У могущественных сербско-американских наркоторговцев могут быть связи в разведуправлениях

Милета Милянич, уроженец Боснии с американским паспортом, объявлен в Италии в розыск. Если на Апеннинах он просто захочет сделать пересадку в аэропорту, его арестуют.

Тем временем в Нью-Йорке его странным образом, похоже, не пытаются привлечь к суду, притом что с него здесь до сих пор не сняты федеральные обвинения, выдвинутые еще в 2003 году.

Поэтому при желании несложно разыскать Милянича — главаря группировки «Америка». Этот жестокий синдикат торговцев кокаином орудует как минимум на четырех континентах и, вероятно, несет ответственность за десяток убийств.

У Милянича квартира в ухоженном таунхаусе в квартале Риджвуд нью-йоркского района Квинс.

На входе в дом дверной звонок с его именем.

Иногда он даже появляется на тв.

После сильнейшего пожара в мае 2016 года в известном соборе Святого Саввы на Манхэттене, принадлежащем Сербской православной церкви, глава сербского МИДа Ивица Дачич прилетел в Нью-Йорк, чтобы увидеть пострадавшее здание. Когда в эфире показали его общение с репортерами, телезрители в Белграде заметили на экране среди сопровождавших министра знакомое лицо — Милету Милянича.

На критику в связи с этим Дачич ответил словами о том, что Милянич-де — церковный благотворитель, «который один дал больше денег, чем все остальные жертвователи, вместе взятые».

Изученные OCCRP данные из десятков стран указывают на происходившие не одно десятилетие перехваты партий наркотиков и убийства, связанные с группировкой Милянича. С конца 90-х членов группировки «Америка» арестовывали и предъявляли им обвинения в Сербии, Черногории, Германии, Италии, Греции, Польше, ЮАР, Аргентине и Перу. Правоохранители конфисковали больше пяти тонн кокаина, принадлежавшего группировке.

Однако самому Миляничу арест не грозит — по крайней мере, в Нью-Йорке и Сербии, куда он съездил в августе, о чем говорит его страница в Instagram, которую использует его жена.

В Италии, где власти активно боролись с людьми Милянича, следователи жалуются на то, что постоянно испытывали трудности из-за связей группировки «Америка» с сербскими правоохранителями, а может быть, и с еще более могущественными структурами.

«Кто-то в США покровительствует им», — сказал в 2015 году в разговоре с OCCRP один из высоких чинов итальянской полиции.

Его бывший высокопоставленный коллега из полиции Белграда независимо высказал то же предположение.

«Я считаю, что за ними стоит ЦРУ. Поэтому мы прозвали их “группировка “Америка”», — сказал сербский экс-полицейский.

В самом Центральном разведывательном управлении отказались дать комментарии, как, впрочем, и во всех других спецслужбах США, к которым журналисты обращались, готовя эту статью.

Захватывающая история группировки «Америка» берет начало в среде югославских эмигрантов в США и в перипетиях сербской политики. При этом ни в одной стране толком ничего не знали о криминальном промысле банды до 2001 года, когда один из ее членов добровольно поведал полиции о том, что знал (этому человеку дали кодовое имя Счастливчик — Сречко по-сербски, или Лаки по-английски).

Несколько часов ошарашенные оперативники слушали его рассказ о югославах, которые стали преступниками на улицах Нью-Йорка, потом глубоко внедрились в сербскую политику и выросли в серьезных международных наркоторговцев.

Полицейские направили рапорты, но их попытки организовать расследование ни к чему не привели.

Фото: incamerastock/Alamy Вид на Манхэттен с Эмпайр-стейт-билдинга, Нью-Йорк, 1988 год

Группировка «Америка» — что это?

В 70-х годах прошлого века молодой серб Бошко Радонич, прозванный позже Юго, эмигрировал из Югославии в США.

Радонич промышлял криминалом и одновременно был ярым противником коммунистических властей Югославии. Кроме того, он выступал сторонником сербского королевского дома в изгнании. В итоге в США он отсидел в тюрьме за несколько попыток покушения на югославские дипмиссии с применением взрывчатки.

