Фото: Эдин Пашович / OCCRP

Когда-то сверхпопулярные латвийские «золотые визы» больше не прельщают — почему?

В 2014 году измученный годами неблагополучия рынок недвижимости Латвии был снова на подъеме. Скажем так.

Маленькая прибалтийская республика только недавно стала оправляться от режима жесточайшей экономии, который был одним из условий экстренной финансовой помощи от Евросоюза и Международного валютного фонда. Экономика постепенно росла, вновь поднимались и цены на жилье.

Лучшей лакмусовой бумажкой изменений служила латвийская программа «Золотая виза», которая за очень небольшие деньги давала богатым иностранцам вид на жительство в стране. В 2010 году, когда программа начала действовать, заявки подали 289 человек. К 2014 году число соискателей вида на жительство увеличилось почти до шести тысяч.

Риелторы не могли нарадоваться многочисленным клиентам из России, Китая, Украины, Казахстана и Узбекистана, искавшим пристанище вдали от своих стран, где правили жесткие режимы. Но, возможно, этим людям нужно было лишь где-то скрыться от пристального внимания налоговиков.

Как раз для этой категории эмигрантов в Латвии было много плюсов. Большинство латышей свободно говорят по-русски, а до Риги из Москвы лететь всего полтора часа. Но самое важное: в сравнении с другими странами Евросоюза латвийская «инвестиционная программа» стоила сущие гроши.

Право пять лет жить в государстве ЕС могло обойтись иностранцам всего в 71 150 евро (если они покупали жилье в быстро теряющей население латвийской периферии). Если же клиенты хотели обосноваться в бурлящей жизнью Риге или ее пригородах, то цена удваивалась до 142 300 евро. Но и такая стоимость программы «золотой визы» была одной из самых привлекательных в Европе.

Однако невольным следствием такой популярности стала неуверенность aспецслужб Латвии в своей способности должным образом проверять поток прибывающих. Число заявителей из одной только России могло составить население небольшого города — 12 097 человек. На россиян пришлось две трети всех 17 342 выданных с начала действия программы «золотых виз».

Число обладателей «золотых виз» росло быстро и достигло пика в 2014 году, когда Россия аннексировала Крым. Что поначалу виделось как инструмент развития экономики, внезапно обрело новое политическое значение. Если раньше главной тревогой латышей в связи с программой был сопровождавший ее рост цен на жилье, то теперь некоторые стали задаваться вопросам: что в действительности известно о владельцах долгосрочных виз?

Всего за один год число выданных «золотых виз» рухнуло почти с шести тысяч в 2014 году до 1101 в 2015-м.

К концу 2017 года, несмотря на привлеченные в экономику Латвии 1,44 миллиарда евро — в основном от сделок с недвижимостью — программа «золотых виз» практически заглохла.

«Самое значимое, что связано с программой «Золотая виза», — это помощь в стабилизации экономики после финансового кризиса 2008–2009 годов, когда лопнул «пузырь» на рынке недвижимости и потянул за собой вниз и другие отрасли», — говорит эксперт Министерства экономики Латвии Янис Салминс. «Но сказать, что она дала мощный толчок развитию бизнеса или экономики в целом, было бы неверно», — добавляет он.

Не вести бизнес — путешествовать

Дело было не в том, что не хватало нужной недвижимости: в рижском небе со шпилями соборов вновь массово соседствуют высотные краны. На момент написания статьи на сайте одной из ведущих риелторских компаний Латвии, Latio, рекламировалось около 1300 объектов, покупатели которых могли бы претендовать на «золотые визы». Латвийскую визовую программу продолжают рекламировать и некоторые российские сайты.

Начальник отдела продаж Latio Вия Гайлите рассказала, что условный «российский покупатель» был «человеком среднего класса — не сверхбогатым, чья профессия не требует постоянного присутствия в офисе, например, специалист из IT». По ее словам, россияне покупали недвижимость для проживания или в качестве инвестиции, чтобы позднее сдавать в аренду. В свое время журналистский портал Re:Baltica опубликовал статью, где говорилось, что «золотые визы» пользовались популярностью и у некоторых соратников президента Путина, таких как Аркадий Ротенберг, а также у управленцев из госкомпаний и их подразделений, в особенности связанных с гигантом энергетики, «Газпромом».

Представители латвийских миграционных властей недавно заявили на слушаниях в парламентском комитете Латвии, что 70 процентов покупателей «золотых виз» просто хотели заиметь право жить и перемещаться по территории ЕС.

