Перед тем как отложить вынесение вердикта, суд прервал последнее слово Хадиджи Исмаиловой

Речь, подготовленную для последнего заседания суда по ее делу, журналистка Хадиджа Исмаилова решительно начала с того, что заклеймила деяния азербайджанского правительства, по воле которого она лишена свободы с декабря прошлого года. Власти страны она назвала «репрессивной машиной», близкой к краху.

Khadijaagain2015Хадиджа ИсмаиловаОднако довести до конца свою речь Исмаиловой не удалось, так как судья остановил заседание и отложил его на следующий день.

Процесс по делу журналистки-расследователя, сотрудницы OCCRP и радио «Азадлыг» (азербайджанская служба радио «Свободная Европа» / радио «Свобода») Исмаиловой проходил в Бакинском суде по тяжким преступлениям. Ей вменяли растрату, неуплату налогов и подстрекательство бывшего коллеги к попытке самоубийства. Эти обвинения правозащитные организации назвали политически мотивированными.

На заседании 31 августа журналистка заявила суду, что не была как надо изучена такая важная для установления истины информация, как переписка через СМС и в Facebook, добавив, что обвинения против нее сфабрикованы и базируются исключительно на домыслах.

В ответ на обвинения в уклонении от налогов Исмаилова заявила: «Я платила налоги с любой заработанной мною суммы».

Называя клеветой доводы прокуратуры, касающиеся ее дела, она так высказалась по поводу обвинений в растрате: «Я и мои коллеги много писали и о хищениях, и о растрате, когда речь шла, например, об асфальтной дороге стоимостью 60 миллионов манатов за километр [хотя фактическая стоимость была 6–7 миллионов] или о 30 миллионах, потраченных на площадь Государственного флага, об огромных тратах на подготовку к конкурсу «Евровидение» и так далее.

Она добавила: «Но в отличие от заявлений прокурора наши статьи и репортажи всегда основывались на конкретных фактах и документах, а не на предположениях».

Исмаилова с иронией заметила, что обвинения в незаконной коммерческой деятельности были ее «любимыми», так как ее расследования касались, по ее словам, нелегального бизнеса президента Азербайджана Ильхама Алиева.

Далее в речи она призналась, что не задумывается о возможном тюремном сроке, но отметила, что сможет обратить эту ситуацию в новую для себя возможность выявлять факты беззакония в высших эшелонах власти.

«Из тех камней, что в меня бросают, я выстрою дом», — сказала журналистка.

Полный текст ее последнего слова вы можете прочесть здесь.

Суд над Исмаиловой начался 24 июля и сопровождался нервозностью и скандалами. Независимых журналистов, которые пытались освещать процесс, то закидывали камнями, то они подвергались агрессивным выходкам выходивших из зала суда, то их задерживала полиция. Неоднократно им отказывали в возможности быть на слушаниях.

Сторонников Исмаиловой и международных наблюдателей тоже не раз не пускали на процесс. Однако матери журналистки и немногим иностранным дипломатам было позволено присутствовать на некоторых заседаниях.

Суд отверг ходатайство адвокатов Исмаиловой о продлении времени для предоставления и анализа доказательств, а гособвинитель заявил, что журналистка пытается затянуть разбирательство.

В свою очередь Исмаилова назвала процесс «экспресс-судом» и выразила недовольство тем, что ей дали слишком мало времени для общения со своими адвокатами.

Вплоть до ареста в декабре 2014 года Исмаилова много писала о коррупции в высших эшелонах власти в Азербайджане, в том числе о кумовстве в среде друзей и родственников президента Алиева.

После ее задержания полиция нагрянула с обыском в офис радио «Азадлыг». 12 журналистов, с которыми тесно работала Исмаилова, препроводили на допрос, но позднее отпустили без предъявления обвинений.

По ее мнению, именно ее работа стала причиной судебного преследования. На слушаниях 24 июля она прямо заявила, что президент страны Ильхам Алиев приказал отправить ее за решетку за ее профессиональную деятельность.

Ее первый репортаж, созданный для радио «Свободная Европа» / радио «Свобода» (из серии тех, что касались коррупции в правящем семейном клане Азербайджана), рассказывал, как переход в частные руки долей государственной авиакомпании AZAL, включая отраслевой банк, осуществлялся в обход официального органа по приватизации.

В итоге среди двух новых собственников этого банка оказалась дочь президента Арзу Алиева.

Исмаилова продолжила изучать коммерческие интересы «первой семьи» и сообщила, в частности, о том, что правительство Азербайджана передало права на один из золотоносных рудников родственникам Алиева. Также она рассказала, как президентская родня неплохо заработала на строительстве концертного зала (стоимостью 134 миллиона долларов) для «Евровидения» 2012 года.

Еще задолго до своего ареста Исмаилова подвергалась запугиваниям, которые, по ее словам, были связаны с ее журналистской работой.

Неизвестные агенты неких структур тайно установили в ее спальне скрытую видеокамеру и засняли сцены ее интимных отношений с гражданским мужем, после чего угрожали обнародовать съемку. В итоге эти записи оказались в открытом доступе весной 2012 года.

В октябре 2014 года ей запретили выезд из страны, когда она планировала отправиться в Прагу на правозащитную конференцию. Параллельно официальные лица Азербайджана начали публично набрасываться с критикой на журналистку. Глава президентской администрации Рамиз Мехтиев в декабре разразился гневным 60-страничным заявлением, где обвинил Исмаилову в «неповиновении» и выражении «деструктивного отношения к хорошо известным представителям азербайджанского общества».

В том же послании содержались нападки на радио «Азадлыг», которое этот чиновник заподозрил в работе «на иностранные спецслужбы».

Одна из последних крупных работ Исмаиловой, опубликованная летом 2014 года, — репортаж о предполагаемом участии дочерей Ильхама Алиева во владении крупнейшим сотовым оператором республики — Azercell Telecom. 

После ареста Исмаиловой OCCRP продолжил ее дело в рамках проекта «Правда Хадиджи» и регулярно публикует материалы, изобличающие злоупотребления азербайджанского режима.

В мае этого года OCCRP представил материал о том, как компания, близкая к президенту Алиеву и его родственникам, вероятно, обогатилась более чем на миллиард долларов в результате получения доли государства в Azercell Telecom.

В августе журналисты OCCRP создали новый интерактивный ресурс, который помогает документально проследить судьбу похищенных в республике миллиардов.

OCCRP revealed in May this year that a company close to Aliyev and his family had likely walked off with more than US$ 1 billion in a takeover of the Azerbaijani state’s stake in Azercell.

В Азербайджане бедственное положение со свободой слова. По данным правозащитников, сегодня в стране не менее 80 политзаключенных.