В 80-х Радонич стал подручным Джимми Кунана, главаря банды «Вестиз» (Westies), известной насилием и жестокостью. Банда состояла из ирландских американцев и орудовала в одном из старых кварталов Нью-Йорка, известном как Адская кухня (Hell’s Kitchen). После того как Кунан и другие лидеры банды отправились за решетку, ее возглавил Радонич. При нем «Вестиз» сблизились с мафиозным кланом Гамбино под руководством Джона Готти, известного также как Щеголь или Тефлоновый Дон. Когда Готти в 1986 году обвинили в рэкете, Радонич помогал давить на членов жюри присяжных.

Двум молодым сербам в окружении Радонича и было суждено создать группировку «Америка» такой, какой мы ее знаем сегодня.

Милета Милянич родился в 1960 году в Гацко — ничем не примечательном городке в степной зоне на юго-востоке Боснии. Неясно, когда он уехал из тогда еще Югославии, но между 1982 и 1984 годами он уже получил номер социального страхования в Нью-Йорке.

В Большом яблоке Милянич и его лучший друг Зоран Якшич (по всей видимости, выходец из города Зренянин, что недалеко от Белграда) служили у Радонича телохранителями. В 80-х их обоих осудили за мошенничество с кредитными картами и посадили.

Однако Милянич отсидел лишь двадцать месяцев из назначенного ему трехлетнего срока. Якшича тоже освободили — он отбыл часть пятилетнего срока, но снова угодил за решетку, нарушив правила условно-досрочного освобождения. В результате в начале 90-х он массу времени провел, как говорится, на полном гособеспечении.

Гангстеры вернулись на Балканы, когда шел распад Югославии, а сербский национализм, движимый Слободаном Милошевичем, в начале 90-х резко набирал силу. Радонич нашел поддержку среди чинов Службы безопасности Сербии — ему давали оружие и ограждали как от внимания местных правоохранителей, так и от международных расследований.

Примерно в это время к Радоничу в Белграде присоединился его младший подельник Воислав Райчевич по прозвищу Воя Американец, который получил контроль над бандой.

Под присмотром Райчевича она и превратилась в группировку «Америка» — тайный международный преступный синдикат со строгой дисциплиной, который избрал «специализацией» контрабанду кокаина из Южной Америки в Европу. Власти также приписывают его членам множество заказных убийств, хотя за убийство никого из мафиози не осудили.

Группировка поддерживала тесные связи с сербскими спецслужбами. В 1997 году хорватские тайные службы, предположительно, через прослушку перехватили разговор между сыном Слободана Милошевича Марко и неким мужчиной. Они обсуждали главаря группировки «Америка» Райчевича, говоря, что он «работает на Бошко Бойовича» — крупную фигуру из черногорских разведывательных структур и человека, лояльного к Милошевичу.

В том же 1997 году Райчевич пропал.

В своем подробном добровольном признании спустя несколько лет информатор Сречко рассказал полицейским, что после очевидного убийства главаря «американцев» Райчевича его брат Веселин Веско Райчевич по прозвищу Медвежонок собрал встречу, чтобы спланировать меры, которые помогут устранить предателей и добиться мести.

По словам Сречко, среди участников той встречи был и Бошко Бойович, проживавший тогда в Белграде в качестве одного из главных помощников шефа сербской спецслужбы.

Как сообщил Сречко, ему рассказали, что предполагаемого убийцу Райчевича Мишу Цветичанина привезли в частный дом в Белграде и пытали, пока он не выдал сообщников. Потом его расчленили цепной пилой.

Жертвами череды кровавых убийств в отместку за Райчевича стали два главаря конкурирующих банд, полицейский генерал и два «изменника» (а также отец одного из них) из рядов группировки «Америка».

Когда расправы закончились, группировка «Америка» обрела нового лидера — Милету Милянича. Того самого, который сегодня ведет комфортную жизнь в Нью-Йорке.

Тогда Миляничу было под сорок, и он имел репутацию человека, способного как на невероятную преданность, так и на расчетливую жестокость. В беседе с информатором Сречко полицейские поинтересовались, кого из мафиози можно было бы использовать как слабое звено, и услышали в ответ, что Милянич тут точно не подойдет.

«Психологически он очень подкован. Он умеет оценить человека по его чувствам, его рассказам, — сообщил Сречко. — К нему не подобраться».

С Миланичем группировка превратится в более высокоорганизованную и более прибыльную криминальную структуру.

