Фото: Эдин Пашович

Оснащая диктатора

ЕС выделил два миллиона евро на закупку патрульной техники и аппаратуры слежения для белорусского погранведомства, замеченного в нарушениях прав человека. Это показал анализ финансируемых ЕС тендеров и контрактов, который OCCRP провел вместе с правозащитной организацией Danwatch.

На деньги из бюджета ЕС куплены камеры видеонаблюдения, приборы связи, сейсмические датчики, а также патрульные катера и автомобили.

Уже почти четверть века президент Александр Лукашенко держит Беларусь в ежовых рукавицах, авторитарными методами подавляя свободу слова, демократическую оппозицию и критически настроенные к власти СМИ. Беларусь — единственная страна Европы, где до сих пор не отменена смертная казнь.

🔗ПОД ОГНЕМ КРИТИКИ

За несоблюдение прав и свобод человека Минск постоянно критикуют правозащитные организации.

Так, в Human Rights Watch заявили о недопустимости устроенных режимом в 2017 году гонений на гражданское общество, отметив, что имели место «самые массовые с 2010 года задержания участников мирных протестов».

Amnesty International осудила власти республики за жестокий разгон мирных акций в 2018 году. В организации констатировали, что «законы страны, как и прежде, серьезно ограничивают возможности СМИ, неправительственных организаций, политических партий и собраний граждан».

В свою очередь специальный докладчик ООН по Беларуси Миклош Харасти заявил: «В Беларуси глубоко укоренились репрессивные правовые нормы. Положение усугубляют периодически повторяющиеся массовые насильственные меры против тех, кто пытается отстаивать свои права и свободы».

В том числе из-за таких мнений ЕС сохраняет эмбарго на отправку в Беларусь техники, которую можно использовать против политических оппонентов. Запрет (в последний раз Европейский совет продлил его в феврале 2018 года) не допускает продажу, поставку, передачу или экспорт любой подобной техники, а также финансирование ее закупок.

В то же время, пытаясь справиться с нелегальной миграцией, ЕС обеспечил тренинги и аппаратуру слежения пограничным ведомствам на своей восточной границе, включая Беларусь. С 2015 по 2017 год республика получила от ЕС транспортные средства и прочее оборудование на два миллиона евро, чтобы фиксировать въезд на свою территорию и выезд с нее.

Однако получателя технической помощи — Государственный пограничный комитет (ГПК) Республики Беларусь — многие обвиняют в том, что он тоже участвует в репрессиях против критиков местного режима. Есть данные о том, что сотрудники ГПК запугивают и издеваются над правозащитниками и активистами трудовых организаций, которые хотят пересечь границу.

(О репрессиях ГПК против диссидентов читайте здесь).

Очевидно, служащие ГПК ответственны за нарушения и международных норм: свидетельства гласят, что они экстрадировали беженцев назад в страны, где их подвергали репрессиям. На канале ГПК в YouTube есть кадры жесткого задержания группы людей, которых ведомство называет нелегальными мигрантами.

По мнению правозащитников, ЕС, возможно, косвенно способствует беззаконию.

«В Беларуси мы фиксировали нарушения прав человека, связанные с применением оперативного наблюдения, и нарушения прав мигрантов и просителей убежища», — рассказал Джошуа Франко, старший консультант-аналитик Amnesty International, изучающий вопросы прав человека при использовании технологий.

«ЕС готов жертвовать правами человека, чтобы не пустить в Европу мигрантом и беженцев, — добавляет Франко. — Это тревожная тенденция».

«Элементы тоталитарной машины»

Спецоборудование погранкомитет Беларуси получал по программе ЕС, смысл которой в том, чтобы белорусско-украинская граница стала надёжней и нелегальные мигранты не попадали через неё на территорию ЕС.

К выполнению программы ЕС привлек Международную организацию по миграции, которая подчиняется ООН. Необходимую технику закупили у белорусских и российских фирм, выпускающих продукцию спецназначения.

Старший преподаватель датского Университета Ольборга Мартин Лемберг-Педерсен подробно изучил, как ЕС поставляет технику для пограничного контроля в страны, не входящие в содружество.

«Этому оборудование всё равно, кого отслеживать: мигранта, беженца или обычного гражданина, — говорит эксперт. — Его используют не только против мигрантов и беженцев — это всё элементы тоталитарной инфраструктуры, которая позволяет таким режимам, как в Беларуси, следить за любым человеком на её территории страны, в том числе за собственными гражданами. А уж у белорусских властей богатая история нарушений базовых прав человека — тех самых, которые якобы отстаивает Евросоюз».

В свою очередь Джошуа Франко из Amnesty International уверен: ЕС обязан гарантировать, что его программа усиления погранконтроля не будет сопровождаться ущемлением прав и свобод.

