лицом к лицу свои интересы обсуждали министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу и влиятельный лоббист Брайан Баллард — тогдашний вице-председатель инаугурационного комитета Трампа.

На встрече также были два ее организатора. Один из них — колоритный флоридский бизнесмен Лев Парнас, чьи закулисные дела в Украине без малого через три года обернутся импичментом для Трампа. Другой — турецко-азербайджанский магнат транспортной отрасли Мубариз Мансимов, ныне подсудимый в Турции по делу о терроризме.

Та доселе неизвестная беседа 19 января 2017 года стала ключевой в наведении прочных мостов между администрациями Трампа и его турецкого коллеги Реджепа Тайипа Эрдогана. Пожалуй, это пример самого успешного зарубежного лоббирования за все президентство Трампа — большое дело, если вспомнить, что с самого начала его правительство преследуют скандалы из-за попыток иностранного влияния.

В «Уотергейте» обсуждали идеи, которые позже превратятся в контракты на миллионы долларов за лоббирование в США интересов Турции и ее лидера Эрдогана — ярого приверженца ислама. Одному из посредников той встречи, Льву Парнасу, она тоже сулила финансовую отдачу. При этом в компании Балларда Ballard Partners журналистам ответили заявлением о том, что темы лоббирования тогда якобы не обсуждались.

«Там была масса турецких охранников, — рассказал потом в интервью Парнас. — Дело было в маленьком ресторане. Мы зашли внутрь, Чавушоглу сидел там еще с парой видных людей из Турции».

«Мубариз представил Брайана Балларда как “человека номер один среди ребят Трампа”», — передал Парнас слова о самом главном сборщике средств для кампании Трампа. Флоридца Балларда издание Politico окрестило «самым могущественным лоббистом в Вашингтоне времен Трампа».

На фоне возникших в итоге теплых «межправительственных» отношений чиновники администрации Трампа (да и сам президент) принимали решения, которые, по мнению озадаченных советников, ставили интересы Эрдогана выше интересов Америки.

В опубликованных не так давно мемуарах экс-советник Трампа по нацбезопасности Джон Болтон уделил место «бромантическим» отношениям двух президентов.

Но, как выяснило расследование OCCRP, Courthouse News Service и NBC News, за этой взаимной симпатией скрывалась менее заметная история, в которой присутствуют связанные с Россией олигархи, люди, которых считают мошенниками, и ключевые действующие лица «украинского скандала», обернувшегося импичментом для Трампа.

🔗Лев Парнас — фигурант истории, повлекшей импичмент Трампа

Лев Парнас и его деловой партнер Игорь Фруман — ключевые персонажи закулисной схемы с целью раздобыть компромат в Украине. Однако «тайная операция» аукнулась президенту Трампу импичментом, который в прошлом декабре ему объявили в палате представителей конгресса США (потом, правда, Сенат снял с него претензии).

С конца 2018 года Парнас и Фруман вместе с личным адвокатом Трампа Руди Джулиани и рядом украинских прокуроров и предпринимателей старались раздуть дезориентирующие обвинения в злоупотреблениях в адрес нынешнего конкурента Трампа на выборах 2020 года Джо Байдена и его семьи. Трампу объявили импичмент после того, как заявитель о коррупции сообщил детали телефонного звонка Трампа президенту Украины Владимиру Зеленскому с настойчивым требованием Трампа возбудить расследование.

Парнаса и Фрумана арестовали в минувшем октябре, их ждет суд. Согласно федеральным обвинениям, они тайно перевели Республиканской партии сотни тысяч долларов в виде нелегальных взносов на предвыборную кампанию. Ни Парнас, ни Фруман своей вины не признают. В минувший четверг федеральные власти добавили в дело Парнаса обвинения в мошенничестве.

Как выяснили журналисты, Турция наводила нужные ей мосты во многом благодаря когорте бизнесменов и олигархов из разных стран, по большей части связанных с бывшими республиками СССР. Примечательно, что почти все они либо уже в тюрьме, либо обвинены в тяжких уголовных преступлениях.

Контракты на оказание лоббистских услуг заключали при помощи Парнаса, Мансимова, а также Фархада Ахмедова, который в особом списке Министерства финансов США указан как российский олигарх, тесно связанный с президентом Владимиром Путиным. Ни Мансимов, ни Ахмедов не ответили на просьбы о комментарии.