Фото: книга «Коммандос» автора Николы Кавайи Молодой Милета Милянич (слева), Никола Кавайя (в центре) и Бошко Радонич (справа)

Внутренний террор и глобальный охват

Слободана Милошевича свергли в октябре 2000 года в результате массовых протестов. На смену ему пришло реформистское правительство премьер-министра Зорана Джинджича, которое осторожно налаживало контакты с Западом и взялось за демократические реформы. Считалось, что в отличие от Милошевича новые власти настроены против организованной преступности.

На эти события группировка «Америка» ответила террором внутри Сербии.

В 2002 году группировку обвинили в организации убийства генерала полиции Бошко Бухи, которое случилось в одну из ночей на берегу Дуная. В ходе проведенных вслед за этим обысков полиция изъяла оружие в доме одного из членов группировки, в том числе два пистолета и автомат, зарегистрированные в Управлении государственной безопасности (сейчас это ведомство называется Агентство информационной безопасности, АИБ). Двум сотрудникам госбезопасности предъявили обвинения, но с тех пор дело пылится в судах.

В обвинительном заключении прокуроры заявили, что пятеро членов группировки планировали убийство высокопоставленных правительственных чиновников, чтобы «посеять страх среди граждан и создать обстановку, в которой царит их непререкаемая власть», что позволило бы им безнаказанно действовать при новом политическом порядке.

В планах группировки «Америка» были самые влиятельные лица, включая самого премьер-министра.

Несколько месяцев спустя, в марте 2003 года, Джинджича застрелил снайпер.

Полиция несколько недель продержала под стражей Радонича, который к тому времени уже не был у руля группировки, но ему предъявили обвинение лишь в незаконном хранении боеприпасов. В итоге убийство Джинджича приписали соперникам группировки, клану «Земун». Радонич умер от естественных причин в 2011 году.

В 1998 году, когда Милянич уже год возглавлял «американцев», в Перу полиция арестовала Якшича, у которого изъяли 1,22 килограмма кокаина, принадлежавшего группировке. Наркотик был спрятан в аэрозольных баллончиках, которые должны были отвезти в Майами. Потом перехваты стали происходить по нарастающей.

В 2000 году в Боснии полиция конфисковала партию весом 164 килограмма, также связанную с группировкой.

По некоторым оценкам, костяк банды, вероятно, составляют не больше 15 человек. Также в ней может быть порядка сотни постоянных подельников, которые рассеяны по континентам, но при необходимости могут перемещаться по миру. Состав группы изменчив: зачастую ее ряды полнятся за счет «партнерства» с другими бандами в разных регионах и привлечения сторонних людей для выполнения кратковременных задач.

Например, группировка «Америка» часто нанимает сербских и черногорских моряков, чтобы контрабандой провозить грузы весом менее 100 килограммов на коммерческих судах и круизных лайнерах, идущих из Южной Америки в Европу, с оплатой при доставке. Такой подход помогает снизить убытки в случае, если «товар» пропадет. Кроме того, у правоохранителей возникает меньше причин тратить деньги и время на преследование лидеров группы.

В отчете итальянских следователей, наблюдавших за группировкой в 2008 и 2009 годах, сказано, что их впечатлило эффективное управление и способность этой ОПГ быстро реагировать на угрозы.

«Группировка очень сильна экономически, поэтому преступники могут создать себе базу практически в любом городе. При этом в критической ситуации они могут так же быстро бесследно раствориться», — написали оперативники.

Фото: налоговая полиция Италии Кадр видео с полицейской камеры, установленной в миланском отеле. Зоран Якшич кладет в сумку миллион евро

«Кто нас сдает, тот заслуживает смерти»

Такая оценка прозвучала после того, как полиция в Милане столкнулась с далеко не рядовыми вещами, наблюдая за рутинным сбытом кокаина на севере Италии.

Детективы проследили, как один из драгдилеров пришел на встречу с племянником Милеты Милянича Младеном Миляничем, который тогда в Италии готовил поставку кокаина.

Сам Младен Милянич, как выяснилось, обитал в номере роскошного бутик-отеля Gran Duca di York, а его компаньоны — в снятых на короткое время квартирах и гостиницах в разных частях Милана. Полицейские установили скрытые камеры и микрофоны, а телефоны наркодельцов поставили на прослушку.

То, что им пришлось увидеть и услышать, поражало.

«Это закоренелые, очень опасные преступники, — сказал в беседе с OCCRP в 2016 году Марчелло Муссо, который вел то расследование. — У них своя военизированная структура с четкой системой подчинения и массой оружия. Они без труда меняли квартиры, места проживания, телефонные номера. Они действовали так, как действовали бы полицейские, что очень осложняло расследование».

