В Эстонии возобновили расследование, связанное с «делом Магнитского»

Эстонские власти возобновили расследование, начатое еще в 2013 году, чтобы выяснить, какая часть денег, отмытых через Danske и Swedbank, связана с «делом Магнитского».

WilliamBrowder World Economic ForumУильям Браудер на Всемирном экономическом форуме

Речь идет о хищении нескольких миллионов из бюджета, а также о схеме отмывания денег, которые в 2008 году разоблачил московский юрист Сергей Магнитский. Сразу после того как Магнитский сообщил об этом властям, его арестовали. Год спустя юрист скончался в СИЗО (по официальной версии, от сердечной недостаточности).

Владелец инвестиционного фонда Hermitage Capital Билл Браудер нанял Магнитского, чтобы тот выяснил, куда делись несколько миллионов компании. C тех пор как Магнитский умер, Браудер прикладывает усилия к тому, чтобы вывести коррупционеров на чистую воду.

Предполагается, что преступники создали сеть фальшивых компаний и проводили через них деньги, используя счета в различных банках. В конечном счете краденые деньги вкладывали в недвижимость на Западе.

СМИ последовательно писали, что эти банки не сообщали властям о подозрительных трансакциях. Их публикации вызывали один скандал за другим.

В 2013 году эстонская ежедневная газета Eesti Päevaleht первой высказала подозрение, что украденные деньги, о которых узнал Магнитский, проходили на Запад через местные банки Sampo и Hansapank. На момент выхода публикаций газеты Sampo принадлежал Danske Bank, а Hansapank — Swedbank. Однако, когда совершались незаконные трансакции, банки работали под изначальными названиями.

Газета утверждала, что порядка 10 миллионов долларов, украденных у Hermitage Capital, было переведено на счета различных иностранных клиентов Danske Bank. Сообщалось также, что 1,23 миллиона долларов оказались в Swedbank на счете компании Phone And Equipment Ltd c Британских Виргинских Островов.

Материалы Eesti Päevaleht побудили Swedbank провести внутренний аудит. Его результаты банк обсудил с властями в том же году, когда эстонские прокуроры начали расследование по этому делу.

Однако в 2017 году дело закрыли. Следователи заявили, что не нашли доказательств обвинений, высказанных газетой. Тогда Hermitage Capital привлек обвинителя к возобновлению расследования, однако судья постановил, что для этого нет оснований.

«В 2018 году датская газета Berlingske с нашей помощью сделала масштабный материал не только о 200 миллионах незаконных средств, прошедших через Danske Bank, но и о девяти миллиардах», — сказал Браудер OCCRP и партнерам Центра.

Обнародование того факта, что эстонское подразделение Danske Bank позволило отмыть несколько миллиардов долларов за последние 10 лет, вызвало крупнейший скандал в истории и «эффект домино», ударивший по Swedbank в начале этого года.

Шведский телеканал SVT освещал дело, которое основано на утечке документов и связывает Swedbank с подозрительными трансакциями на 230 миллионов долларов. Некоторые из переводов были сделаны из стран бывшего СССР.

В утечке документов, на которых основано расследование Berlingske, журналисты нашли названия компаний, игравших ключевую роль в схеме, раскрытой Магнитским. Фирмы Unitronic LLP, Jackwell LLP и Everfront Sales LLP перевели больше четырех миллионов евро двум небольшим компаниям в Нарве. В качестве назначения перевода указывалась покупка стройматериалов, таких как финский кирпич, и их доставка в Россию.

Те же фирмы получили еще примерно восемь миллионов долларов от других офшорных компаний, во главе которых на бумаге числились известные фейковые владельцы и директора.

Журналисты Postimees побывали по адресам Logowest OÜ и Ronfard OÜ — обеих нарвских компаний из утечки. Однако их представители с репортерами общаться отказались.

Работа журналистов могла подтолкнуть прокуратуру Эстонии к возобновлению расследования в декабре прошлого года. Она также ставит под сомнение качество внутреннего аудита, который Swedbank провел в 2013 году.

Неизвестно, знали ли об этих операциях аудиторы и сообщали ли в соответствующие органы. Но, как выяснили журналисты, главой одного из правоохранительных ведомств, с которым Swedbank обсуждал результаты внутренней проверки, оказался бывший топ-менеджер Swedbank Айвар Пол.

Пол устроился в подразделение финансовой разведки Эстонии (FIU) всего двумя месяцами ранее. До этого он 11 лет проработал в Swedbank региональным менеджером в отделе по борьбе с отмыванием денег, возглавив затем департамент банка по противодействию легализации незаконных доходов.

FIU анализирует и проверяет информацию о возможном отмывании денег или финансировании терроризма. Установив признаки уголовного преступления, он сообщает в компетентные органы, то есть в прокуратуру.

Это значит, что FIU должна была провести расследование в отношении своего действующего руководителя. Отвечая на вопрос о конфликте интересов, Пол отмахнулся, заявив, что решение о том или ином расследовании принимает не он.

«В FIU есть общий отдел, старшие консультанты и два специальных отдела –контрольный и аналитический. В аналитическом отделе был человек, который принимал решение о том, что нужно расследовать, а что — нет», — сказал Пол, отметив, что сам он был заинтересован в более тщательном расследовании.

«Если мы говорим об отчетах, поступавших от Swedbank, то я был заинтересован в том, чтобы к ним отнеслись внимательнее», — сказал он.

Пол не уточнил, подавал ли банк эти отчеты в то время, когда совершались подозрительные переводы, или же они просочились через банковские фильтры.

В интервью шведскому общественному телеканалу SVT Браудер высказал мнение о том, что в банковской сфере немало «оборотней», которые переходят из банков в регуляторы. «Это создает нерегулируемую среду, где все смешано и постоянно присутствует конфликт интересов, чем и объясняется нехватка действий со стороны Эстонии», — сказал он.