Правозащитники раскрыли масштаб заказных убийств, связанных с оргпреступностью

За 2019–2020 годы более чем в 80 странах произошло не менее 2700 заказных убийств. Для криминала они — способ устранить противников или парализовать усилия по расследованию преступлений. Об этом говорится в докладе организации «Глобальная инициатива против транснациональной оргпреступности» (GI-TOC — Global Initiative Against Transnational Organized Crime).

Sniper TargetЗа 2019–2020 годы более чем в 80 странах произошло не менее 2700 заказных убийств, с помощью которых криминал устраняет противников или подрывает усилия по расследованию преступлений (Фото: Tumisu, Pixabay, License)

«Убийства по найму оборачиваются тяжелыми последствиями: наносят удар по обществу и экономике, подрывают демократические процессы, порождают страх во многих слоях общества», — говорит директор GI-TOC Марк Шоу.

Есть множество причин, по которым оказываются востребованными услуги киллеров. Но главные связаны с политикой, бизнесом, оргпреступностью или личными мотивами.

Хотя заказные убийства могут происходить в любых странах, в GI-TOC выяснили, что больше всего их в географических горячих точках с высоким уровнем оргпреступности.

К примеру, на Западное полушарие пришлось 37 процентов зафиксированных в мире заказных убийств, при этом 74 процента от этого объема — совокупная доля только Колумбии и Мексики, где исторически сильна международная наркомафия.

Что касается жертв, то, как отметили в GI-TOC, ими гораздо чаще становятся люди из местных групп населения, нежели представители других категорий граждан — например, занятые в частном секторе.

Среди жертв расправ больше всего международных активистов и лидеров различных сообществ, так как заказное убийство служит по большей части «сигналом»: любой, кто вмешивается в дела преступности, не должен чувствовать себя в безопасности.

«Когда смертельной угрозе подвергается член определенной группы, то цель однозначно в том, чтобы запугать и надолго посеять страх среди всей этой группы», — уверена старший аналитик GI-TOC Нина Кайссер.

К примеру, в Северной и Южной Америке земля и природные ресурсы — большая ценность для наркомафии, которая участвует в нелегальной вырубке деревьев, захвате земли и уничтожении лесного покрова.

Поэтому любые попытки помешать вырубке или защитить особо охраняемые природные зоны связаны со смертельным риском для членов местных общин и представителей коренных народов.

«Некоторые криминальные группировки при этом проявляют крайнюю жестокость — отрубают головы или расчленяют тела, оставляя их на виду. Надписи убийц на телах жертв, включая их признания в совершённом, и демонстративное зверство — все это недвусмысленный знак остальным», — говорит Кайссер.

Вызванная расправами «достаточная» порция страха способна даже подорвать демократические процедуры в обществе: люди начинают голосовать за коррумпированных чиновников, которые не будут сопротивляться оргпреступности, либо вовсе не идут голосовать, замыкая порочный круг насилия и безнаказанности.

Естественно, что и те, кто пытается разоблачать организованный криминал, тоже становятся мишенями киллеров. Так, по данным GI-TOC, в 2019–2020 годах среди погибших от рук наемных убийц почти десять процентов были журналистами.

Эндрю Каруана Галиция — соучредитель фонда имени его матери Дафны Каруаны Галиции. Задача организации в том, чтобы обеспечить журналистам условия для расследования заказных убийств и оградить их от внешних попыток помешать работе.

Мальтийская журналистка Каруана Галиция вела расследования того, как из-за оргпреступности Мальта превращалась в мафиозное государство. Ее убили в 2017 году.

Эндрю Галиция связывает гибель матери с ростом влияния мафии на острове. При этом, по его словам, «журналисты становятся объектами покушений, только когда официальные органы показали свою недееспособность».

Его фонд делает акцент на том, что для демократических стран важно, чтобы журналисты могли беспрепятственно расследовать преступления коррупционеров и организованного криминала.

«Когда убивают известного журналиста, это рушит процесс появления новых лидеров в журналистике и политике, а общество или демократия остаются частично парализованными», — уверен Эндрю Галиция.

Жертвой еще одного резонансного убийства стал известный нидерландский адвокат по уголовным делам Дерк Вирсум. В 2019 году он представлял интересы главного свидетеля по делу группировки, обвиняемой в нескольких убийствах.

Двоим из обвиняемых, Ридуану Таги и Саиду Раззуки, вменяли участие в наркосиндикате, который контролировал треть всех поставок кокаина в Европу. До ареста в 2019 году они были в списке самых разыскиваемых лиц Интерпола.

Утром в один из сентябрьских дней 2019 года Вирсума застрелил неизвестный киллер. Его убийство широко восприняли как предупреждение всем, кто может действовать наперекор транснациональным наркогруппировкам.

«Заказные убийства тесно связаны с засильем и влиянием оргпреступности, — говорит Нина Кайссер. — Они иллюстрируют то, как организованный криминалитет проникает в политические и экономические институты».

Гибель Дафны Каруаны Галиции и Дерка Вирсума наглядно показывает, что убийства по найму случаются везде, «даже в странах, которые считаются безопасными, где стабильная демократия и верховенство права», — отмечает в свою очередь аналитик GI-TOC Ана Паула Оливейра.

Говоря о таких случаях, Эндрю Каруана Галиция считает, что полиции надо искать глубинные причины убийств, а не просто разбирать сами эти преступления, особенно в ситуациях, когда журналистов убивают за сбор информации о преступности.

Также он настаивает на том, что если расследовать коррупцию, которая, вероятно, была толчком к убийству, то это способно сделать для ослабления насилия больше, чем просто арест киллера.

По его мнению, более активное внимание правоохранителей к преступлениям якобы без жертв — коррупции и отмыванию денег, без чего оргпреступность вряд ли может существовать, — могло бы нанести мощный удар по ее незаконным промыслам и помогло снизить количество насильственных преступлений.