Босния и Герцеговина: был ли подкуп депутатов в Народной скупщине Республики Сербской?


Прошли уже месяцы, как появилась аудиозапись, возможно, уличающая премьера одной из частей Боснии в скупке депутатских голосов. Расследование по этому факту затягивается, и в целом политическая жизнь, похоже, идет как ни в чем не бывало.

— Не волнуйтесь.

— Это точно те два идиота.

— Ну да, они из партии Шукало (Адам Шукало — председатель одной из политических партий в Боснии. — Прим. ред.), поэтому мы купили еще двоих. Время покажет, оправдались ли наши расходы. Если эти заартачатся, то в запасе есть еще двое.

По информации боснийского новостного портала Klix, это слова Желки Цвиянович — премьер-министра Республики Сербской, одного из двух автономных регионов Боснии и Герцеговины. Они содержатся на записи, которую портал выложил в интернет еще в ноябре прошлого года.

Слышно, как в разговоре с собеседницей женщина с голосом Цвиянович фактически признается, что ее партия, Союз независимых социал-демократов, купила голоса двух депутатов, чтобы обеспечить большинство в Народной скупщине Республики Сербской (это парламент республики).

Впрочем, появление этой записи не вызвало, как можно было ожидать, взрыва возмущения в обществе — вместо этого началась охота на ведьм. Складывается ощущение, что правоохранителей прежде всего интересовало, кто записал и передал журналистам пленку, а не обстоятельства возможной скупки голосов.

На фоне требований оппозиции провести расследование власти поспешили объявить запись фальшивкой, все усерднее пытаясь разыскать ее авторов.

Спустя месяц после обнародования записи произошло событие, которое вызвало оглушительный резонанс в СМИ и политических кругах — в декабре боснийская полиция провела обыск в помещениях Klix — самого популярного новостного портала в стране. Действия властей мгновенно удостоились осуждения как вопиющий случай ущемления свободы СМИ.


Полиция Республики Сербской с изъятым оборудованием портала Klix

Прибывшие в офис Klix полицейские приказали всем сотрудникам покинуть помещения. Остаться было велено только главному редактору Ясмину Хадзиахметовичу, менеджерам Дарио и Марио Симич (они родные братья) и журналистке Эдите Гориняц, которых подвергли семичасовому допросу. Сразу после обыска и допроса сотрудники собрали пресс-конференцию, где рассказали, что вопросы в основном касались того, кто и как передал им запись.

В Klix также заявили, что в ходе обыска полиция конфисковала 19 компьютеров, флеш-карты, диктофоны и личные мобильные телефоны главного редактора и менеджеров. Когда же конфискованное вернули, выяснилось, что компьютеры в полностью нерабочем состоянии, как сообщили братья Симич боснийским СМИ. Юристы Klix обратились с жалобой в суд.

Спустя некоторое время городской суд Сараева признал, что для обыска законных оснований не было.

Дарио Симич и Эдита ГориняцБоснийские и международные структуры гражданского общества выразили протест против действий полиции, которая, по их мнению, вынуждала журналистов нарушить обязанность защищать свои источники. А официальный представитель ЕС по вопросам свободы СМИ Дунья Миятович заявила, что имело место серьезное посягательство на право журналистов публиковать общественно значимую информацию. «Защита источников информации — один из важнейших аспектов в работе журналиста-расследователя. Допросы или иные средства давления на работников СМИ с целью вынудить их раскрыть свои источники попросту недопустимы», — сказала тогда Миятович.

Тем временем расследование, которое изучает содержание аудиозаписи, продвигается черепашьими темпами. Чтобы понять, в чем может быть причина этого, необходимо вспомнить, что собою представляет нынешняя Босния и Герцеговина.