Среди лоббистских сделок в итоге оказалась и договоренность о том, что за 125 тысяч долларов в месяц фирма Балларда будет отстаивать интересы турецкого госбанка Halkbank. В США, согласно публичным данным, этот банк преследуют по закону за мошенничество, отмывание денег и нарушение санкционного режима. По неподтвержденным сведениям, Трамп пытался замять дело Halkbank.

За помощь в организации контрактов Парнас получил 45 тысяч долларов. Он называет эти деньги платой за молчание от Балларда. В фирме Ballard Partners это отрицают.

Контракты Балларда с Турцией стали частью более широких планов по наращиванию турецкого влияния. Они пересекались с затеянными еще раньше усилиями (о них много писали СМИ), когда турецкие бизнесмены и министры незаконно привлекли в качестве лоббиста еще одного экс-советника Трампа по национальной безопасности — отставного генерала Майкла Флинна, а также обсуждали с другим советником Трампа меры по расширению влияния с бюджетом в десять миллионов долларов.

Транспортный магнат Мансимов и один из встречавшихся с Флинном бизнесменов в то время также состояли в партнерстве с американо-армянским мафиози, осужденным в США за участие в мошеннической афере на 511 миллионов долларов вместе с членами одной из сект мормонов — приверженцев полигамии. Федеральный агент Налогового управления США в показаниях суду предположил, что мошенники были напрямую связаны с Эрдоганом и купили себе покровительство турецких властей.

В ответ на конкретные вопросы посол Турции в США Сердар Килич ответил обтекаемо: «Турция взаимодействовала с американскими лоббистскими фирмами всегда в полном соответствии с принятыми в США юридическими требованиями».

Фото: Орельен Сесма

О делах турецких

Если верить Льву Парнасу, он познакомился с транспортным магнатом Мансимовым через Игоря Фрумана, бизнесмена с белорусскими корнями из Флориды. (Фруман, как и Парнас, работал с Руди Джулиани в затеянной последним миссии по сбору компромата в Украине.) Знакомство произошло 5 декабря 2016 года на вечеринке в киевском «Будда-Баре» — модном заведении в этническом азиатском стиле, совладельцем которого был Фруман.

В то время Парнас, уроженец Украинской ССР, выросший в Бруклине, был малоизвестным бизнесменом, за которым тянулся шлейф прогоревших бизнесов и неоплаченных долгов. Однако в ходе президентской кампании 2016 года ему удалось привлечь достаточно средств, чтобы стать одним из крупных финансовых доноров Трампа. Живя в доме на юге Флориды, Парнас много контактировал с местной русскоговорящей еврейской общиной. Когда в ноябре 2016-го Трамп победил, у Парнаса уже была своя тропинка в новую американскую администрацию.

о словам Парнаса, в общении с Мансимовым в «Будда-Баре» речь зашла о его, Парнаса, отношениях с Баллардом, который уже тогда считался влиятельным «решалой» в политической орбите Трампа. В октябре того года Парнас познакомился с Баллардом на торжественном мероприятии для ВИП-доноров Трампа в Южной Флориде. Мансимов хотел, чтобы его тоже представили Балларду.

По фото с веселой вечеринки в Киеве видно, что ее участники в прекрасном настроении стоят обнявшись, а Мансимов вскинул руку в приветствии, принятом в ультраправой турецкой военизированной группировке «Серые волки». Как рассказал Парнас, Мансимов не без гордости говорил о своих личных связях с Эрдоганом и среди прочего упомянул, что подарил семье президента нефтяной танкер за 25 миллионов долларов, о чем писали и в прессе.

Фото: Лев Парнас Лев Парнас познакомился с Мубаризом Мансимовым в «Будда-Баре» в Киеве — ночном клубе, среди совладельцев которого его деловой партнер Игорь Фруман. Слева направо: Фруман, Мансимов, турецкий бизнесмен Фикрет Орман и Парнас.

«Он хвалился, что у него очень тесные связи с Эрдоганом», — сообщил Парнас.

