Бесконтрольный вылов акул — угроза Средиземноморью

Каждое утро, еще до рассвета, на рыбном рынке морского города Келибия в Тунисе уже полно покупателей. Перед ними прилавки c креветками, моллюсками и всевозможной рыбой из Средиземного моря.

Fishermen at the harbour of Kelibia. (Credit: Hemis / Alamy Stock Photo)Рыбаки в бухте Келибии. (Источник: Hemis / Alamy Stock Photo)

Третьего апреля среди прочего на рынок привезли с десяток больших акул. Свежая кровь окрасила алым цветом деревянные паллеты, на которых их выложили покупателям.

Этот вид морских хищников — многожаберная, или гребнезубная акула (иногда ее просто называют «коровьей»), по данным Международного союза охраны природы и природных ресурсов, находится в категории «близки к уязвимому положению», то есть риск его исчезновения не столь высокий, как для других сородичей-акул. Однако в ближайшем будущем такая угроза может стать реальной, и Евросоюз регулирует вылов гребнезубых акул.

Однако правила ЕС не действуют для Туниса, из-за чего этот вид, как и другие мигрирующие виды морских животных, охранять здесь весьма непросто. Охоту на акул обычно ведут в заливе Габес к югу от Келибии, улов потом выставляют на рынках, укладывая туши брюхом вниз, а также контрабандой вывозят в Италию.

Бесконтрольный акулий промысел может навредить не только экосистеме Средиземноморья, но в итоге и самим рыбакам.

Келибия лежит на северо-восточной оконечности Туниса — на участке суши, который глубоко вдается в Средиземное море в направлении итальянского острова Пантеллерия. Менее сотни морских миль отделяют этот тунисский порт от города Маджаро-даль-Валло на востоке Сицилии, где базируется самая крупная рыболовная флотилия Италии.

Бо́льшая часть нелегальной торговли акулами в Средиземноморье происходит именно в этой точке — в Сицилийском проливе, где тунисцы перегружают свой улов на суда итальянских «компаньонов».

В регионе Сахель в Тунисе, протянувшемся полосой вдоль моря от залива Хаммамет до залива Габес, акулье мясо — важный ингредиент традиционной кухни. Но, как выяснила британская газета The Guardian, на черном рынке в Сицилии мясо акул предпочитают продавать как мясо рыбы-меча.

Туризм в Сахеле пребывает в упадке; причина этого — террористические угрозы, а с недавних пор и коронавирус. Поэтому лов рыбы теперь — основной источник дохода: каждый день в море выходят тысячи рыбацких судов.

Резко возросший рыбный промысел грозит привести к тому, что акулы в водах Туниса вскоре навсегда исчезнут.

Как правило, акулы попадаются рыбакам, когда запутываются в сетях, поставленных для другой рыбы. Однако некоторые специально охотятся на акул с помощью особых снастей и приманок. Такая охота ведется в основном в районе Келибии, как рассказал Сами Мхенни, морской инженер, основатель и президент тунисской экологической ассоциации HOUTIYAT, главная задача которой — охрана популяции акул.

Fishermen display the cow sharks they caught in Kelibia on April 3, 2020. (Credit: Facebook)Рыбаки показывают улов гребнезубых акул. Келибия, 3 апреля 2020 года. (Источник: Facebook)

Координатор морских программ для Северной Африки в Фонде дикой природы Жамель Жриер говорит, что 20 процентов пойманных в водах Туниса акул — это не «сопутствующий» улов, а результат целенаправленного нелегального промысла.

«Есть две группы судов, которые выходят в море охотиться именно на акул. Одна флотилия в Келибии, другая — в Джарджисе», — сказал он. (Джарджис — город на юге Туниса, рядом с границей с Ливией.)

Нередко сами рыбаки открыто демонстрируют свой незаконный улов.

В 2019 году рыбаки из Келибии выкладывали в Facebook фото пойманных ими бесчисленных краснокнижных морских обитателей, в том числе больших белых акул, акул мако и даже гигантской рыбы-дьявола.

Третьего апреля этого года в сообществе в Facebook «Келибийский моряк» разместили видео как минимум с двумя десятками гребнезубых акул, выложенных на продажу перед торговым складом, похожим на тот, которым распоряжается управляющая компания рыбного рынка Келибии Il Marchi. В Тунисе она зарегистрирована как ILMARCHI.

Сайт Il Marchi обещает доставку рыбы в любую точку Туниса в течение 24 часов. Среди прочих товаров компания открыто предлагает мясо добытых ею гребнезубых акул.

«Ловля такого вида акул законна; товар на месте прошел проверку Министерства здравоохранения», — сообщила Il Marchi в Facebook, имея в виду десятки акул, которых предлагали на рыбном рынке 3 апреля.

«Это обычная ежедневная практика в нескольких точках Туниса, но такие продажи специально не рекламируются и не становятся объектом публичного внимания, так как обычно не попадают в соцсети», — пояснила компания.