Одной из причин фактического заката программы стало повышение в сентябре 2014 года стоимости участия в ней до 250 тысяч евро (по-прежнему весьма «конкурентная» цена для ЕС). На этом фоне экономическая рецессия в России, санкции ЕС и США, падение рубля, мягко говоря, не добавили уверенности потенциальным «визовым инвесторам». Еще одним «сдерживающим фактором» стало ужесточение проверок компетентными органами Латвии.

Инвестор «на задании»

Замглавы латвийской полиции безопасности Интс Улманис в декабре 2017 года сообщил на слушаниях в комитете Сейма, что более тщательные проверки прошлого соискателей виз выявили в том числе и тревожную информацию.

«От 60 до 70 процентов отказов связано с угрозой шпионажа, — заявил он на слушаниях. — Посмотрите на источник заявок и на то, как работают тайные службы в этих странах. [Для нас] было бы абсурдом пустить этих людей [в Латвию], а затем пытаться поймать их».

Также аналитические службы стали более тщательно проверять источники финансов заявителей. «Еще одна причина отказов — риски для экономической безопасности, потому что многие из этих людей не могут доказать законность происхождения их средств, — отметил Улманис. — Мы как государство не хотим, чтобы международные организации обвиняли нас в притоке в Латвию грязных денег».

Говоря об отказах, в завершение Улманис упомянул о весьма показательных ситуациях проявления «открытой враждебности» к Латвии — например, когда в публичных речах утверждалось, что Латвия должна быть частью России. Однако, признал он, таких случаев было всего три или четыре.

Согласно отчету МВД Латвии, с начала действия программы 156 претендентов на «золотые визы» получили отказы, причем около ста человек — с 2014 года.

Еще 3278 лицам визы аннулировали после того, как они продали недвижимость, наличие которой было основанием для получения визы, или сняли «неприкосновенный» депозит в банке, или же не зарегистрировались в соответствии с иммиграционными требованиями.

Число выданных Латвией «золотых виз» по странам гражданства соискателей. Данные: Управление по делам гражданства и иммиграции Латвии. Фото: Эдин Пашович / OCCRP

В латвийском отделении Transparency International (TI), Sabiedrība par atklātību — Delna, считают сферу недвижимости одним из самых простых каналов переправки грязных денег в Латвию и призывают налоговиков и следователей уделить этому рынку особое внимание.

Исполнительный директор латвийского отделения TI Лиене Гатере объясняет, почему это необходимо: «Криминальные элементы хорошо знают, в какой степени ведется контроль и надзор. У них есть связи с «коллегами» в Латвии и информация о том, что делать, чтобы не попасться».

Продолжение следует?

Начальник Службы по борьбе с отмыванием денег Латвии Виестурс Бурканс говорит, что было три случая за последние три года, когда его ведомство ходатайствовало об уголовном расследовании в отношении людей, связанных с программой «Золотая виза». В одной ситуации «инвестор» мошеннически занял деньги в банке за пределами Латвии и вложил их в недвижимость в республике. В другом случае продавец недвижимости задекларировал стоимость своего объекта выше уровня, необходимого для «золотой визы», при этом половину «инвестиционной суммы» затем вернул покупателю.

За первую половину 2017 года в Латвии приняли лишь 64 заявки по программе «Золотая виза». В минувшем ноябре парламент изменил закон, и теперь за продление долгосрочных виз на пять лет стали взимать 5000 евро, что вызвало большое недовольство среди «новых жителей» республики, приехавших из России.

В латвийской программе «золотых виз» участвовали выходцы из самых разных стран, и все же 90 процентов заявок поступило из республик бывшего СССР, в основном из России. Определенный интерес был и со стороны жителей Китая, хотя их общее число (всего восемь процентов от количества всех претендентов) меркнет на фоне россиян. В такой ситуации резкое сокращение объема заявок из России наверняка будет равносильно прекращению программы. К слову, в ситуации выбора теперь нелишне знать: латвийские «золотые визы» стоят столько же, сколько греческие, а на юге Европы и зимы не такие суровые, и лето длится дольше.

Депутат от Социал-демократической партии «Согласие» Янис Адамсонс в 1994–1995 годах возглавлял МВД и сохранил живой интерес к вопросам национальной безопасности. По его словам, все признаки говорят об одном: «Программа прекратит существование», — так он и заявил на парламентских слушаниях.

Репортаж создан в рамках Глобального антикоррупционного консорциума — партнерского проекта OCCRP и Transparency International.

Другие материалы по теме