В Гватемале министров обвиняют в том, что они позволяли загрязнять природу отходами с никелевого рудника

Власти Гватемалы предъявили обвинения бывшему и действующему министрам, в ведении которых был один из крупнейших в Центральной Америке никелевых рудников. Ранее в расследовании OCCRP выяснил, что предприятие сильно загрязняло воздух и самое большое озеро страны.

Fenix Mine GuatemalaНикелевый рудник в Гватемале, как утверждается, сбрасывал ядовитые отходы в крупнейшее озеро страны (Фото: Рафаель Леон, Planet)

Нынешнему министру энергетики и добывающей промышленности Альберто Пиментелю Мате и его предшественнику Луису Чангу Наварро инкриминируют то, что они позволили добывать никель на руднике Феникс вопреки запрету Конституционного суда Гватемалы продолжать его разработку.

Рудник Феникс принадлежит швейцарской Solway Investment Group и гватемальской Guatemalan Nickel Company (CGN).

В середине 2019 года при бывшем президенте Джимми Моралесе Конституционный суд обязал приостановить работы на Фениксе, чтобы обеспечить права одной из коренных народностей майя — кекчи. Представители кекчи заявляли, что лицензия на освоение Феникса незаконна, так как ее выдали без необходимого обсуждения с их общинами.

Однако благодаря закулисной поддержке сначала Наварро, а потом Маты (уже при президенте Алехандро Джамматтеи) рудник продолжал действовать.

В попавшем к журналистам письме от марта 2020 года глава CGN пишет соучредителю Solway, что рудник по-прежнему работает, несмотря на противодействие «крестьян» и «радикалов».

Местные жители не раз устраивали протесты, требуя улучшить экологию и качество воды. В 2017 году в ходе протеста против загрязнения озера Исабаль был убит один из активистов кекчи.

В итоге Конституционный суд Гватемалы приостановил лицензию Феникса, а в 2021 году Мата санкционировал это решение.

Однако, судя по спутниковым снимкам, полученным гватемальскими активистами из организации «Наблюдатели горной добычи» (Extractive Industries Observatory), выработки на руднике продолжали расширяться не только после вердикта суда в 2019 году, но и после его утверждения профильным ведомством двумя годами позже.

Глава «Наблюдателей горной добычи» Гвадалупе Гарсия рассказала OCCRP, что лицензия на добычу разрешает вести разработки на площади 20 квадратных километров. Однако, по ее словам, тут есть юридические лазейки, так как добывающие фирмы могут расширить территорию, если докажут, что в этом есть технологическая необходимость. Как считает Гарсия, операторы рудника Феникс воспользовались этой правовой неопределенностью и увеличили зону добычи примерно до 246 квадратных километров, что в 12 раз больше площади, обычно разрешенной лицензиями.

В Solway отвергли данные о том, что рудник загрязняет природу, и заявили, что компания строго соблюдает законы Гватемалы и международные нормативы. После того как OCCRP вместе с партнерами опубликовал цикл статей об экологии в регионе вокруг рудника, Solway выпустила заявление, в котором не согласилась с выводами журналистов.

«Нашу деятельность проверяют национальные надзорные органы, международные аудиторские и сертификационные агентства», а также власти Швейцарии, как заверил соучредитель и глава Solway Дэн Бронштейн. «Мы отвергаем любые безосновательные обвинения».

Однако, по имеющимся данным, рудник Феникс сбрасывал загрязненные воды в озеро Исабаль. Как сообщил OCCRP один из биологов, в озере обнаружили тяжелые металлы — никель, хром, железо, алюминий, ртуть, — которые могут отравлять флору и фауну, в частности, рыбу.

Несмотря на очевидные нарушения, власти Гватемалы были на стороне Solway. В Министерстве экологии заявили, что в предписаниях компании «есть все необходимые правила и процедурные требования, чтобы поддерживать в стране устойчивый прогресс в природоохранной сфере».

В январе этого года Мата разрешил возобновить работы на руднике Феникс. Перед этим, как утверждается, при координационной поддержке его министерства «прошли консультации с законными представителями коренных общин» и сотрудниками CGN. Однако, по словам Гвадалупе Гарсии, некоторые группы местного населения, например Объединение рыболовецких артелей, пожаловались, что их не пригласили к обсуждению.

Легитимность таких консультаций вызывает сомнения. Как ранее сообщал OCCRP, попавшие к журналистам документы говорят о том, что, когда власти устроили «экологические консультации» насчет рудника, CGN с помощью денег манипулировала мнением общин, обращая его в свою пользу. В одном финансовом отчете цель некоторых платежей прямо указана как «покупка лидеров общины».