Рисков тут предостаточно.

«Если оборудование размещено на границе, есть опасность, что просителей убежища просто вышвырнут назад, — рассуждает Франко. — Что касается «внутренних репрессий», то, как правило, слежка связывает руки гражданскому обществу. Силовики действуют тайно, и никто с уверенностью не скажет, что он или она — не «объект», а потому у людей развивается самоцензура».

В ответ на запросы журналистов официальный представитель ГПК Антон Бычковский заявил, что пограничники вправе обыскивать выезжающих из Беларуси и прибывающих в республику.

«Сотрудники погранслужбы действовали в рамках закона, в соответствии с установленными процедурами и в пределах круга своих обязанностей», — написал Бычковский в электронном сообщении.

«Это стандартная практика в Европе и во всем мире. Дополнительные проверки и решения об их проведении принимаются в зависимости от конкретного случая и не входят в компетенцию сотрудников погранслужбы», — добавил он.

Также Бычковский заверил, что предоставленная на средства ЕС техника используется исключительно на белорусско-украинской границе.

Обращение с мигрантами «вызывает тревогу»

Беларусь также граничит с Польшей — государством ЕС, и уже много лет именно здесь беженцы надеяться попасть в Европу, чтобы получить убежище. Многие прибывают из России, в частности из Чечни.

В мае 2018 года ГПК выложил на своем канале YouTube видео задержания группы мигрантов — афганцев и индийцев, нелегально попавших из России в Беларусь с целью перебраться затем в ЕС.

На кадрах видно, как пограничники весьма жестко берут под стражу мигрантов. Задержание, по данным ГПК, проводилось совместно с российской Федеральной службой безопасности.

Ранее, в апреле того же года, в Сети появилось другое видео от ГПК. На нем сотрудник погранохраны бежит к автомобилю, стоящему на дороге неподалеку от Минска. В титрах к видео утверждается, что пассажиры машины — мигранты. Судя по всему, они не были вооружены. С автоматом наперевес силовик громко приказывает мигрантам поднять руки, а затем разбивает оружием стекло машины. Его коллеги вытаскивают людей из машины, надевают на них наручники и заставляют лежать на обочине.

«Смотреть эти карды страшновато, — признается Лемберг-Педерсен и говорит, что видео должно «вызвать беспокойство» у ответственных лиц в ЕС. — Если погранслужба Беларуси так обращается с мигрантами, то, выходит, ЕС снабжает спецтехникой страну, власти которой работают с мигрантами и беженцами по принципу «сначала стреляй, потом спрашивай».

Антон Бычковский назвал действия пограничников законными. По его словам, они полагали, что в автомобиле были жертвы торговли людьми.

«Что касается видео задержания лиц в автомашине, то белорусские сотрудники погранохраны действовали в строгом соответствии с законом, так как имели информацию о совершении тяжкого преступления, связанного с нелегальной миграцией и торговлей людьми», — сообщил представитель ГПК в письме.

«До начала расследования (допроса задержанных) не было возможности установить личности жертв, организаторов и исполнителей этого преступления», — пояснил он.

Опасное возвращение

Впрочем, тревожно за судьбу не только этих мигрантов на видео.

По данным Amnesty International, в Беларуси отсутствует «действенная система рассмотрения заявлений о предоставлении убежища; республика неоднократно передавала людей, претендующих на международную защиту, назад, властям стран, где этим лицам всерьез грозили пытки или другие виды жестокого обращения».

От действий белорусских пограничников не раз страдали беженцы из Чечни, где, согласно документальным свидетельствам правозащитников и СМИ, пытают и похищают людей.

Центр по исследованию коррупции и организованной преступности (OCCRP) и датские правозащитники из организации Danwatch проанализировали два случая, когда сотрудники ГПК Беларуси игнорировали просьбы об убежище чеченцев, бегущих из своей республики, и возвращали их в Россию.

(Истории чеченских беженцев на белорусской границе читайте здесь).

По словам Жозефин Либль, главы международного информационно-правового отдела в правозащитном объединении «Европейский совет по делам беженцев и изгнанников», такая практика прямо противоречит международным нормам о беженцах. По закону государства обязаны разрешить людям, ищущим защиты на их территории, зарегистрировать прошение о предоставлении убежища.

Передача уроженцев Чечни назад, в руки российских властей, помимо прочего нарушает принцип «отказа от принудительного возвращения», как говорит Либль, а это краеугольный камень норм, касающихся прав человека и международной защиты беженцев.

Принцип запрещает отправлять просителей убежища на родину, если есть основания полагать, что там им будет угрожать преследование или пытки.

