Босния и Герцеговина: свидетель по делу Боснича говорит, что тот получал деньги от источника в зарубежной мусульманской стране

Предполагаемый вербовщик Исламского государства (ИГ) Хусейн Билал Боснич получал деньги от зарубежных исламских кругов, чтобы покупать жилье беднякам в своей общине.

Хусейн БосничОб этом заявил один из свидетелей на процессе, который сейчас проходит в Сараеве над Босничем — неформальным лидером боснийских салафитов. Суд рассматривает выдвинутые против него обвинения в подстрекательстве к терроризму, вербовке граждан страны в ряды ИГ и помощи в их отправке в Сирию для участия в боях.

Представители следствия ранее заявляли, что его незаконная деятельность сопровождалась получением «огромных сумм» из арабских стран, которые он использовал для вербовки новобранцев из числа молодежи для ИГ.

На проходивших до этого слушаниях была представлена экспертная оценка речей Боснича, имеющих, по утверждению стороны обвинения, признаки экстремизма. Также суд заслушал показания родителей молодых людей, которые, как сообщалось, уехали на войну в Сирию.

На заседание суда в среду явились два свидетеля, вызванные адвокатом Боснича Адилем Лозо.

31-летний Мирхад Дуракович работает механиком в Словении, но появился на свет и вырос в той же деревне, откуда родом и Боснич. Дуракович рассказал, кто регулярно собирается на молитвы в доме Боснича в Бригови, что у города Бузим на северо-западе Боснии.

В зале суда Дуракович появился на костылях, в свободных штанах и с длинной бородой. По его словам, с 2008 года он не смог работать в своей родной деревне после производственной травмы. Он рассказал, что после приезда домой в том году он много слышал о Босниче и захотел познакомиться с ним. Он сразу почувствовал уважение к этому человеку, который «учился за границей» и мог рассказать про заповеди ислама и про то, как можно жить «нормальной благочестивой жизнью».

«Боснич нас не собирал», — заявил Дуракович, что противоречит ранним утверждениям о том, что проповедник брал под опеку молодых людей из неблагополучной среды и растил из них террористов.

«Мы сами просили Боснича учить нас», — добавил Дуракович. Он также рассказал, что незадолго до своей смерти отец Боснича пожелал, чтобы на его земле возвели мечеть или школу, где можно было бы изучать ислам и молиться.

По словам Дураковича, после этого община подала запрос и построила такую молельню, чтобы отделиться от остальных живущих рядом мусульман, которые собирались в местной мечети и с которыми у представителей общины часто возникали ожесточенные споры по поводу религиозных обрядов и трактовки духовных текстов.

«Мы все мусульмане, но у нас разные мнения по некоторым вопросам. Это наша внутренняя проблема», — заявил Дуракович.

Он также рассказал суду, чем занимались члены общины: молитвами, учением, участием в религиозных собраниях, различными обсуждениями и гуманитарной работой.

При этом гуманитарная работа включала в себя покупку участков плодородной земли и домов для бедных членов общины. Если верить Дураковичу, в 2013 и 2014 годах на банковский счет Боснича из зарубежной мусульманской страны поступило от 100 тысяч до 120 тысяч боснийских марок (58 000–69 500 долларов).

Помимо этого суд узнал, что на эти деньги община купила землю и построила дом для семейной пары, у которой не было своего жилья. Дом и земля были зарегистрированы на имя главы семьи, имя которого Дуракович назвать отказался. Свидетель при этом заявил, что больше ему ничего не известно о финансовых операциях или о том, что это был за зарубежный источник.

Также защита вызвала в суд соседа Боснича, 36-летнего Эльведина Грошича, преподавателя социологии в местной исламской религиозной школе имени Джемалудина Чаушевича. По словам Грошича, проповеди Боснича он слушал два или три раза в месяц.

Боснича он назвал «добрым соседом и человеком, на которого можно положиться», и сообщил, что двое из детей Боснича посещают школу, в которой он работает, и эти дети — воспитанные и прилежные ученики.

Свидетель рассказал, что на религиозные собрания в доме Боснича приходили люди разного возраста и образования и самых разных профессий. Также вопреки показаниям эксперта, ранее вызванного свидетелем в суд, Грошич заявил, что ничего экстремистского в проповедях Боснича не было. Кроме того, он добавил, что на собраниях, что он посещал, никогда не шло речи о людях, уезжающих в Сирию.

Сам Боснич обвинения в свой адрес отвергает. По мнению адвоката, дело против его подзащитного — это покушение на религиозную свободу и свободу самовыражения, в основе которого лежит неправомерное предвзятое отношение к Босничу и его убеждениям.