Похоже, что в Келибии охота на акул никого не смущает. В доке порта нельзя не заметить чучело особо крупной акулы, выставленное как трофей на всеобщее обозрение. В соцсетях рыбаки любят похвастать размером своего улова, будь то скаты или акулы.

Из-за высокого спроса на акульи плавники на черном рынке лов этих морских хищников остается очень прибыльным делом. Спрос, в частности, подогревают рестораны азиатской кухни в Европе, которые в качестве деликатеса предлагают суп из акульих плавников.

Главное препятствие в борьбе с нелегальным выловом акул — недостаток информации и специальных навыков как у рыбаков, так и у должностных лиц, которые должны обеспечивать в этой сфере законность и проверять улов. Это мнение Фабрицио Серены — эксперта в итальянском Институте биологических исследований и биотехнологий (IRBM-CNR), а также вице-председателя специальной группы по вопросам популяции акул в Средиземноморье, которая действует при Международном союзе охраны природы.

«Рыбаки не могут отличить охраняемые виды морских обитателей от неохраняемых, — констатирует Серена. — Законы постоянно меняются, поэтому крайне важно организовать разъяснительную кампанию для рыбаков».

Генеральный совет по рыболовству в Средиземном море пытается решать эту проблему в Северной Африке и ранее планировал отправить Серену этой весной в Тунис, чтобы провести тренинг. Однако мероприятие отменили из-за пандемии коронавируса.

The port of Kelibia as seen from the town’s byzantine fortress. (Credit: Sami Mlouhi (CC BY-SA 2.0))Порт Келибии, вид со стороны византийской крепости. (Источник: Сами Млухи (CC BY-SA 2.0)

И хотя некоторые рыбаки действительно могут не знать, что попадает в их сети, другие просто безразличны к таким «нюансам».

В 1975 году Тунис подписал Барселонскую конвенцию, которая, в частности, определяет, какие виды морских животных и рыб после вылова необходимо выпускать на волю и когда рыбаки должны сообщать о содержимом своего улова компетентным органам.

Впрочем, «охотники на акул» не боятся властей и действуют как мафиозный клан со своим неписаным кодом молчания — своего рода «омертой», сетует Жриер.

«Они хорошо организованы, и если власти или СМИ на них наседают, они начинают мстить, — поясняет Жриер. — Они способны на это, так как за их спиной профсоюзы, которые настолько сильны, что нередко решают, кто и как станет министром».

Активисты и сотрудники береговой охраны, которые пробовали остановить охоту на акул или просто проверить суда и конфисковать мертвых животных, подвергались избиениям, а их автомобили поджигали, как рассказали OCCRP местные экоактивисты.

При этом посредники, доставляющие рыбу с берега покупателям, часто стремятся скрыть, чье мясо продают. Они разрезают акул и смешивают их части с частями тунца или рыбы-меча, из-за чего практически невозможно понять, что это за товар.

Нередко рестораны, супермаркеты, сети дистрибьюторов и отели осознанно покупают акулье мясо, потому что могут за свои деньги получить больше.

К примеру, раз отели предлагают систему «всё включено», то купить сразу большую акулу им выгоднее, ведь надо готовить много порций. В некоторых отелях даже ставят чучело акулы на видном месте, рассчитывая привлечь больше клиентов.

Что касается случайно попадающих в сети акул, то наказание рыбаков может оказаться контрпродуктивным шагом.

«Штрафы, взыскания… это у рыбаков вызывает большую тревогу, — говорит Серена. — Скорее нам необходима система слежения — наподобие той, что используется для черепах и морских млекопитающих».

Система даст рыболовам возможность уведомить береговую охрану, когда попадется подлежащая отслеживанию акула. После этого береговая охрана сможет связаться с ближайшим органом по морским исследованиям, а тот, в свою очередь, «зарегистрирует» и отпустит в море пойманное животное.

A map of the Strait of Sicily, between Tunisia and the Italian island. (Credit: Norman Einstein (CC BY-SA 2.0))Сицилийский пролив на географической карте. Находится между Тунисом и итальянским островом Сицилия. (Источник: Норман Айнстайн (CC BY-SA 2.0)

«Если так не сделать, то, как результат, рыбаки, к которым в сети случайно угодила акула, предпочтут «во избежание проблем» продать ее нелегально», — предупредил Серена.

Популяция акул в заливе Габес — очень ценный ресурс, и его защита крайне важна для экосистемы Средиземного моря. По словам Серены, вылавливая акул, рыбаки рубят сук, на котором сидят.

Акулы как хищники находятся наверху пищевой цепочки, и их исчезновение может пагубно отразиться на рыбных запасах в целом.

«Природная роль акул — регулировать всю морскую пищевую цепочку», — поясняет эксперт.

Когда в Северной Каролине истребили большинство акул, которые питаются скатами, популяция последних выросла многократно, уничтожив запасы морских гребешков — важный источник существования для местных рыбаков. Как следствие, рыболовная отрасль этого американского штата пришла в упадок.

То же самое может случиться в Тунисе.

«Если акулы исчезнут, — предупреждает Серена, — вся экономика региона рискует рухнуть… От них зависит судьба портов и заработок людей».