«Побеждает самый дерзкий». Как в Кыргызстане под предлогом борьбы с коррупцией захватили крупнейшее золоторудное месторождение

В Кыргызстане уже несколько месяцев разворачивается скандал вокруг Кумтора — крупнейшего золоторудного месторождения в Центральной Азии, которое считается вторым в мире по запасам золота. Вопрос о национализации месторождения на протяжении десятилетий активно используется в предвыборной риторике политиков, но раньше дальше судебных разбирательств дело не заходило.

В этот раз власти Кыргызстана настроены более решительно — они ввели внешнее управление на предприятии под предлогом борьбы с коррупцией и заботе об окружающей среде. При этом месторождение продолжают разрабатывать по тем же технологиям, что и канадская компания, а задерживают по делу о коррупции влиятельных политиков и депутатов.

kumtor copy Фото: kumtor.kg

Борьба за Кумтор как главный политический актив нового президента

Месторождение разрабатывает компания «Кумтор Голд Компани», 100% акций которой принадлежит канадской Centerra Gold Inc. У Кыргызстана — чуть больше 26% акций Centerra Gold Inc. через госпредприятие «Кыргызалтын».

«Кумтор Голд Компани» — крупнейший налогоплательщик в стране. По данным самой компании, она обеспечивает рабочими местами более четырех тысяч человек. Доля Кумтора в ВВП страны колеблется на уровне 10%.

Кроме этого, Кыргызстан получает дивиденды, как держатель акций Centerra Gold Inc. В 2020 году страна получила 2,2 миллиона долларов дивидендов. С 2016 года из-за исков и споров с канадской компанией дивиденды не выплачивали.

Парламентские выборы в октябре 2020 года привели к смене власти в стране, президентом стал Садыр Жапаров. За три месяца до этого он вышел из колонии, где отбывал 10-летний срок за организацию захвата заложника.

Это дело напрямую связано с рудником Кумтор. В 2012 году Жапаров возглавил парламентскую комиссию, которая изучала, как ведется разработка месторождения. Жапаров тогда требовал национализации предприятия и жаловался на нецелевое использование дивидендов, которые канадцы выделяли на Кумтор. Политические мотивы своих действий он отрицал.

Летом 2013 года по стране прокатилась серия митингов против того, как разрабатывается месторождение. Во время одного из митингов в селе Саруу Иссык-Кульской области жители отключили свет на руднике, из-за этого там остановилась работа.

Позже уже в городе Караколе прошел еще один крупный митинг — демонстранты требовали от властей, чтобы рудник Кумтор разрабатывали с учетом интересов местных жителей, а также увеличили долю Кыргызстана в проекте до 70%. Митинг закончился захватом в заложники на тот момент губернатора Иссык-Кульской области Эмильбека Каптагаева.

Тогда власти заявляли, что Садыр Жапаров — один из организаторов митинга. Жапаров отрицал свою причастность к митингам и уехал из страны. Когда в 2017 году он вернулся его сразу же задержали, а затем суды признали его виновным в организации захвата заложника и приговорили к 10 годам лишения свободы.

В 2020 году, через 4 дня после выхода из колонии, Жапаров выступал перед парламентариями, убеждая их, что они должны назначить его и.о. премьер-министра. Парламентарии тогда поинтересовались у Жапарова, реализует ли он свои планы по национализации рудника. Он ответил, что Centerra Gold Inc. должна продолжить свою работу.

«Сидя в тюрьме, я отвечал журналистам, что Кумтор нужно было забрать еще восемь лет назад, а сейчас уже поздно. [...] Сейчас нет планов по возвращению Кумтора. Я прямо говорю свою позицию, запасов золота там не осталось», — сказал тогда Жапаров.

Однако через месяц его позиция изменилась — он отправился в свою первую поездку по стране и на встрече с жителями пообещал провести проверку на месторождении. Люди жаловались, что разработка рудника негативно влияет на окружающую среду.

Перед президентскими выборами на новостном портале Vesti.kg появился рекламный материал Садыра Жапарова, где он упоминал, что разработка Кумтора вредит окружающей среде.