Бизнес группировки явно приносил неплохой доход. На одном из видео оперативной съемки Якшич в номере миланского отеля непринужденно выложил перед собой на стол купюры на миллион евро.

За несколько месяцев итальянские правоохранители составили представление о группировке «Америка». Она выглядела служебным звеном в международной наркоторговле: закупала кокаин у производителей в Латинской Америке и продавала его европейским оптовикам, мелким сбытом на улицах она не занималась.

Скрытое оперативное наблюдение помогло полиции выявить глобальную сеть с налаженными каналами продаж в обеих частях Америки, в Африке и Европе и указывало на наличие у группировки друзей в высоких кабинетах.

«Могу сказать, что ко мне приходила очень серьезная информация, — рассказал Муссо (в прошлом году он погиб в ДТП). — Ужасающая информация о коррупции, о связях между наркоторговцами и сербской полицией».

В начале 2009 года итальянские детективы перехватили адресованные Якшичу слова Милеты Милянича о том, что человек в сербской разведке сообщил ему о «кроте» в группировке «Америка». Прозвучало и имя потенциального предателя: Миленко Ласкович по прозвищу Лаки — таким же было кодовое имя информатора, который рассказал полиции о группировке в 2001 году. Подозрения, похоже, попали в точку: прозвище Ласковича на латинице пишется ‘Laki’ — со схожим звучанием, что и у английского слова ‘Lucky’, которое переводится как «счастливчик» (‘Srećko’ в латинском варианте сербского).

Для Милянича это стало тяжелой новостью. Ласкович был одним из старых друзей, но этот статус не позволял закрыть глаза на его прегрешение.

«Его надо ликвидировать», — прямо указал Милянич Якшичу в одном из телефонных разговоров.

После того как полиция в Буэнос-Айресе конфисковала кокаин группировки «Америка» более чем на шесть миллионов долларов, Милянич сообщал второму по старшинству человеку в банде о том, что дотошно расспросил Ласковича о предыдущих перехватах, и ответы Ласковича его не устроили.

Вывод, который зафиксировала полицейская прослушка, был неумолимым.

«Тот, кто сдает нас, заслуживает смерти», — сказал Якшич Миляничу.

Год спустя, вечером 18 января 2010 года, кто-то трижды выстрелил Ласковичу в голову, когда он парковал свой «мерседес» в пригороде Белграда.

Это убийство остается нераскрытым.

Фото: Peruvian Police A police picture of Zoran Jakšić in Peru, February 2016.

Скрываться у всех на виду

На одной из оперативных записей, расшифрованных итальянской полицией, слышно, как Милянич дает жизненные советы и подсказывает, как лучше управлять группировкой и не попадаться властям. Он «делился мудростью» с Якшичем, чья внешность, порочные пристрастия и любовь к ночной жизни обычно не оставались незамеченными.

«Все должно делаться спокойно, просто и обычно, — наставлял его Милянич. — Зоран, прошу тебя, будь осторожен. Не влезай в дерьмо и не рискуй где не надо, и у нас не будет проблем. Но если мы оступимся, то все будет кончено…»

Совсем как доны пяти традиционных мафиозных семей Нью-Йорка, сам Милянич ведет тихую жизнь в этом мегаполисе. Его основной адрес здесь, как можно судить, — простой кирпичный дом на шесть квартир в ряду таунхаусов в квартале Риджвуд в районе Квинс, где обитает много обычных рабочих и служащих. Из «роскоши», которая водится за Миляничем, — только загородный дом с большим участком земли в Сербии.

Милянич может с легкостью затеряться в толпе спешащих на работу клерков, но Якшич со своей внешностью — двухметрового роста, атлетически сложенный, с яркими карими глазами — невольно бросается в глаза.

В то время как Милянич надолго не покидает свое нью-йоркское жилище, Якшич часто летал и при этом менял свое «Я» — известно, что у него было с четыре десятка поддельных удостоверений личности, которыми он прикрывался, разъезжая по миру в интересах группировки «Америка». В разное время власти Италии, Греции и Аргентины выдавали ордера на его арест.

С десяток лет Якшич главным образом вел дела из Южной Америки. По данным полиции Перу, он решал самые разные вопросы — от переговоров с поставщиками кокаина до организации платежей — и часто действовал смело и с выдумкой.