«[Мансимов] даже сказал мне, что Эрдоган и некоторые из его людей пользовались для поездок его частными самолетами».

Сейчас Мансимов в турецкой тюрьме. Ему, по его словам, предъявили сфабрикованные обвинения в том, что он действовал заодно с Фетхуллахом Гюленом. Турецкий религиозный проповедник Гюлен живет в изгнании в США, власти Турции считают его вдохновителем военного путча 2016 года.

Но тогда, в зимнюю ночь в «Будда-Баре» в Киеве, Мансимов был еще весьма влиятелен. Его компания Palmali была крупным перевозчиком нефти на Черном море, и он имел серьезные связи в Турции, России и на родине, в Азербайджане.

По признанию Парнаса, как и ранее с Баллардом, в Киеве они с Мансимовым быстро сблизились. Следующая их встреча будет в Вашингтоне.

Когда Мансимов направлялся в американскую столицу, Парнас попросил Балларда дать ему и Мансимову пригласительные на целую череду инаугурационных ВИП-мероприятий в Вашингтоне. Как рассказал Парнас, Баллард дал им входные билеты бесплатно.

Фото: аккаунт Мансимова в Instagram Мубариз Мансимов (второй слева) на вечере, посвященном инаугурации Трампа. Слева от него молдавский бизнесмен Эммануил Гриншпун, справа — казахстанский олигарх Александр Машкевич и Лев Парнас.

«Брайан [Баллард] помог все это организовать, просто молодец», — поделился впечатлением Парнас.

При этом в Ballard Partners опровергли, что помогли Парнасу получить билеты на «инаугурационные балы».

Судя по фото, выложенным в Сети Мансимовым и его компанией Palmali, тогда Мансимов посетил как минимум два ВИП-мероприятия. На одном снимке он позирует вместе с Парнасом, на другом он стоит перед самим Трампом.

«Неплохая тусовка»

Через два дня после инаугурации Трампа вторая по размерам в мире океанская яхта Luna пришвартовалась в Майами. Она принадлежала российскому олигарху Фархаду Ахмедову.

Как и Мансимов, Ахмедов родился в Азербайджане, а в России он сумел стать одним из ключевых бизнесменов во властной системе Владимира Путина.

Суперъяхта не один месяц стояла на якоре возле Музейного парка в Майами, пока Ахмедов колесил по США.

Он публично утверждал, что как минимум дважды помогал разрешить международные споры между Турцией и Россией. В 2016 году в интервью российскому государственному новостному агентству Sputnik глава турецкого МИДа Чавушоглу назвал Ахмедова важным дипломатическим посредником, «который тесно работает с Путиным и хорошо знает Путина».

По приезде во Флориду Ахмедов также взялся наводить мосты между новой администрацией США и Турцией.

После просьбы Мансимова составить полезную компанию олигарху Парнас присоединился к Ахмедову на его суперъяхте стоимостью почти полмиллиарда долларов.

«Неплохая была тусовка, — с явным удовольствием вспоминает Парнас. — Представьте: корабль 115 метров длиной! Экипаж 70 человек, включая четырех поваров — всё что душе угодно!»

По словам Парнаса, с началом сотрудничества с Баллардом Ахмедов связывал большие надежды. Парнас рассказал, что он и Баллард позже познакомили Ахмедова со Стивом Винном — миллиардером из игорного бизнеса и «мегадонором» Республиканской партии. (В Ballard Partners это отрицают.)

Фото: Лев Парнас Лев Парнас, Фархад Ахмедов и магнат из игорной индустрии Стив Винн на выездном заседании Национального комитета Республиканской партии. 4 марта 2017 года

Если верить Парнасу, то знакомство произошло на выездном заседании Национального комитета Республиканской партии в Палм-Бич во Флориде 4 марта. На раздобытом журналистами фото Парнас, Винн и Ахмедов стоят на этом мероприятии, дружески обнявшись. Трамп был на партийной встрече накануне, в первый день заседания, где, как сообщалось, просил состоятельных сторонников республиканцев делать пожертвования. Адвокат Винна Рид Уайнгартен назвал возможным, что все трое могли появиться вместе на фото, но оговорился, что Парнас и Ахмедов были «сторонними людьми» для Винна.