100831.jpg w780 h500 resize Церемония инаугурации президента Садыра Жапарова в январе 2021 года. Фото: president.kg

«Как и прежде, я считаю, что такие народные богатства, как Кумтор, принадлежат народу и должны работать в интересах народа», — обещал он. По словам Жапарова, «слишком много наших полезных ископаемых было роздано за копейки, а государство и народ не получили от этого ровным счетом ничего».

Начальником комиссии по Кумтору стал ближайший соратник президента

Садыра Жапарова избрали на пост президента 11 января, в конце месяца он вступил в должность.

Уже к середине февраля депутаты шестого созыва, срок полномочий которых истек еще осенью 2020 года, создали комиссию для изучения эффективности разработки Кумтора. Председателем избрали на тот момент депутата Акылбека Жапарова — ближайшего соратника и советника Садыра Жапарова. На критику назначения президент отреагировал словами «неважно какого цвета кошка, главное, чтобы она ловила мышей».

После назначения события развивались стремительно. 30 апреля на общественное обсуждение вынесли поправки, позволяющие вводить внешнее управление в компаниях, которые работают по концессионным соглашениям. Такая компания в стране только одна — «Кумтор Голд Компани». Через неделю парламент сразу в трех чтениях принял эти поправки, хотя их общественные обсуждения, согласно закону должны идти не менее месяца.

Истцы по делу против канадцев тоже оказались связаны с президентом

На следующий день суд Бишкека взыскал с золотодобывающей компании «Кумтор Голд Компани» 261,7 миллиарда сомов (три миллиарда долларов) в пользу государства. Также суд посчитал, что компания должна выплатить госпошлину в 1,3 миллиарда сомов.

В деле было четыре истца, которые просили суд признать незаконным складирование отходов от разработки месторождения на ледниках. Суд полностью удовлетворил их требования. Позже стало известно, что это не просто граждане. Двое из них — Айбек Сарыбаев и Наристе Калчаев — проходили по тому же делу, что и президент Садыр Жапаров. Всех троих обвиняли в организации митинга в городе Караколе в 2013 году, во время которого захватили в заложники губернатора Иссык-Кульской области Эмильбека Каптагаева.

Третьего истца — Кемелбека Кутманова — СМИ связывают с главой Госкомитета по экологии и климату Динарой Кутмановой, называя его сыном чиновницы. Это же ведомство выступило третьей стороной в деле по иску к «Кумтор Голд Компани».

После суда Centerra Gold Inc., владеющая «Кумтор Голд Компани», назвала требования заявителей «необоснованными», так как последнее соглашение от 2017 года освобождало компанию от всех непогашенных претензий, в том числе от возмещения ущерба, причиненного окружающей среде из-за складирования отходов на ледниках.

Однако заявление ни на что не повлияло. В СМИ появились сообщения об обысках в компании, а парламент решил, что в «Кумтор Голд Компани» нужно ввести внешнего управленца «в связи с безответственными действиями» при разработке.

На том же заседании стало известно, что сумма, которую требуют с компании, увеличилась до 4,3 миллиарда долларов за счет неуплаченных налогов и штрафов. Госкомитет по экологии и климату пригрозил, что «это только начало» и ведомство может подать еще один иск — за загрязнение окружающей среды. Centerra Gold Inc. сообщила, что оспорит претензии в международном арбитраже.

Временным управляющим родника стал канадец, обвиненный коллективом в выводе денег

18 мая коллективу «Кумтор Голд Компани» представили внешнего управляющего Тенгиза Болтурука. Он был членом совета директоров Centerra Gold Inc. от «Кыргызалтына», но перед заседанием вышел из него и начал выступать против компании. По словам Болтурука, он прибыл в страну в октябре 2020 года по приглашению Садыра Жапарова и по решению президента ему выдали дипломатический паспорт, так как он — гражданин Канады.

За неделю до назначения на Болтурука пожаловась сотрудники компании «Кыргызалтын». Они сообщали, что Болтурук, используя подставных лиц, выводит из компании сотни тысяч долларов, а также держит коллектив под угрозой увольнения. Похожее заявление опубликовала Centerra Gold Inc.: по данным компании, «Кыргызалтын» незадолго до перехвата контроля над «Кумтор Голд Компани» попыталась вывести около 29 миллионов долларов на неавторизированный банковский счет, используя поддельное платежное поручение, отправленное третьей стороне.