Однажды в Аргентине он задумал контрабандой отправлять кокаин в Испанию в винных бутылках. Полиция узнала об этой схеме и готова была его арестовать, но он сбежал из страны.

Даже когда его ловили, Якшич умудрялся продолжать наркобизнес и с пользой для себя проводил время за решеткой. Если верить правоохранителям, после ареста в 1998 году в Перу он с большой выгодой использовал тюремный срок — заключал стратегические партнерства и налаживал контакты с другими сидельцами, которые позже окажутся весьма важными для его кокаинового промысла.

Но в конце концов Якшича обложили со всех сторон — и снова в Перу. В 2016 году в результате серии рейдов местная полиция арестовала десятки его подельников и изъяла более 854 килограммов кокаина. Якшичу удалось ускользнуть (вероятнее всего, его кто-то успел предупредить), но в итоге его задержали в прибрежном городе Тумбес, когда он хотел перейти границу со стороны Эквадора.

Ожидая суда в камере тюрьмы Мигеля Кастро в Лиме, Якшич продолжал руководить группировкой «Америка». В 2019 году его уличили в намерении сбежать и перевели в тюрьму особо строгого режима «Анкон 1», где он и отбывает назначенный ему 25-летний срок за наркоторговлю.

Фото: Такатоши Курикава/Alamy Римский аэропорт Фьюмичино, где в 2010 году задержали Милету Милянича

Взять под стражу и снова дать уйти

В 2009 году полиция Италии перехватила принадлежащую группировке «Америка» партию наркотиков, но Милянич и Якшич успели покинуть страну и избежать ареста. Опасаясь, что связи банды со спецслужбами и ее контакты в США не позволят нормально вести международное расследование, итальянские власти решили просто дождаться, пока главари вернутся.

Поджидая Милянича и Якшича, итальянцы продолжали отслеживать телефоны членов группировки. Как рассказал OCCRP один из начальников в среде силовиков, из прослушки, в частности, выяснилось, что Милянич вел переговоры с русской мафией о новом смелом плане — вывозить кокаин из Венесуэлы на кустарных субмаринах.

Этот план наверняка приказал долго жить 31 мая 2010 года. Авиакомпания Alitalia предупредила полицию о том, что Милянич намерен прилететь из Белграда в Фессалоники на севере Греции. Его задержали в аэропорту Рима, где он делал пересадку.

Миланский следователь Марчелло Муссо сообщил OCCRP, что он добивался против Милянича обвинений как против главы преступного семейного клана, что добавило бы еще порядка 15 лет к любому приговору. Однако Муссо не смог убедить прокурора антимафиозного управления в Риме поддержать его намерение.

И Муссо, и уже упомянутый собеседник OCCRP из числа полицейских чинов склонны объяснять это нежелание римского начальства давлением со стороны США. Примечательно, что к Миляничу (гражданину США), пока он был в заключении, приходило неожиданно много посетителей из американского посольства. Итальянские должностные лица отказались предоставить OCCRP данные о тюремных посещениях, что могло подтвердить факт тех визитов.

Однако, как рассказал OCCRP адвокат по уголовным делам, университетский аналитик Альфредо Фоти, привлечь Милянича как фигуру из ОПГ было бы сложно. Обвинение в «соучастии в мафиозном сообществе» обычно предъявляют людям из «традиционных» итальянских группировок, так как оно предполагает определенные уголовные деяния, не имеющие ничего общего с контрабандными операциями с наркотиками, которые вменяли главарям группировки «Америка».

В итоге дело отдали в Венецию, где Милянича приговорили к семи годам тюрьмы и штрафу в 40 тысяч евро за сбыт наркотиков. Такое наказание больше подошло бы для драгдилера низового уровня, а не для главаря международной наркогруппировки. После обжалования приговора срок Миляничу сократили на год.

Скупые тюремные документы говорят о том, что Милянича отправили отбывать срок в тюрьму в городке Тольмеццо на северо-востоке Италии, где ему разрешалось собирать фрукты и работать в огороде в рамках программы для заключенных «Сад без решеток».

Шестого мая 2014 года Милянича перевели на «полусвободный режим» (это своего рода условно-досрочное освобождение), разрешив проводить значительное время вне стен тюрьмы без надзора.

25 августа 2014 года Милянич исчез. До конца тюремного срока ему оставалось 13 месяцев.

