При урегулировании дела опиоидного гиганта на сумму 8 миллиардов долларов могли не учесть средства в офшорах

В среду Министерство юстиции США сообщило о мировом соглашении с производителем опиатов Purdue Pharma, который обязался выплатить 8,3 миллиарда долларов. Но, возможно, при урегулировании не учли миллиарды, которые компания, предположительно, спрятала в офшорах.

Purdue PharmaГлавный офис Purdue Pharma в Стэмфорде, Коннектикут. (Фото: John9474, CC BY-SA 4.0)

Семья миллиардеров Саклер, которой принадлежит Purdue, заявила о банкротстве компании в прошлом году, задолго до мирового соглашения. По имеющимся данным, предприниматели скрыли бо́льшую часть средств, чтобы их не конфисковали.

Компанию обвиняют в сотнях тысяч смертей, связанных с употреблением опиоидов. Она признала вину в том, что в Минюсте назвали «заговором» с целью ввести в заблуждение такой орган, как Управление по борьбе с наркотиками (DEA). Purdue заявляла, что принимает все необходимые меры, чтобы предупредить незаконный сбыт своих препаратов, хотя в компании знали, что это не так.

Также компания признала, что нарушила федеральный закон о борьбе с «откатами» — Purdue платила врачам за выступления на мероприятиях и продвижение ее товаров, таких как оксиконтин. В итоге пациентам чаще выписывали рецепты на эти препараты.

В дополнение к уголовным делам Purdue согласилась на ряд урегулирований по гражданским искам. По словам представителей Министерства юстиции, это позволит «компенсировать претензии Соединенных Штатов как к Purdue, так и к отдельным ее акционерам, членам семьи Саклер».

Помощник главы DEA Тим Макдермотт сказал, что «это решение завершает особенно печальную главу в нынешней борьбе с опиоидной наркоманией».

В рамках одного из гражданских мировых соглашений семья Саклер согласилась выплатить в общей сложности 225 миллионов долларов, чтобы урегулировать обвинения властей в том, что с 2008 по 2018 год Purdue передала активы в семейные холдинговые компании и трасты, созданные, чтобы помешать будущим кредиторам.

Хотя в пресс-релизе Министерства юстиции говорится, что урегулирование не помешает выявить любые незаконные переводы, критики отметили сравнительно невысокую личную уязвимость Саклеров. В рамках урегулирования они заплатят примерно два процента от суммы, которую они, по имеющимся данным, изъяли со счетов компании, готовясь к банкротству.

Согласно статье в New Yorker, в прошлом году Purdue объявила о банкротстве, имея порядка миллиарда долларов в наличных и активах. А незадолго до этого семья Саклер вывела со счетов Purdue целых 13 миллиардов долларов через тайную сеть офшорных трастов и компаний.

По словам Джоша Стейна, генпрокурора Северной Каролины, Саклеры «вытянули из Purdue почти все деньги и довели обескровленную компанию до банкротства».

Автор статьи в New Yorker Патрик Радден Киф много писал об опиоидной империи Саклеров. На своей странице в Twitter он заявил, что, хотя заголовки кричат о «предполагаемой» ценности соглашения, нужно помнить, что Purdue уже банкрот, а урегулирование в размере восьми миллиардов долларов — «это едва ли реальная сумма, которую кто-то кому-то заплатит».

В ответ на новости генпрокурор Нью-Йорка Летиция Джеймс заявила, что при заключении сделки «не учтены сотни тысяч смертей и миллионы тех, у кого развилась зависимость от препаратов, которые поставляли Purdue Pharma и семья Саклер».

Напротив, отметила она, «миллиардерам позволили сохранить их миллиарды, не учитывая, сколько они на самом деле заработали».

Несмотря на урегулирование претензий Минюста, прокуратура намерена продолжить борьбу. Она ведет расследование, чтобы выяснить, сколько Саклеры заработали на «опиоидной эпидемии», и сколько денег они хранят за границей.

«Никакие деньги не смогут унять боль, которая теперь многим знакома. Но мы продолжим судебное разбирательство и вернем каждый цент, чтобы ограничить зависимость от опиоидов в будущем. Мы привлечем к ответственности Саклеров и тех, кто сыграл роль в разжигании опиоидного кризиса», — сказала Джеймс.