Бразилия: на раскрывшего правительственный сговор журналиста подали в суд

Во вторник Государственная прокуратура Бразилии подала уголовный иск против Гленна Гринвальда, журналиста и сооснователя портала The Intercept. Его обвиняют в незаконном получении переписки между следователями и судьей, которые занимались крупнейшим коррупционным делом Бразилии, известным как «Операция „Автомойка”».

sergio moro scandalМинистр юстиции Бразилии Сержиу Моро (Фото: Senado Federal, CC BY 2.0)

The Intercept получил утекшую информацию от анонимного источника и выпустил на основании этих данных более 90 статей. Особое внимание журналисты уделили тому факту, что следователи по делу и Сержиу Моро, который был старшим судьей в расследовании, постоянно поддерживали связь. Это привело к тому, что экс-президенту Бразилии Луису Инасио Луле да Сильве вынесли обвинительный приговор.

Из утекшей переписки известно, что следователи и судьи состояли в сговоре с целью посадить бывшего президента в тюрьму. Лула, по данным опросов, лидировал в президентской гонке и готовился в третий раз занять пост главы страны.

В 2018 году Лулу признали виновным в отмывании денег и коррупции и приговорили к длительному тюремному сроку. Это дело рассматривали в рамках масштабного расследования о коррупции среди бразильских политиков, известного как «Операция „Автомойка”».

Лулу исключили из президентской гонки, освободив таким образом дорогу Жаиру Болсонару.

Вскоре после того, как Болсонару вступил в должность, судью Моро повысили и назначили министром юстиции. Это второй по важности пост в стране.

Вероятно, данные, которые опубликовал The Intercept, повлияли на решение судьи — он одобрил ходатайство Лулы об освобождении. Бывшего президента держали в одиночной камере. Еще сотни человек, которые также получили обвинительные приговоры в рамках этого расследования, временно освободили из-под стражи.

Моро отказывается комментировать утекшие данные и утверждает, что их получили незаконно.

Сообщается, что многие из тех, кто участвовал или упоминался в утекшей переписке, подтвердили достоверность данных. Они могут понести уголовную ответственность.

«Мы потрясены тем, что Государственная прокуратура Бразилии решила предъявить Гринвальду обвинения. Очевидно, что у этого дела политический подтекст. Это месть за расследование, которое выпустил The Intercept», — заявили представители новостного портала.

Во вторник Гринвальд запустил прямой эфир в Твиттере. Он рассказал о том, что Веллингтон Дивино Маркес де Оливейра — окружной прокурор, который подал уголовный иск против него, — предпринял неудачную попытку выдвинуть обвинения против главы Адвокатской палаты Бразилии. Несколько месяцев назад он негативно высказывался о министре юстиции Сержиу Моро.

По словам Гринвальда, его очень удивил тот факт, что против него подали судебный иск. Федеральная полиция уже провела расследование и постановила, что журналист не нарушал закон. По словам представителей полиции, он показал «высший уровень профессионализма, осторожности и ответственности» и честно выполнил свою работу.

«Гленн Гринвальд всегда говорил, что хочет подробно изучить Бразилию. У него есть шанс побывать в бразильской тюрьме», — написал в Твиттере Эдуарду Болсонару, младший сын президента и федеральный парламентарий в Сан-Паулу. Так он прокомментировал статью Conexão Política, в которой объяснена суть дела.

Сыновья президента Болсонару активно участвуют в управлении. Они высказывались в поддержку своего отца и его союзников в соцсетях. Сообщается, что Эдуарду занимает должность представителя Латинской Америки от ультраправой организации Стива Бэннона «Движение». Недавно его видели в кепке с надписью “Make Brazil Great Again” («Вернем Бразилии былое величие»).

Эндрю Фишман, журналист The Intercept и ответственный редактор The Intercept Brasil, прокомментировал ситуацию в интервью Democracy Now. Намекнув на тесную связь администраций Трампа и Болсонару, он сказал, что Гринвальд, как гражданин США, ждет комментариев от Белого дома.

«Они не верят в свободную прессу», — сказал Гринвальд о президенте Болсонару и членах его правительства.

«Они и в демократию не верят. Они раз за разом открыто восхваляют военную диктатуру, которая была высшей формой власти в стране до 1985 года. Это лишь начало, и репрессии выходят на новый уровень».