В Надзорном суде Триеста, в чьей «юрисдикции» находился заключенный Милянич, OCCRP заверили, что «действовали по закону» и уведомили и центральную, и венецианскую прокуратуры о его исчезновении, но за этим ничего не последовало.

В Управлении прокуратуры Венеции лишь сообщили, что к ним не поступало ходатайство об оформлении запроса на экстрадицию Милянича. Причина такой ситуации непонятна.

«Не стоит удивляться, если в Италии кому-то вынесли приговор, а в США такой человек остается на свободе, — сказал Муссо в беседе с OCCRP в 2016 году. — Американцы пекутся о своих гражданах, защищают их. В отличие от Испании — испанцы выдают нам преступников».

Хотя в частном порядке итальянские полицейские и прокуроры негодовали из-за того, что не могли обвинить Милянича по статье за крупную наркоторговлю, лишь Муссо согласился говорить с журналистами под запись.

«За эту процедуру отвечает суд, а не полиция, — указал Муссо. — Суды оказались не способны действовать правильно».

«Однако важно уже то, что мы раскрыли такое явление [как группировка “Америка”], — добавил Муссо. — Как-никак, нам удалось что-то стоящее — мы арестовали его (Милянича). Хотя да, мы не всё сделали идеально».

В Италии Милянич по-прежнему в розыске. Впрочем, если только он не решится снова отправиться туда, в остальном арест ему, похоже, не грозит.

Фото: Room for Diplomacy (OGLv2.0) Посольство Великобритании в Белграде, Югославия, 1987 год

Везде свои люди?

Госдепартамент США не ответил на письменные просьбы дать информацию о Миляниче и группировке «Америка». Однако есть подкупающие убедительностью свидетельства того, что у группировки есть «кураторы» в разведслужбах или правоохранительных органах США.

Так, есть данные о вероятных тесных связях группировки с тайной полицией Сербии в 90-х годах.

По информации СМИ, британский посол в Белграде с 1994 по 1997 год сэр Айвор Робертс в показаниях Международному трибуналу в Гааге в октябре 2019 года сказал, что шеф бывшего Управления государственной безопасности Йовица Станишич был «тайным агентом ЦРУ».

По словам Робертса, он не может сообщить подробностей, так как британское правительство «не давало ему санкцию на обсуждение таких вещей». Он не ответил на просьбу OCCRP об интервью.

Высказывание Робертса перекликается с опубликованными в 2009 году в газете Los Angeles Times утверждениями, а также с данными из его книги «Беседы с Милошевичем» (“Conversations with Milosevic”), вышедшей в 2016 году.

Еще одна улика насчет связей группировки покоится в судебных материалах в Нью-Йорке.

В реестре дел федерального суда Южного округа Нью-Йорка указано, что в октябре 2003 году Миляничу, Якшичу и Эфраину Эдуардо Родригесу предъявили обвинение по единому пункту о преступном сговоре с целью сбыта наркотиков. Помощник федерального прокурора Нил Барофски, известный следователь по делам о финансах и наркотиках, возбудил это дело, которое было тут же заморожено.

Как правило, в США обвинения, составленные большим жюри присяжных, не оглашают до тех пор, пока обвиняемый не взят под стражу. Однако в отличие от прочих засекреченных производств дело «США против Милянича и других» значилось в публичном реестре дел. В соответствующем пояснении (единственная публичная запись о деле) не указано, что кого-либо арестовывали, вызывали в суд или нанимали кому-то адвоката.

В декабре 2006 года Барофски пришел в суд, где распечатал конверт с обвинительным заключением, но тут же снова его запечатал. В записи в реестре судебных дел нет объяснения такому странному действию.

Спустя почти 17 лет после возбуждения дела оно до сих пор находится на учете. В Федеральном суде США, в Управлении по борьбе с наркотиками (DEA) и американском Минюсте сообщили, что не могут комментировать незаконченное дело.

🔗Предлагаем сделку

Бывает так, что обвиняемый в связанном с наркотиками преступлении раскрывает некую информацию в обмен на иммунитет от преследования.

В 2014 году мексиканская газета El Universal писала, что власти США не менее десяти лет позволяли картелю «Синалоа» продолжать наркоконтрабанду, а взамен получали информацию.

«Сотрудники DEA [более 50 раз] встречались в Мексике с членами картеля, чтобы получить сведения об их конкурентах и параллельно создать сеть информаторов. Такие информаторы подписывают соглашение о сотрудничестве в деле информирования о наркотиках, что, в зависимости от результатов, дает им возможность претендовать на поощрения в будущем, включая снятие обвинения в США», — утверждало издание.

