Сербия: в интервью партнеру OCCRP бывший сотрудник спецслужбы, осужденный за убийство 1990 года, заявил, что организатором был не он

В среду бельгийский суд вынес приговор бывшему высокопоставленному сотруднику югославской разведки за преступный сговор с представителями оргпреступности с целью убийства активиста — косовского албанца — в Брюсселе в 1990 году.

Screenshot from 2016-11-25 13-44-29Божидар Спасич. (Фото: KRIK)

Бывший глава спецподразделения службы безопасности по борьбе с «эмиграцией экстремизма и терроризма» Божидар Спасич был приговорен к пожизненному заключению за убийство Энвера Хадри — руководителя управляемой из-за границы организации по защите прав косовского албанского большинства. По этому делу сроки также получили живущие в Сербии Андрия Драскович и Веселин Вукотич. Все трое были осуждены заочно и находятся в Сербии.

В одном из интервью репортерам Журналистского объединения по исследованию преступности и коррупции (KRIK, партнер OCCRP) незадолго до оглашения приговора Спасич подробно рассказал, как было совершено это убийство.

Его версия во всем совпадает с судебными материалами, изученными журналистами KRIK, а также с тем, что написано в его собственной малоизвестной книге, опубликованной в 2000 году, кроме ключевого момента: он утверждает, что организатором преступления был не он.

Согласно данным, на которые опирались бельгийские правоохранительные органы, на исполнителей покушения Спасич вышел через инспектора белградской полиции Мирослава Бижича. Их было шестеро: Веселин Вукотич, Андрия Драскович, Юсуф Булич, Дарко Асанин, Андрия Лаконич и Кристиян Голубович. Одним из основных свидетельств в бельгийском судебном процессе стали данные в 1990 году показания Бижича, который погиб в ходе перестрелки в Белграде в 1996 году (это дело так и осталось нераскрытым).

В интервью, состоявшемся 15 ноября, Спасич заявил журналистам KRIK, что он не был причастен к этому убийству, но, занимая высокую должность в спецслужбе, был посвящен в его мельчайшие подробности.

«Наши люди подъехали к дому Энвера Хадри и ждали, пока он появится. У нас не было даже его фотографии. Мы знали только, что у него небольшая бородка», — сказал Спасич.

Они увидели, как Хадри вылез из машины и зашел в дом.

«Они сказали: “Черт, он больше не выйдет”. Но у наших террористов есть какой-то животный инстинкт. Здравый смысл восторжествовал, и они остались ждать. Минут через десять он вышел из дома один, сел в свою машину и уехал. Они поехали за ним и оказались на какой-то аллее. Они подъехали к нему и открыли окно, как будто хотели спросить дорогу. Они дважды в него выстрелили. Его голова упала на руль. Он стоял там еще двадцать минут, а водители других машин, не зная, в чем дело, объезжали его».

И хотя в интервью Спасич заявил, что его роль в этой операции была эпизодической, бельгийские материалы и его книга свидетельствуют об обратном.

В своих мемуарах, получивших название «Горностай, который говорит» (The Weasel Who Speaks), он написал, что сыграл ключевую роль в организации этого убийства, и описал все его подробности. Кроме того, в книге говорится, что Хадри был «террористом», и его нужно было убить, чтобы предотвратить покушение на тогдашнего сербского президента Слободана Милошевича.

Тем не менее в интервью на прошлой неделе он сказал, что эти заявления можно считать «художественным допущением», а сама книга — просто «романтизированная сказка».

«В структуре службы безопасности никто не может принимать собственные решения. В любой ситуации, за любой операцией — даже в случае ликвидации Энвера Хадри — стоит целая группа людей, осуществляющих тщательную подготовку».

Эта книга, как и свидетельские показания Бижича, стала ключевым материалом на бельгийском судебном процессе.

Сейчас Спасич находится на свободе, живет в Белграде и говорит, что легитимными считает лишь сербские суды.