Во Франции начался суд над Обиангом, но его адвокаты пытаются добиться отсрочки

В понедельник во Франции начался суд по делу Теодорина Обианга — сына президента Экваториальной Гвинеи Теодоро Обианга Нгемы. Обианга-младшего обвиняют в коррупции и растрате. На первом же слушании его адвокаты попытались добиться отсрочки рассмотрения дела.

8086367568 b55b8523ff bСреди «сувениров», приобретенных на незаконно полученные деньги, была перчатка из клипа Майкла Джексона Thriller. (Фото: Abi Skipp, CC BY-SA 2.0)

Французская прокуратура обвиняет Обианга, занимающего пост вице-президента (он, таким образом, второй в очереди на «престол» этой западноафриканской страны), в хищении десятков миллионов долларов и вывозе этих денег за границу.

Этот судебный процесс стал лишь новым звеном в цепочке заведенных в Европе и СШАдел, в рамках которых удалось выяснить, какими баснословными богатствами обладаетэтот эпатажный отпрыск диктатора: ему принадлежат картины французских импрессионистов, суперкары и расшитая блестками перчатка из клипа Майкла Джексона Thriller.

В 2014 году Обианг заключил с Министерством юстиции США соглашение о возвращении активов общей стоимостью более 30 миллионов долларов, приобретенных,по мнению американских властей, на деньги, полученные в результате коррупционной деятельности. Тем не менее ему удалось оставить у себя немалую часть имущества, в том числе ту самую перчатку.

В Европе, в частности, правоохранительные органы изъяли принадлежащий ему особняк в Париже стоимостью более 110 миллионов долларов и 76-метровую яхту.

В понедельник адвокаты Обианга ходатайствовали об отсрочке судебного процесса, чтобы у них было больше времени на подготовку защиты. Обианг не присутствовал на слушании и оставил свой адрес в столице Экваториальной Гвинеи Малабо.

В декабре Международный суд ООН в Гааге отклонил требование представителей Экваториальной Гвинеи о приостановке процесса на основании дипломатической неприкосновенности.

Возбуждение дела против Обианга ознаменовало смену линии поведения французских властей, которые долго закрывали глаза на деяния африканских казнокрадов, занимающихся произволом в собственных странах. Кроме того, этому решению предшествовало почти десять лет постоянного давления со стороны антикоррупционных организаций, таких как Sherpa и Transparency International.