«Мы не знаем всех деталей ситуации, однако то, что белорусская погранслужба передала жителей Чечни российским властям, не дав им шанса попросить убежища в Беларуси, противоречит положению об отказе от принудительного возвращения», — констатирует госпожа Либль.

В нарушение собственного эмбарго?

По мнению экспертов, поставки белорусскому режиму патрульных машин и аппаратуры для слежения могут нарушать собственное эмбарго ЕС.

🔗Эмбарго в Отношении Республики Беларусь

Действующее с 2011 года эмбарго ЕС в отношении Беларуси запрещает экспорт, поставки, продажу и финансирование закупок оружия и техники, которые могут использовать для репрессий внутри страны.

Подпадающая под эмбарго техника включает в себя спецтранспорт для перевозки задержанных и заключенных, приборы ночного видения, в том числе тепловизоры, а также колючую проволоку.

В очередной раз ЕС продлил эмбарго в феврале 2018 года.

Наиболее сомнительными выглядят в этой связи поставки инфракрасных камер наблюдения, ведь эмбарго ЕС запрещает снабжать Беларусь «приборами ночного видения, в том числе тепловизионными».

Такие камеры, способные, согласно тендерной документации, обнаруживать людей на расстоянии до 110 метров, Беларусь получила благодаря контракту на 380 900 евро между ЕС и российским спецпредприятием, связанным со сферой безопасности.

«Инфракрасные камеры видеонаблюдения, не исключаю, противоречат условиям эмбарго — все зависит от технической спецификации поставленной аппаратуры, так как камеры позволяют вести наблюдение ночью или в условиях слабого освещения», — полагает Петер Данссэрт, эксперт по вопросам торговли оружием и оборонной логистики в Международной службе изучения проблем мира и информации (IPIS — the International Peace Information Service).

Другой аналитик из военной сферы, Джон Хоукс из британского агентства оборонных исследований Jane’s, согласен с тем, что запрет, скорее, должен распространяться и на инфракрасные камеры.

«По моему мнению, устройство, описанное как “IP-камера видеонаблюдения с инфракрасной подсветкой”, — это вид техники, попадающий под спецификацию “тепловизионная аппаратура ночного применения с электронно-оптическим преобразователем”, — указал в переписке Хоукс. — Однако здесь важна более четкая идентификация техники».

ЕС: главное — усилить безопасность

Журналисты отправили в Еврокомиссию вопрос: не могут ли поставки Евросоюзом спецтехники для белорусского погранведомства способствовать репрессиям в республике или нарушениям прав беженцев?

Ответ пришел от Альчео Смерилли — ответственного за связи с прессой по вопросам расширения ЕС и политики добрососедства, а также вопросам иностранных дел и политики безопасности. Он сообщил, что главная цель программы, известной как SURCAP II (сокращение от англ. “surveillance capacity”. — Прим. ред.), — пресечь контрабанду и нелегальную миграцию.

При этом еврочиновник отметил, что тренинг по правам человека был неотъемлемой частью программы: пограничники — получатели оборудования — должны были твердо усвоить, что значит соблюдать права мигрантов.

«Главная задача программы SURCAP II — повысить безопасность на белорусско-украинской границе, в первую очередь в том, что касается нелегальной миграции, контрабанды товаров (алкоголя, табака, а также наркотиков), торговли людьми и деятельности оргпреступности», — признал Смерилли.

«Также программа призвана расширять условия для соблюдения прав человека, включая права мигрантов, просителей убежища и жертв торговли людьми. В ряде стран ЕС были организованы тренинги и практические занятия на основе лучших наработок ЕС по вопросам взаимодействия с нелегальными мигрантами (включая меры по обеспечению прав человека)», — заверил он.

Однако Лемберг-Педерсен видит противоречие между декларируемой ЕС заботой о правах человека и практическими шагами в последние годы.

«Уже звучала критика в адрес ЕС из-за практики поставок аппаратуры для погранконтроля в откровенно полицейские государства либо в государства, где плохо соблюдаются права человека, — замечает эксперт. — Однако вместо того чтобы отказаться от такой «поддержки», в Европе в последние лет десять предпочли наращивать помощь целому ряду стран, где правят «проблемные» режимы: Египет, Ливия, Алжир, Марокко, Турция или, например, Саудовская Аравия».

«Поэтому тут попахивает двуличием, когда, с одной стороны, ЕС говорит о защите базовых прав человека и одновременно все активнее взаимодействует со странами и режимами, которые открыто нарушают эти самые права», — добавляет Лемберг-Педерсен.

В материале использована аналитика Йоханны Рюбнер-Хансен.

Расследование подготовлено при финансовой поддержке гранта фонда IJ4EU.

Другие материалы по теме