Уголовные дела и аресты

В мае также стало известно, что по Кумтору ведется расследование четырех уголовных дел, из которых три связаны с коррупцией. По данным Генпрокуратуры, с 1992 года по 2019 год чиновники заключали невыгодные для страны соглашения по разработке Кумтора. Следствие считает, что чиновники находились в «устойчивой и противоправной связи» с представителями Centerra Gold Inc. и «Кумтор Голд Компани», чтобы «незаконно получать материальные и другие блага».

В конце мая начались задержания бывших чиновников и действующих депутатов парламента. Сотрудники ГКНБ задержали депутатов парламента Асылбека Жээнбекова, Торобая Зулпукарова, Исхака Пирматова и Талантбека Узакбаева.

Также задержаны бывшие премьер-министры Омурбек Бабанов, Мухаммедкалый Абылгазиев, Темир Сариев, бывший первый вице-премьер-министр Тайырбек Сарпашев. Некоторых из них отпустили под домашний арест или под подписку о невыезде, так как они сотрудничают со следствием. Госкомитет нацбезопасности объявил в розыск двух свергнутых президентов страны — Аскара Акаева и Курманбека Бакиева. Акаев вернулся в Кыргызстан 2 августа, его сразу же допросили, а затем он покинул страну. По словам Акаева, «отсутствие должного контроля» с его стороны за правительством во времена его правления «позволило канадским инвесторам получить полный контроль над рудником».

akaevdopr Бывший президент Аскар Акаев после допроса в ГКНБ. Фото: RFE/RL

Быстрота принятия решений — сигнал «популизма» или попытка арестовать виновных?

Политолог Зайнидин Курманов, поддержавший конституционную реформу Жапарова (дочь Курманова выделила пять миллионов сомов на предвыборную кампанию Садыра Жапарова), обращает внимание на то, что каждый новый президент страны занимался «шантажом о пересмотре решения» по Кумтору. «Раньше все обещали бороться с коррупцией, но с нею не боролись, а путем шантажа становились соучастниками этих коррупционных схем. Почему Кумтор? Потому что это единственная крупная бюджетообразующая компания», — поясняет он. Однако Курманов считает, что последние решения властей по ситуации с Кумтором — «правильное решение», потому что горнорудные компании изначально ведут себя «хищнически», а «побеждает самый дерзкий». Также политолог считает, что это борьба с коррупцией, ведь многие из фигурантов дел не были оппозиционерами.

Курманов объясняет срочность принятия решений по Кумтору необходимостью действовать быстро, чтобы подозреваемые не могли бежать из страны. «Если все делать по правилам, то тогда все разбегутся, все сбегут и ловить будет некого. Вы это хотите предложить? Можно конечно соблюдать все этапы и правила. Но прохождение одного вопроса в парламенте, самого простого, не коррупционного, не политического, занимает полгода. А такой вопрос как Кумтор, ему уже 30 лет уже. Но если следовать всем процедурам, то все сбегут на Багамы и Гавайи. Почему делают все так быстро? Фактор внезапности», — считает политолог.

Тема Кумтора всегда была политизирована, просто периодически она то выходит на пик, то затухает, считает преподаватель политологии в Американском университете Центральной Азии Медет Тюлегенов. «У Жапарова понимание себя как политика завязано на теме Кумтора. Он, будучи еще депутатом в 2012 году, пытался что-то расследовать и найти какую-то собственную правду. Он себя как политик позиционировал в связи с Кумтором, поэтому, когда он стал президентом, для него было важно дальше продвигать тему Кумтора, как собственную базу политического капитала», — считает Тюлегенов. Эксперт также отмечает, что использование этой темы — это «политика популизма», а не борьба с коррупцией. Политолог полагает, что активное использование этой темы может свидетельствовать и о коррупционных интересах самой власти, особенно в условиях «моды на сделку со следствием и выплату определенных сумм, после которых обвиняемых отпускают».