Через несколько дней, 8 марта, Парнас вылетел вместе с Ахмедовым на его частном самолете в Вашингтон. Целью поездки, по словам Парнаса, была встреча с Баллардом.

Одиннадцатого мая 2017 года, за считаные дни до скандального происшествия с избиением охраной Эрдогана протестующих на улице в Вашингтоне, фирма Ballard Partners подписала с правительством Турции свой первый «турецкий контракт» на оказание лоббистских услуг. Второй контракт — в интересах Halkbank — заключили в августе. Общая сумма контрактов составила более четырех миллионов долларов. (Ballard Partners расторгла контракт с властями Турции 15 ноября 2018 года, через несколько дней после того, как администрация Трампа ослабила санкции, позволив Анкаре покупать нефть у Ирана. Контракт насчет Halkbank прекратили в октябре 2019 года, когда федеральная прокуратура США предъявила банку официальные обвинения.)

В заявлении фирма Ballard Partners указала, что договоренность с Турцией она заключила за семь месяцев до того, как в январе 2018 года Ахмедова внесли в особый список Минфина США.

Попавшая к журналистам СМС-переписка также говорит о том, что Ахмедов участвовал в обсуждении более позднего контракта Ballard Partners (время подписания — апрель 2018-го) о лоббировании интересов авторитарного азербайджанского режима. Стоимость услуг по контракту составила 50 тысяч долларов в месяц. (В Ballard Partners отрицают это.)

По признанию Парнаса, хотя он и старался быть полезным своим «партнерам», его вскоре оставили за бортом контактов между Турцией и Ballard Partners.

О том, что Ballard Partners подписала контракт с турками, Парнас узнал лишь из майской статьи в Politico. Судя по СМС-сообщениям, которые изучили журналисты, Парнас в начале июня задавал вопросы на этот счет самому Балларду и одному из его сотрудников.

Как рассказал Парнас, когда он завел разговор об этом с Баллардом, тот попытался приуменьшить его роль в заключении контрактов. «У нас случился спор на повышенных тонах. Он понял, что я не готов принять его “нет” как ответ, и он решил что-то мне заплатить», — сказал Парнас.

Из полученных журналистами данных следует, что фирма Балларда Ballard Partners в 2018 году произвела два платежа по 22 500 долларов в адрес Парнаса — спустя больше года после того, как он помог организовать сделки.

«Он хотел добиться, чтобы, знаете, та ситуация была похоронена, забыта», — утверждает Парнас. Но, как заверили журналистов в Ballard Partners, Парнасу заплатили «в положенный срок» и лишь за содействие в том, что касается контракта с правительством Турции, без связи с Halkbank.

Фото: из конфиденциального источника Один из двух платежных документов за 2018 год о переводе денег из Ballard Partners Льву Парнасу

«Конвой из трех машин с охраной»

Желание не афишировать дело, похоже, было не лишено смысла. Как выясняется, ряд лиц, кто организовывал лоббистские контракты, были причастны к скандалу вокруг иностранного влияния, который тогда уже больно затронул администрацию Трампа.

В начале 2017 года всплыла информация о том, что экс-советника Трампа по национальной безопасности Майкла Флинна ранее тайно наняло правительство Эрдогана как неофициального «агента иностранного влияния». (13 февраля того года Флинна вынудили уйти в отставку из-за неформальных контактов с российским послом в США.)

За участие в той закулисной схеме федеральная прокуратура США на сегодня предъявила обвинение турецко-нидерландскому бизнесмену Экиму Алптекину. Как утверждается, он участвовал в секретной передаче более чем полумиллиона долларов из казны Турции за «консультации» Флинна. Следователи считают, что ту схему напрямую курировали два турецких министра. Из документов, касающихся лоббирования, следует, что ими были глава МИДа Чавушоглу и приемный сын Эрдогана Берат Албайрат — в то время министр энергетики Турции.

Как часть своих тайных планов Флинн и те же персоны из Турции обсуждали и идею похитить непримиримого оппонента Эрдогана, проповедника Гюлена, из его дома в Пенсильвании и незаметно доставить в Турцию, чтобы предъявить обвинения. Об этом газете The Wall Street Journal сообщил бывший начальник ЦРУ Майкл Вулси, который был на встрече участников схемы в сентябре 2016 года. Флинн опроверг эту информацию.

