Спустя полгода после убийства Яна Куцяка никто так и не понес наказания

Ровно полгода назад наемный убийца или группа киллеров проникли в дом 27-летнего словацкого журналиста Яна Куцяка и его невесты Мартины Кушнировой и застрелили их. Коллеги Куцяка считают, что мотивом убийства могло быть одно из его расследований.

Screenshot from 2018-08-21 17-08-21Ян Куцяк (Фото: Aktuality.sk)

Спустя шесть месяцев смерть журналиста до сих пор окутана загадками. Тем временем чиновники, покинувшие свои должности из-за массовых протестов, вызванных публикациями его расследований, возвращаются на госслужбу.

«Складывается полное ощущение, что у полиции нет желания или намерения раскрыть это убийство. Я могу сделать лишь такой вывод: полиция знает, кто за этим стоит, но не хочет или не может арестовать виновных», - полагает главный редактор OCCRP Дрю Салливан, с которым Ян Куцяк активно сотрудничал в тот период, когда произошло убийство.

На момент гибели Куцяк вел расследование, пытаясь выяснить, действует ли уже (и, если да, то насколько активно) на территории Словакии один из самых жестоких и финансово могущественных в мире «итальянских» криминальных синдикатов – ндрангета. Журналист отрабатывал «наводки», которые указывали, что деньги налогоплательщиков Евросоюза могли попасть в руки ндрангете через аграрные субсидии, выделяемые Брюсселем Словакии. Он также наткнулся на ряд крайне сомнительных связей между словацкими чиновниками разного ранга, особенно членов правящей партии «Курс – социальная демократия» (SMER), и итальянскими семьями, имеющими отношение к калабрийской мафии.

Вскоре после смерти Куцяка его коллеги опубликовали его материалы. Они вызвали возмущение граждан, которые вышли на улицу и заставили премьер-министра Роберта Фицо уйти в отставку. Однако возглавляемая SMER правящая коалиция никаких изменений не претерпела.

Хотя с момента трагедии прошло полгода, расследование смерти Куцяка не дало почти никаких результатов. Вполне вероятно, он окажется в числе 90 процентов журналистов, чье убийство так и остается не раскрытым.

Одновременно словацкую полицию обвинили в уничтожении улик, халатности при осмотре места преступления, отсутствии необходимой гласности и необоснованных проверках коллег Куцяка.

Адвокат семьи Куцяка, имеющий доступ к материалам дела, заявляет, что полиция уничтожила часть важных улик своими небрежными действиями на месте убийства.

Также складывается впечатление, что полицейских следователей больше интересуют коллеги Куцяка – журналисты. Так, Павлу Хольцову из Чешского центра журналистов-расследователей (участник OCCRP), пригласили на «дружескую беседу» в Национальное агентство по борьбе с преступностью Словакии. Однако там она сразу оказалась под жестким прессингом.

Хольцова передала следователям всю известную ей информацию о Куцяке, в том числе содержание их разговоров. Тем не менее, ее продержали в комнате для допросов восемь часов и изъяли ее телефон, предъявив заранее полученный ордер. Полицию куда больше интересовали действия самой Хольцовой после гибели Куцяка. Следователи пригрозили ей штрафом в 1650 евро, если она не подчинится их требованиям. На сегодня телефон ей возвращен.

«У ндрангеты много финансовых связей с партией SMER. Обычно под этим понимается подкуп и коррупция, и вполне возможно, что SMER каким-то образом приложила руку к этому убийству, и потому спустя шесть месяцев нет никаких подвижек», - высказывает мнение Дрю Салливан.

«К сожалению, дело Яна не является исключением. Неспособность полиции и следователей привлечь к ответственности убийц журналистов – глобальная проблема, - отмечает Роб Махони из Комитета защиты журналистов. – Как прописная истина звучат слова о том, что в Евросоюзе у журналистов должны быть свободные и безопасные условия работы. Однако в прошлом году Словакия и Мальта доказали обратное: в этих странах убили двух журналистов-расследователей (Яна Куцяка и Дафну Каруану Галицию) из-за их профессиональной деятельности, которая шла наперекор политическим и финансовым интересам могущественных лиц».

В пресс-службе МВД Словакии не смогли предоставить комментарий для этой статьи. Также к моменту выхода материала не было комментариев от Прокуратуры Словакии, Национального агентства по борьбе с преступностью и Президиума полицейской коллегии.