В Великобритании арестовали недвижимость госслужащих на 101 миллион долларов

Британские власти запретили продажу недвижимости госслужащих, которых «считает причастными к серьезным преступлениям», как заявило Национальное агентство по борьбе с преступностью (NCA).

National Crime Agency copy

Великобритания уже во второй раз применяет закон, который был принят в прошлом году с целью обуздать незаконное финансирование и отмывание денег.

Так называемый ордер на арест имущества неясного происхождения (UWO) позволяет властям забирать активы у владельцев, если те не могут объяснить, откуда взяли деньги на их покупку.

Три объекта недвижимости, подпавших под действие UWO, находятся в Лондоне и стоят в общей сложности больше 101 миллиона долларов. Они принадлежат офшорным компаниям.

«Лица, которые стоят за этими офшорными компаниями, должны объяснить, как было получено имущество», — заявил глава профильного отдела NCA Энди Льюис.

Власти выдали ордера на предварительный арест активов, чтобы избежать их продажи, передачи или хищения по ходу расследования.

Ордера на арест имущества — «эффективный инструмент, который помогает в расследовании незаконных денежных потоков в Великобританию, но в первую очередь препятствует их возникновению», добавил Льюис.

В феврале 2018 года Верховный суд Великобритании выдал первый ордер UWO. Тогда под арестом оказалось имущество азербайджанского банкира Джахангира Хаджиева и его жены Замиры.

На прошлой неделе газета Guardian получила записи о покупках Замиры Хаджиевой в магазине Harrods и поделилась ими с OCCRP. Эти файлы проливают свет на масштабы богатства, которое стоит за арестованным имуществом.

Согласно документам, в период с 2006 по 2016 год Хаджиева потратила в Harrods больше 20 миллионов долларов. Приблизительно 6,2 миллиона супруга банкира спустила на роскошные ювелирные украшения, 40 тысяч долларов — на шоколад марки Godiva. Один из счетов Хаджиевой в кафе магазина составил 419 долларов.

Этот случай не уникален. По подсчетам Transparency International, британские активы, которые имеют неясное происхождение и могли бы подпасть под действие UWO, оцениваются приблизительно в 5,6 миллиарда долларов.

Антикоррупционные группы надеются, что активизация применения таких инструментов поможет предотвратить использование британского рынка недвижимости в качестве убежища для незаконных доходов.