Информацию El Universal подтверждают данные, переданные в федеральный окружной суд Чикаго. В письменных заявлениях служащие DEA и Министерства юстиции указали на громкие аресты наркодельцов после таких контактов.

Заявления поступили в связи с делом Хесуса Висенте Самбады-Ньеблы, одного из лидеров «Синалоа», который настаивал на снятии обвинений, связанных с наркотиками. Адвокат Самбады сказал суду, что в обмен на информацию американские агенты согласились не мешать наркобизнесу «Синалоа» и активно не преследовать лидеров картеля.

Мексиканская полиция задержала Самбаду в 2009 году через несколько часов после его встречи с сотрудниками DEA в отеле в Мехико. Судья постановил, что его утверждения не освобождают от ответственности. Впрочем, он получил менее серьезное наказание, когда согласился свидетельствовать против других членов картеля.

Ситуация с делом группировки «Америка» резко контрастирует с тем, как Барофски вел другие дела, находясь в подчиненном генпрокурору США элитном отделе по борьбе с международным наркотрафиком. Проведенный OCCRP анализ реестровых судебных записей по десяткам дел, возбужденных за последние пять лет работы Барофски в отделе, иллюстрирует его активную работу: он появлялся в судах, санкционировал аресты, назначал адвокатов, выносил обвинения, реагировал на приговоры или отмену обвинений — и так по всем другим делам. Лишь дело группировки «Америка» было заведено, но до сих пор остается замороженным.

Фото: UPI Photo/Роджер Л. Уолленберг Генпрокурор США Альберто Гонсалес оглашает обвинительное заключение в отношении 50 лидеров группировки ФАРК. 22 марта 2006 года

Нити тянутся в Колумбию?

Сейчас Барофски — партнер в именитой нью-йоркской юридической фирме Jenner & Block LLP. Когда OCCRP беседовал с ним в 2019 году, он уже якобы очень смутно представлял то дело.

По его словам, он не помнит, почему отправился в суд, чтобы представить дело, а потом сразу снял его с повестки. Такой шаг он сам назвал «странным». Также он не смог объяснить, почему дело формально остается открытым столько лет.

При этом бывший прокурор сам завел разговор насчет того, что Родригес был колумбийцем, а в деле, возможно, фигурировали результаты прослушки, связанные с делами в Картахене и Медельине.

Через три месяца после предъявления официального обвинения Миляничу, Якшичу и Родригесу Барофски стал старшим следователем в затяжном деле, которое увенчалось обвинительным актом в отношении 50 лидеров Революционных вооруженных сил Колумбии (ФАРК). ФАРК тогда финансировала партизанские операции за счет доходов от контроля над значительной частью кокаинового производства в Колумбии. Обвинительный акт по делу, которое до сих пор считается крупнейшим делом о наркотиках в США, власти огласили в марте 2006 года.

Хотя Родригес был колумбийцем, и ФАРК, по словам Барофски, предположительно, обговаривала сделки по сбыту наркотиков с мафиози в Италии и Греции, Барофски не видит связи между странными «маневрами» с обвинительным актом по делу группировки «Америка» и преследованием лидеров ФАРК. Он утверждает, что улики по делу ФАРК в основном передали перебежчики-колумбийцы из числа бывших боевиков.

«Я уверен, что мы говорили и с другими из числа тех, кто сотрудничал с нами — точно уверен. Но я не помню, кто это был, — сказал Барофски. — Они (Милянич, Якшич и Родригес) могли быть со стороны ФАРК, но вопрос в том, ведет ли ниточка от одного к другому. Они могли иметь отношение друг к другу, но я не помню, чтобы они были связаны».

При этом Барофски не отверг идею о том, что группировка «Америка» находится под крылом некой спецслужбы, и задал риторический вопрос: «А кто-то еще мог курировать их как информаторов?»

Когда его спросили о конкретном силовом ведомстве США, Барофски просто сказал: «Ну или кто-то еще».

В статье также использованы материалы журналистов Арпада Шолтеса (Расследовательский центр имени Яна Куцяка) и Стелиоса Орфанидеса (OCCRP).

Другие материалы по теме

Recent stories

We use cookies to improve your experience on our website. Find out more or opt-out. Accept