Из-за «легализованной коррупции» бюджет Демократической Республики Конго теряет пятую часть поступлений из добывающей отрасли

Более 750 миллионов долларов в виде выручки от добычи сырья пропали из казны Демократической Республики Конго (ДРК) за три года. Об этом говорится в опубликованном в пятницу докладе «Личный “банкомат” режима», подготовленном некоммерческой организацией Global Witness.

Документ описывает, как через «легализованную коррупцию» пятая часть жизненно важных для страны доходов, полученных от добывающей промышленности, нелегально выводится из бюджета. Так государство теряет деньги, которые должны идти на нужды населения.

DRC MiningДобыча вольфрама и касситерита в Демократической Республике Конго (Фотo: Julien Harneis, CC BY-SA 2.0)

«Неясно, на что были израсходованы эти деньги или куда они были переведены», — отмечается в докладе, однако авторы установили, что часть их была потрачена через коррупционные схемы, участники которых связаны с президентом Джозефом Кабилой.

По данным Всемирного банка, ДРК — одна из беднейших стран мира, ВВП на душу населения здесь составляет примерно 445 долларов — лишь немногим больше, чем в Сомали и некоторых других государствах Африки к югу от Сахары.

При этом ДРК чрезвычайно богата полезными ископаемыми. В 2016 году на страну пришлось более половины всей мировой добычи кобальта — очень востребованного металла, который используется в смартфонах и батареях электромобилей. Кроме того, ДРК заняла шестое место в мире по объемам производства меди.

Ведущие доходный бизнес добывающие компании по правилам обязаны передавать часть прибыли в бюджет ДРК через систему налогов, лицензионных платежей, дивидендов, а также разовых взносов после заключения контрактов. Однако в Global Witness выяснили, что с 2012 по 2015 год более 750 миллионов долларов из этих средств были утрачены из-за действий коррумпированных госкомпаний и налоговых органов страны.

Однако если учесть платежи компаний и другим госструктурам, включая ныне ликвидированное Региональное налоговое управление, то сумма потерь вырастет до 1,3 миллиарда долларов.

Крупнейшим участником схемы по нелегальному выводу денег является главная государственная добывающая компания Gécamines, которая в гигантских объемах «теряла» деньги, несмотря на то что была наиболее доходным добывающим предприятием в стране.

На сегодня Gécamines самостоятельно добычу уже практически не ведет. В то же время компания имеет доли примерно в двадцати добывающих проектах сторонних фирм, как отмечается в докладе. Участие в других проектах приносит Gécamines свыше 100 миллионов долларов в год, однако государству из этих денег достается лишь «крохотная часть».

Примечательно, что у Gécamines нашлись средства для возврата крупного кредита от Дэна Джертлера, близкого друга президента Кабилы. При этом деньги по другим займам и зарплаты собственному персоналу не выплачивались.

Также существенную роль в незаконном выводе государственных финансов сыграли и налоговые органы ДРК, ответственные за взимание налогов с предприятий добывающей отрасли. Эти предприятия, как правило, окружены плотной завесой секретности и управляются людьми, имеющими личные или деловые связи с Кабилой.

Авторы доклада Global Witness установили, что налоговые структуры ежегодно переводят в свои «собственные» фонды часть средств, поступающих из добывающей сферы. Получается, что не только ряд крупных добывающих компаний не делают в справедливом объеме отчисления государству, но и налоговики «тянут» деньги из казны.

Обвинения в коррупции со стороны Global Witness прозвучали в ситуации, когда Кабила стремится удержать власть вслед за отказом сложить полномочия по истечении второго президентского срока в декабре.

Кабила тогда предложил провести новые выборы до конца этого года, однако эти планы продолжают отодвигаться на фоне тяжелого экономического кризиса и непрекращающегося вооруженного конфликта между правительственными силами и противниками президента. Об этом пишет The New York Times.

В свою очередь Би-би-си отмечает, что представители правительства Кабилы пока не прокомментировали доклад Global Witness, однако прежде власти ДРК отрицали наличие коррупции в добывающей отрасли страны.