Евросоюз и Швеция профинансируют борьбу с «легализацией криминального улова» в Тихом океане

Для борьбы с так называемой легализацией криминального улова Европейский союз и Швеция в начале сентября пообещали выделить 52 миллиона долларов различным международным морским ведомствам, задача которых — отслеживать и пресекать нелегальный рыбный промысел в Тихом океане.

800px-US Navy 090817-G-6414E-003 u Feng a Taiwanese-flagged fishing vessel suspected of illegal fishing activity moves through the waterСудно «Юй Фэн» под тайваньским флагом, заподозренное в нелегальном лове рыбы у берегов Сьерра-Леоне в 2009 году. (Фото: береговая охрана США, Wikipedia)

Объемы ничем не регулируемого контрабандного лова повсеместно растут, как растет и потребление рыбы в мире, в том числе в США. При этом рыбные запасы истощаются: популяции 85 процентов видов рыб из-за хищнического вылова достигли своего «биологического предела».

Ситуация заставляет злоумышленников прибегать к «легализации криминального улова».

Рыбу «отмывают», используя перевалку с одного судна на другое: обычно к крупнотоннажным грузовым судам, имеющим все необходимые разрешения, в нейтральных водах причаливают более мелкие суда контрабандистов и перегружают свой дневной улов.

Крупные суда, как утверждается, строго ведут журналы учета, однако бедные страны Западной Африки или Океании часто не в состоянии регулировать свою рыбную отрасль. Журналы учета легко подделать, и властям сложно разобраться, откуда на самом деле поступила рыба.

Ежегодно торговля нелегально добытыми рыбными продуктами приносит от 10 до 23,5 миллиарда долларов. Это данные статьи, опубликованной в 2015 году в ежеквартальном издании Ecology Law Quarterly.

Представители Евросоюза заявили, что 5 сентября в Науру на Форуме тихоокеанских островов подписали с рядом морских ведомств «историческое» соглашение о финансировании.

Задача соглашения — усилить контроль над рыбным промыслом и бороться с нарушениями.

По словам представителя делегации ЕС в Тихоокеанском регионе Кристофера Вагнера, ужесточится мониторинг в тихоокеанских портах, чтобы выявлять незаконные поставки рыбы. Также предполагается активнее преследовать и наказывать нарушителей закона и повысить штрафы.

«Наше участие в программе должно помочь развитию новых технологий и систем мониторинга, в частности, речь идет об использовании беспилотников. Также в рамках Ассоциации форумов рыбопроизводителей (Forum Fisheries Association) мы работаем со странами, чтобы активнее решать проблему перевалки в нейтральных водах», — заявил Вагнер в эфире Radio New Zealand.

Однако незаконный промысел в морских водах несет риски не только для рыбных запасов. В 2015 году расследование агентства Associated Press рассказало об использовании рабского труда в рыболовецких хозяйствах Таиланда. Организация Greenpeace также годами собирает данные о подневольных работниках в рыбной отрасли и в 2016 году опубликовала обширный анализ ситуации в этой сфере.

В свою очередь такие структуры, как Global Fishing Watch, используют спутниковые технологии, чтобы отслеживать перемещения судов через официальные и неофициальные данные системы GPS.

Представители этого ресурса выяснили, что из числа примерно шести тысяч вероятных перевалок рыбы, формально зафиксированных с 2012 по 2016 год, примерно 43 процента состоялись в нейтральных водах, где практически отсутствует надзор.

Во многом так же, как компании переправляют деньги в офшоры для «оптимизации налогов», те, кто легализует уловы, отправляют 80 процентов пойманной рыбы для переработки в страны Азии, в которых условия труда и стандарты безопасности весьма условны.

«Океаны крайне важны как источники пропитания и заработка для людей, а также для обеспечения биоразнообразия и устойчивости климата. При этом они подвергаются все большей угрозе из-за безответственных способов хозяйствования, которые лишь усугубляются ввиду негативных последствий изменений климата», — заявил глава регионального отделения Еврокомиссии Жан-Луи Вилль.

«Если мы не начнем активно действовать сегодня, мы обрекаем на огромные риски наше завтра», — добавил он.