Билл Браудер: чтобы отследить происхождение преступных доходов, переведенных за 10 дней, полиции требуется 10 лет

В конце марта Управление государственной полиции Латвии по борьбе с экономическими преступлениями арестовало недвижимость на 230 тысяч евро в рамках расследования об отмывании денег.

Расследование начали по материалам фонда Hermitage Capital, чей сотрудник Сергей Магнитский умер в российской тюрьме в 2009 году. Он выявил схемы хищения бюджетных средств российскими чиновниками и силовиками на 230 миллионов долларов.

Глава Hermitage Capital Билл Браудер в интервью OCCRP рассказал, как фонду удалось отследить движение преступных доходов в Евросоюзе и почему работа латвийской полиции должна стать примером для других стран, расследующих отмывание денег по делу Магнитского.

G7cZdC3z 400x400 Глава Hermitage Capital Билл Браудер. Фото: Twitter/billbrowder

В своих твитах вы упомянули, что имущество, конфискованное латвийской полицией, принадлежит гражданину России. Во вашим данным, он купил его, чтобы получить вид на жительство в Евросоюзе, а деньги поступили от компании, связанной с Клюевской ОПГ. Как вы пришли к такому выводу? Вы знаете личность этого россиянина?

Мы подали жалобу в латвийские правоохранительные органы еще в 2012 году, в после этого было возбуждено уголовное дело по факту отмывания денег. В 2018 году началось активное расследование. Мы точно знаем, как незаконные средства попали в Латвию, потому что мы предоставили эту информацию властям Латвии. После того, как они проверили эту информацию и провели собственное расследование, было принято решение о их конфискации, которое было одобрено судом.

Вы также упомянули, что люди, близкие к Клюевской ОПГ, причастны к покупке недвижимости.

У нас нет доказательств того, что этот конкретный человек или его родственники — члены Клюевской ОПГ. Остается только догадываться, почему члены ОПГ решили подарить им такие суммы. Обычно такие «подарки» отражают коррумпированные отношения.

Как вы думаете, может ли этот случай стать поводом для новых расследований в отношении банков и их клиентов-нерезидентов, особенно из России? Какие изменения необходимы для более эффективной борьбы с отмыванием денег в ЕС?

После смерти Сергея Магнитского мы продолжили отслеживать доходы от раскрытого им мошенничества на 230 миллионов долларов. Мы обнаружили перемещение преступных доходов в более чем 20 стран, и в 16 из них были возбуждены уголовные дела об отмывании денег.

После 12 лет расследования мы узнали, что западное общество и финансовые системы совершенно не подготовлены к экспорту российской коррупции через отмывание денег. Эти деньги используют для покупки элитной недвижимости, автомобилей, яхт, драгоценностей, ценных бумаг от имени коррумпированных чиновников, а также для денежных переводов политикам, оплаты дорогостоящих поездок и многих других целей.

Чтобы увидеть изменения в этой системе, потребовалось почти 10 лет. Работа, проделанная латвийской полицией, должна стать образцом для других стран, расследующих отмывание денег в результате преступления, раскрытого Сергеем Магнитским.

Мы считаем, что необходимы более фундаментальные изменения, чтобы расширить возможности сотрудничества между западными странами в расследованиях отмывания денег. Наше расследование показало, что преступникам потребовалось 10 дней, чтобы перевести деньги через 5-6 стран и скрыть их происхождение.

Обычно западным правоохранительным органам требуется 10 лет, чтобы пойти по тому же пути для сбора данных через запросы о взаимной правовой помощи. В XXI веке необходим новый механизм, который сделает такие расследования в тысячу раз более эффективными.