Благодаря заявителям о коррупции США в 2020 году вернули в бюджет более 1,6 миллиарда долларов

В опубликованном в четверг пресс-релизе Министерство юстиции США отметило важнейшую роль заявителей о коррупции в возврате большой части — более 1,6 миллиарда долларов — бюджетных средств, ранее потерянных из-за мошенничества и фиктивных требований.

U.S. Department of Justice headquarters August 12 2006Здание Министерства юстиции США. (Фото: Wikimedia Commons, CC BY-SA 3.0)

Эта сумма — примерно три четверти всех денег, которые Минюст США вернул или получил для государства в минувшем финансовом году, как сказано в пресс-релизе. Там же упомянуто, что с 1986 года, когда конгресс внес поправки в Закон о неправомерных претензиях, увеличив защиту и поощрения для заявителей о коррупции, правительство США сумело вернуть в казну более 64 миллиардов долларов.

«Заявители о коррупции с их инсайдерской информацией очень значимы для того, чтобы находить и разоблачать новые и уже практикуемые аферы, которые без этих людей могут остаться нераскрытыми», — сказал и. о. помощника генпрокурора Джеффри Кларк.

«Часто информаторы идут на большие жертвы, чтобы обличить мошенников, и, как и прежде, очень помогают нашей работе по защите денег налогоплательщиков», — добавил Кларк.

Закон о неправомерных претензиях — главная правовая основа властей США в деле преследования частных лиц и компаний, которые обманывают государство в финансах. Закон обещает заявителям о коррупции от 15 до 30 процентов сумм, возвращенных их усилиями в бюджет.

Как сообщили в Министерстве юстиции, за прошлый финансовый год заявители о коррупции подали 672 судебных иска (почти 13 исков в неделю), а вознаграждение для них за это время составило 309 миллионов долларов.

Хотя выплаты информаторам не обходятся без критики, все больше людей согласны, что финансы — важный мотивационный и защитный механизм для тех, кто готов заявить о беззаконии — нередко со стороны их же работодателей, которые, возможно, захотят отомстить.

Бывший генеральный прокурор США Билл Барр однажды назвал «кощунством» систему денежного поощрения в Законе о неправомерных претензиях и сказал, что она подогревает «хищническую мотивацию частных охотников за вознаграждениями».

Однако, уже будучи генпрокурором, он смягчил позицию, признав важность финансовых стимулов для заявителей о коррупции. Если верить сообщениям, то в частном разговоре он сказал, что его прошлый взгляд на этот вопрос устарел. Отвечая на вопросы конгрессменов в 2019 году, Барр пообещал «четко» придерживаться системы поощрений и добавил, что она в конечном итоге помогает защитить средства американских налогоплательщиков.

В докладе Минюста США сказано, что больше 1,8 миллиарда из 2,2 миллиарда долларов, возвращенных в казну за прошлый финансовый год, имеют отношение к мошенничеству в здравоохранении, а самые большие поступления средств пришлись на фармкомпании.

По данным Минюста, после многолетней судебной тяжбы по его делу против Novartis Pharmaceuticals Corporation был назначен один из самых крупных в 2020 году штрафов. Novartis выплатила ведомству более 591 миллиона долларов из-за обвинений в «откатах» докторам (за то, чтобы они прописывали ее лекарства) и выплатах за выступления на медицинских мероприятиях — «спикеры» должны были мотивировать врачей и фармацевтов также продавать продукцию компании.

«Неизменно ощутимая отдача при применении ведомством положений Закона о неправомерных претензиях — свидетельство активного отношения госслужащих, занятых этими важными разбирательствами, а также мужества заявителей о коррупции, сигнализирующих о мошенничестве», — сказал и. о. помощника генпрокурора Кларк.

Как сообщал в прошлом месяце OCCRP, принятый недавно в США бюджет на национальную оборону включает законодательную инициативу с целью принять акт, схожий с Законом о неправомерных претензиях. Задача инициативы — подтолкнуть добровольных информаторов к сбору свидетельств отмывания денег.