По словам Вулси, 20 сентября 2016 года (тогда он тоже был одним из советников президентской кампании Трампа) он встречался с Алптекином и его близким компаньоном Сезгином Коркмазом и безуспешно попытался представить собственный план стоимостью десять миллионов долларов, который должен был помочь Турции через дискредитацию Гюлена.

Коркмаза подозревают в том, что он был одним из главных действующих лиц в мошеннической схеме на полмиллиарда долларов, организованной Львом Асланом Дерменом, американо-армянским криминальным авторитетом. Ранее в этом году Дермена признали виновным в афере, причем в ходе разбирательства в суде звучали утверждения о его личных связях с Эрдоганом.

С этими двумя фигурами был тесно связан и Мансимов. Судя по опубликованным в Сети фотографиям, все трое — Мансимов, Дермен и Коркмаз — были на свадьбе в Турции в начале ноября 2016 года, за несколько дней до президентских выборов в США.

Параллельно с их ролью «посредников» в налаживании контактов между США и Турцией и Мансимов, и Коркмаз были партнерами по бизнесу с «авторитетным» деятелем Дерменом.

🔗Мошенничество на 500 миллионов долларов, полигамная секта и Эрдоган

Льва Дермена, также известного как Левон Терменджян, в марте суд признал виновным в изощренном мошенничестве, совершенном вместе с членами так называемого Ордена — полигамной секты мормонов. Целью аферистов были деньги из бюджета США за фиктивные требования налоговых льгот, положенных производителям возобновляемого топлива.

Житель Лос-Анджелеса Дермен владел целым парком люксовых авто, ездил с охраной и за взятки заводил «своих» людей в полиции, Службе иммиграционного и таможенного контроля и, по некоторым данным, в ФБР.

Турецкий бизнесмен Сезгин Коркмаз, предположительно, помог мошенникам перевести боле 130 миллионов долларов в Турцию, где он и Дермен ранее налаживали связи с Эрдоганом — об этом в ходе досудебных слушаний заявил агент Налоговой службы США Тайлер Хэтчер. По его словам, Дермен и Коркмаз «использовали свои финансы, чтобы гарантировать, что эти деньги будут надежно скрыты в Турции, и защитить себя от экстрадиции».

Дермен также был деловым партнером транспортного магната Мансимова. Судя по коммерческим документам, оба они в октябре 2016 года через подставных лиц учредили в США филиал компании Мансимова Palmali.

Экс-сотрудник Дермена Дэниел Макдайр, ставший свидетелем гособвинения, рассказал журналистам, что та дочерняя структура была неудачной попыткой Мансимова и Дермена через совместное предприятие обеспечить себе сделку с турецкими властями по транспортировке сырой нефти.

«Это была компания, которую должны были задействовать в случае, если был определенный контракт от [турецкого] правительства или контракт, активно поддержанный Турцией. Но этого так и не произошло», — сообщил Макдайр, чье имя среди прочих было использовано, чтобы зарегистрировать дочернюю компанию. Дермену сейчас грозит до 30 лет тюрьмы. Коркмаз не ответил на просьбу о комментарии.

Как заверил Парнас, он очень поверхностно знал о деловых связях Дермена с Мансимовым, а с криминальным авторитетом его познакомил именно Мансимов.

По словам Парнаса, он и Фархад Ахмедов в начале февраля 2017 года прилетали в Лас-Вегас, где Дермен поселил их в отель, принадлежащий Винну. (Ничто не указывает на какие-либо отношения, связывающие Винна и Дермена.) Дермен лично не виделся с ними, но отправил к ним на встречу своих людей.

Дермен позже пригласил Парнаса вместе с женой в Лос-Анджелес, где, если верить флоридскому бизнесмену, к его семье относились «как к ВИП-персонам».

«Он распорядился, чтобы за мной приезжал кортеж из трех автомобилей с охраной, — говорит Парнас о Дермене. — Такие вещи я привык видеть в Украине, России, в других местах, но не в Беверли-Хиллз в Калифорнии».

Адвокат Дермена отказался дать комментарий.

