Главред «Важных историй» Роман Анин: «Роснефть не понимает работу журналистов и не может смириться с критикой Сечина»

В «Роснефти» не понимают, что руководитель госкомпании Игорь Сечин как должностное лицо, в соответствии с европейским и российским законодательством, должен быть готов к повышенному общественному вниманию и критике. Об этом заявил главный редактор издания «Важные истории» (партнерский центр OCCRP) Роман Анин в интервью Znak.com. Накануне его повторно вызвали в Следственный комитет давать показания в связи с его статьей о яхте бывшей жены Сечина.

ranin Главред «Важных историй» Роман Анин. Фото: YouTube / «Важные истории»

12 апреля «Роснефть» опубликовала заявление, что не может комментировать обыски у Анина, но отметила, что «инцидент был использован недобросовестными медиа для очернения компании». В компании утверждают, что «информационную атаку» устроили, чтобы подвести госкорпорацию под новые санкции.

По словам Анина, «Роснефть» «путает причину и следствие», а ее репутационные риски связаны не с журналистами, а с деятельностью самой компании. «Яхта, на мой взгляд, является непомерной роскошью, которая в условиях нищенской России является просто примером неэтичного потребления. Кроме того, зарплата Сечина по оценкам „Би-би-си“ на тот момент составляла около 12 млн долларов в год — что просто сумасшедшие деньги, но даже с такой сумасшедшей зарплатой и бонусами он вряд ли мог бы себе позволить владение такой яхтой — я напомню, что по разным оценкам она стоила от 150 до 180 млн долларов. И даже ее аренда обошлась бы ему очень дорого», — отметил Анин.

9 апреля сотрудники Федеральной службы безопасности пришли домой к Анину с обыском по делу о нарушении неприкосновенности частной жизни. Оно связано с текстом Анина «Секрет „Принцессы Ольги“. Как руководитель „Роснефти“ Игорь Сечин связан с одной из самых роскошных яхт в мире, опубликованным в «Новой газете» в 2016 году. Дело возбудили еще 20 сентября 2016 года и возобновили 24 марта 2021 года. Журналист проходит по нему в статусе свидетеля. Следственные действия в отношении журналиста осудил Евросоюз и множество общественных организаций.