В квартиру арестованной Хадиджи Исмаиловой пришли с обыском

khadija_copy
Khadija Ismayilova

Стали известны новые подробности более чем странного судебного дела, заведенного на журналиста-расследователя из Азербайджана Хадиджу Исмаилову, которая в итоге была отправлена в камеру предварительного заключения.

6 декабря прервал свое молчание бывший близкий друг Исмаиловой Турал Мустафаев — тот самый человек, с подачи которого и было возбуждено дело. По его утверждениям, она довела его до попытки свести счеты с жизнью, чему предшествовали потеря им работы якобы по вине Исмаиловой и угрозы с ее стороны распространить информацию о нем сугубо личного характера.

Эти обвинения адвокаты журналистки отвергли как «абсурдные», отметив при этом, что у прокуратуры нет ни фактов, ни улик, которые бы их подтверждали.

Тем не менее в минувшую пятницу Исмаилова на два месяца была помещена в камеру предварительного заключения: ей инкриминируется статья 125 УК Азербайджана, предусматривающая ответственность за доведение до самоубийства. Эту ситуацию можно рассматривать как очередное нагнетание властями истерии вокруг имени Исмаиловой, которая удостоена множества профессиональных наград и чьи материалы проливают свет на коррупцию в политической элите Азербайджана, в том числе в кругу ближайших родственников президента Ильхама Алиева.

Турал Мустафаев, бывший корреспондент азербайджанской службы радиостанции «Свобода» / «Свободная Европа» и местного телеканала Meydan TV, в субботу, 6 декабря, заявил республиканским СМИ, что Исмаилову охватило чувство ревности после того, как их личные отношения испортились в марте.

«На одном из вечеров, на котором мы оба присутствовали, я познакомился с девушкой, и из-за этого Исмаилова начала критиковать меня и угрожать мне со своей странички в Facebook», — говорит Мустафаев.

На вопрос, что именно Исмаилова написала о нем, Мустафаев ответил, что этого он не помнит. «Она напрямую не упоминала мое имя, но я понял, что речь шла обо мне», — поясняет он.

Tural Mustafayev
Tural Mustafayev

Он также утверждает, что Исмаилова, которая является сотрудницей радио «Свобода» / «Свободная Европа», помешала его повторному трудоустройству на радиостанции, что сама журналистка категорически отрицает.

Мустафаев, в частности, заявил: «Когда я ушел с Meydan TV, я хотел вернуться на радио, но туда меня не взяли. Как вы знаете, те, кто работал на радио «Свобода» или Meydan TV, не могут устроиться где-либо еще. А Хадиджа не хотела, чтобы какое-либо из этих двух СМИ дало мне работу».

В Бакинском бюро радио «Свобода» подтвердили, что Мустафаев был их корреспондентом в городе Гёйчае и одноименном районе Азербайджана, однако сообщили, что он ушел по собственному желанию. В TV Meydan заявили, что Исмаилова к его уходу с канала не имеет никакого отношения.

Со слов Мустафаева, он дважды пытался покончить с собой — один раз в мае и еще раз 20 октября, когда принял яд.

Ранее, если верить Мустафаеву, он воздерживался от комментариев на этот счет в силу обстоятельств «конфиденциального характера».

Правозащитные и неправительственные организации резко осудили новые юридические претензии к Исмаиловой как политически мотивированные. Помимо данного дела в отношении журналистки на сегодняшний день открыто еще два судебных производства. Если по итогам нового дела Исмаилова будет признана виновной, ей грозит от трех до семи лет тюрьмы. В рамках следственных мероприятий правоохранительные органы провели обыск в ее бакинской квартире и изъяли 50 DVD, а также модем.

Источники из окружения Исмаиловой выражают обеспокоенность в связи с тем, что статья 125 УК, доведение до самоубийства, используется прокуратурой избирательно. В частности, они указывают на дело Заура Гасанова, который, как сообщалось, в декабре 2013 года пытался совершить акт самосожжения перед зданием Конфедерации профсоюзов Азербайджана в Баку. Он находился в состоянии судебной тяжбы из-за объекта собственности, который, по его словам, незаконно отнял у него глава Конфедерации профсоюзов в 1995 году. Отмечается, что следствия по данному эпизоду не проводилось.

Адвокат Исмаиловой Элтон Гулиев на этом фоне заявляет о том, что дело против его подопечной имеет политическую подоплеку: «Арест Хадиджи инициирован исключительно из-за ее журналистской деятельности, из-за тех расследований, которыми она занимается. Обвинения против нее носят абсурдный характер. У суда нет ни фактов, ни улик».

За два дня до ареста Исмаиловой глава администрации президента Азербайджана произвел на свет выдержанное в гневных тонах 62-страничное заявление, касающееся журналистки. Ее он обвинил в распространении «антиазербайджанских» материалов посредством эфиров на радио «Свобода».

Среди прочего в этом документе говорится: «Общество придерживается мнения, что сотрудники радио «Свобода» выбрали для себя порочный путь. Нет нужды доказывать, что распространение ложной информации приравнивается к работе на иностранные спецслужбы. По сути, речь идет о предательстве. […] Если Хадиджа Исмаилова является символом демократии, то страшно представить, что ожидает такое общество в будущем».

Представитель ОБСЕ по вопросам свободы СМИ Дуня Миятович осудила арест журналистки: «Арест Хадиджи Исмаиловой — это не что иное, как хорошо срежиссированная акция запугивания, которая стала очередным элементом кампании, ведущейся с целью заставить ее свободный и критический голос замолчать».

6 декабря генеральный прокурор Азербайджана обнародовал заявление, где назвал обвинения Мустафаева «обоснованными».