Интерпол разыскивает за взятки сына бывшего президента ИААФ

По просьбе Франции Интерпол объявил в розыск Папу Массату Диака, сына Ламина Диака — бывшего президента Международной ассоциации легкоатлетических федераций (ИААФ). Французские правоохранители обвиняют его в «соучастии в получении взяток, отмывании денег при отягчающих обстоятельствах и сговоре с другими членами преступной группы с целью инвестирования, сокрытия и присвоения доходов от коррупционной деятельности».

 

Папа Массата Диак. Фото: Интерпол

Ордер на арест (так называемый красный циркуляр (Red Notice) был выдан Интерполом после публикации второй части доклада независимой комиссии Всемирного антидопингового агентства (ВАДА), посвященного чиновникам ИААФ, подозреваемым в «пассивной коррупции», отмывании денег и преступном сговоре. В прошлом маркетинговый консультант ИААФ, Массата Диак в докладе назван виновным в целом ряде коррупционных преступлений.

Французские следователи впервые упомянули имя Диака-младшего в ноябре 2015 года, когда было начато расследование в связи с возможным получением его отцом более чем миллиона долларов от представителей России за сокрытие положительных допинг-тестов. После этих подозрений в ВАДА призвали отстранить Россию от соревнований под эгидой ИААФ и заявили, что в стране фактически велась «государственная допинговая программа».

В конце года в прокуратуре Франции также сообщили, что намерены задержать Массату Диака за причастность к другому делу о взятках, в котором фигурирует шантаж в отношении спортсменов. Однако Диак избегает появления на территории Франции с того момента, как там ему предъявили обвинения.

7 января Комитет по этике ИААФ ввел пожизненный запрет на участие в делах федерации для Массаты Диака, а также бывшего президента Всероссийской федерации легкой атлетики Валентина Балахничева, старшего тренера легкоатлетической сборной России по группе выносливости Алексея Мельникова и для прежнего главы антидопингового департамента ИААФ Габриэля Долле. Их обвиняют в нарушении Этического кодекса федерации. В ИААФ заявили, что есть факты, подтверждающие их «соучастие в сговоре с целью вымогательства» взяток у спортсмена «путем шантажа».

В декабре 2014 года в британской The Guardian вышел материал о попавших в распоряжение издания электронных письмах Массаты Диака, в которых, как можно судить, он требует почти пять миллионов долларов в процессе рассмотрения заявки Катара на проведение чемпионата мира 2017 года.

Газета написала, что ставшие достоянием гласности сообщения относятся к 2011 году и что в них Диак фактически просит перевести 4,5 миллиона долларов на его банковский счет, а еще 440 тысяч долларов передать ему при личной встрече в столице Катара Дохе. При этом остается неясным, получил ли он эти деньги.

По данным The Guardian, электронные письма, вероятно, были отправлены за месяц до того, как в борьбе за чемпионат 2017 года Доха уступила Лондону. Однако заявка Катара от ноября 2014 года на проведение чемпионата мира 2019 года в итоге оказалась успешной.

Издание добавляет, что, когда журналисты обратились в Олимпийский комитет Катара с просьбой прокомментировать эту информацию, в Федерации легкой атлетики этой страны ответили, что такой электронной переписки не вели, а их заявочная кампания отвечала всем требованиям и нормам.

В ИААФ также отреагировали на сведения из статьи The Guardian от декабря 2014 года. Там заявили, что газета ссылается на электронные письма и документы, «которых в федерации не видели». Подобные письма и документы, по словам ответственных лиц ИААФ, «необходимо направлять в Комитет по этике ИААФ — независимый орган, имеющий всю полноту власти для назначения расследований и возможных санкций».

В примечании к январскому докладу Независимого комитета ВАДА говорится, что Массата Диак «сложил с себя полномочия маркетингового консультанта ИААФ в декабре 2014 года в связи с подозрениями в том, что он требовал пять миллионов долларов в ходе неудачной заявочной кампании Катара на проведение ЧМ-2017 по легкой атлетике. Действия Диака с апреля 2014 года оценивал Комитет по этике ИААФ. Свое решение по этому вопросу комитет представил спустя 21 месяц — 7 января 2016 года».