Эта бывшая югославская республика — одна из точек на планете, где оказались спаяны границы различных культур: веками здесь тесно сосуществовали представители трех религиозных конфессий. Сегодня Босния и Герцеговина — это объединение двух административно-территориальных образований: Республики Сербской, где доминируют представители сербской национальности, и Федерации Боснии и Герцеговины, подавляющая часть жителей которой — боснийцы и хорваты. Сербы исповедуют православие, хорваты — католицизм, а боснийцы — приверженцы ислама. Есть мнение, что религиозные различия не играют существенной роли в сегодняшнем светском обществе, однако именно религия стала основополагающей в системе координат «свой — чужой» в ходе кровавого военного конфликта 1992—1995 годов.
Схема административно-территориального деления Боснии и Герц

Хотя оба территориальных образования и составляют единое целое — Боснию и Герцеговину, из-за политических распрей между ними их правоохранительные структуры нечасто помогают друг другу в делах, где нет общего интереса. Но появление скандальной аудиозаписи было как раз тем случаем, где требовалось широкое взаимодействие правоохранителей. Столица Сараево находится на территории федерации, а в самом этом городе базируется Klix. При этом «героями» аудиозаписи были политики из Республики Сербской.

Городская прокуратура Сараева признала правомочность ордера на обыск в Klix, который затем был проведен сотрудниками полиции Республики Сербской, при этом активное сотрудничество между стражами порядка не осталось не замеченным боснийскими СМИ.

Премьер-министр Цвиянович тем временем продолжала настаивать, что аудиозапись — фальшивка. 18 ноября в официальном заявлении для прессы МВД Республики Сербской говорилось о том, что запись была смонтирована из отдельных кусков, а фразы Цвиянович вырваны из контекста.

Однако эксперт в области технологий аудиозаписи Янеж Крижай в беседе с телеканалом N1 рассказал, что в данном случае о подделке можно говорить, только если кто-то спародировал голос премьера.

«На записи я не обнаружил никаких следов манипуляций с аудиоматериалом или врезок. При анализе фоновых шумов я констатировал, что слова и интонации речи звучат непроизвольно и естественно», — высказал мнение Крижай.

29 ноября глава полиции Республики Сербской Гойко Васич распространил еще одно заявление, в котором сообщил, что предмет расследования — как возможное проявление политической коррупции, так и несанкционированное прослушивание разговоров премьер-министра сотрудниками Klix.

Но другая информация из заявления шефа полиции лишь добавила интриги и неопределенности всей ситуации. По его словам, официальный анализ аудиозаписи еще не проводился — а это автоматически дезавуировало все предыдущие утверждения полиции о «фальшивке».

Но открытым остается не только вопрос подлинности аудиозаписи. Интересно знать: отчего так эффективно сработали полицейские обеих частей Боснии в вопросе проведения обыска в Klix, в то время как расследование подозрений в покупке партией Цвиянович депутатских голосов пока ни к чему не привело?

Уже долгое время ситуация со свободой СМИ в Боснии и Герцеговине далека от идеальной — из-за финансовых проблем местные журналисты вынуждены становиться под знамена различных политических партий. Однако в день обыска в Klix десятки журналистов других СМИ собрались перед офисом новостного портала в знак протеста против действий полиции. При этом прозвучало мнение, что организаторы рейда в Klix как раз рассчитывали, что СМИ станут обсуждать ущемление журналистских свобод, а не аудиозапись с голосом, похожим на голос Цвиянович, и не возможное существование коррупции в высших политических кругах.

Месяцы спустя большее внимание по-прежнему уделяется обыску в Klix, чем вероятному подкупу депутатов для получения партией премьера парламентского большинства. Международные структуры — ОБСЕ, Transparency International и другие, даже местные новостные порталы, например Depo.ba, Vijesti.ba, озабочены в первую очередь атакой на СМИ, а не потенциальной коррупцией в скупщине.

«Коррупционное дело» ведет спецотдел прокуратуры Республики Сербской, представители которого говорят, что аудиозапись так и не была подвергнута проверке на подлинность, так как у властей региона ее якобы нет с тех самых пор, как журналисты Klix успешно оспорили действия полиции в горсуде Сараева и добились возврата своих материалов.

Неизвестно, пытались ли следователи предпринять что-либо еще — например, побеседовать с теми, кто упоминается на аудиозаписи. 

Сотрудникам OCCRP было отказано в предоставлении более подробной информации в связи с тем, что, по мнению специального прокурора, это может помешать ходу расследования.