‘Best International Buddies’

В результате «воздействия» со стороны Турции администрация Трампа часто проявляла поразительную чуткость к интересам авторитарного режима Эрдогана.

Как написал в своих мемуарах Джон Болтон, в его бытность советником Трампа по национальной безопасности президент, похоже, считал турецкого лидера одним из своих «лучших международных друзей», хотя отношения между странами не были идеальными.

Судя по документам, поданным по американскому Закону «О регистрации иностранных агентов», турецкое правительство и связанные с ним структуры только за 2018 год потратили 7,3 миллиона долларов на услуги лоббистских фирм в США. Помимо Ballard Partners крупным клиентом турок выступала также Mercury Public Affairs — еще одна крупная компания с тесными связями с президентской администрацией.

У Mercury Public Affairs кроме контрактов с правительством Турции есть договоренности с Американо-турецким деловым советом — полуофициальной турецкой структурой, которую раньше возглавлял Алптекин. Этого бизнесмена, напомним, официально обвиняют в том, что в интересах Турции он помогал «рекрутировать» Майкла Флинна.

Сейчас Деловым советом руководит бизнесмен Мехмет Али Ялчиндаг, в прошлом партнер Дональда Трампа по проекту Trump Towers в Стамбуле. В 2015 году Трамп, не вдаваясь в подробности, назвал проект «несущественным конфликтом интересов». Как писали СМИ, Ялчиндаг поддерживает тесные отношения с семьей Трампа.

Если верить Болтону, одним из «реверансов» Трампа в сторону Эрдогана была попытка закрыть расследование в отношении Halkbank — клиента фирмы Ballard Partners. В деле фигурирует отмывание миллиардов иранских долларов в нарушение санкций США, при этом утверждается, что в нем замешан сам Реджеп Эрдоган и его пасынок — министр финансов Албайрак.

Болтон описывает случай, когда Эрдоган передал Трампу досье, составленное юристами Halkbank. В нем банк был представлен как абсолютно законопослушное учреждение. По словам Болтона, Трамп пролистал документ и сказал, что верит написанному.

Президент, по версии Болтона, «сообщил Эрдогану, что займется этим делом, пояснив, что прокуроры Южного округа [Нью-Йорка] были не его люди, а люди Обамы, и что проблему решат, когда их заменят его людьми».

Предоставленная Львом Парнасом СМС-переписка заставляет предположить, что еще одним приоритетом для Турции было дело известного отмывателя денег.

22 января 2017 года, через считаные дни после встречи в отеле «Уотергейт», Мансимов отправил Парнасу сообщение из двух слов: «Риза Зарраб» (так звучал вариант имени этого человека). По мнению Парнаса, Мансимов этим вновь привлек внимание к вопросу, который считал одним из приоритетов в попытках Турции «договориться» с Америкой.

Присущая Эрдогану «убедительность» вновь проявилась в минувшем октябре, когда после телефонного разговора с ним Трамп неожиданно объявил, что дает зеленый свет турецкому вторжению в Северную Сирию. Последовавший за этим хаотичный вывод американских войск раскритиковали представители всего политического спектра, а многие сочли, что Америка бросила своих курдских союзников.

Ветеран журналистики Карл Бернстайн, который в свое время помог вскрыть Уотергейтский скандал, стоивший президентства Ричарду Никсону, написал в июне, что у Эрдогана есть возможность «телефонного доступа» к Трампу, какой нет ни у одного другого зарубежного лидера.

«Среди телефонного общения Трампа с главами государств число его разговоров с Эрдоганом намного превышает любые другие. Эрдоган иногда звонит в Белый дом по два раза в неделю, и по отданному Трампом распоряжению его напрямую соединяют с президентом», — высказал мнение Бернстайн.

Уточнение: в эту статью внесли исправление с целью отразить тот факт, что в Ballard Partners отрицают, что Брайан Баллард познакомил Фархада Ахмедова со Стивом Винном.

Над материалом также работали журналисты Келли Блосс, Дада Линделл, Янина Корниенко (OCCRP), а также Эндрю Лерен и Дэн Де Льюс (NBC News)

Другие материалы по теме

Recent stories

Мы используем файлы cookie, чтобы вам было удобнее пользоваться сайтом. Узнать подробнее или отказаться. Принять