Японские преступные группировки борются за власть на фоне пандемии

Правительство Японии раскритиковали за нерасторопную и неадекватную реакцию на вспышку коронавируса. Между тем японская организованная преступность решила извлечь выгоду из кризиса.

Пандемия стала новой ареной борьбы для преступных структур: старинные группировки якудза стремятся восстановить репутацию, занимаясь общественными работами, а новые ОПГ пытаются нажиться на продаже товаров медицинского назначения.

Сообщают, что члены якудза (что в переводе с японского означает «нечто бесполезное») бесплатно раздавали продукты отчаявшимся покупателям и даже предлагали провести дезинфекцию круизного лайнера, пытаясь заслужить благосклонность общества.

«Таким образом якудза, которых в последние годы воспринимали весьма негативно, рассчитывают добиться признания общественности», — сказал Гарё Окита, журналист и эксперт по деятельности якудза.

Новые ОПГ, известные как «хангурэ», тоже пытались извлечь пользу из кризиса, продавая товары медицинского назначения.

Пандемия дала преступным группировкам новые возможности, но негативно сказалась на традиционных видах их бизнеса. Принятые в Японии меры повлияли на наркоторговлю, которая приносила криминалитету значительную прибыль, а также вынудили секс-индустрию закрыть заведения. 

Изначально Японию критиковали за неэффективные меры борьбы с пандемией. Однако 16 апреля правительство ввело режим чрезвычайного положения, чтобы остановить распространение коронавируса и снизить нагрузку на государственную систему здравоохранения.

Главари якудза, многие из которых, как и доны итальянской мафии, уже в преклонном возрасте и особенно уязвимы для коронавируса, отменили встречи и теперь ведут дела через онлайн-мессенджеры.

«Когда в государстве кризис, преступные группировки хотят помочь стране», — сказал OCCRP эксперт по деятельности якудза, писатель Томохико Судзуки.

«Для полиции и основных СМИ наверняка крайне неудобен тот факт, что якудза, которых считают антиобщественной силой, реагируют на каждую катастрофу в Японии и оперативно поставляют все необходимое по всей стране».

Фото: AP Photo/Юджин Хосико Автобусы вывозят гонконгских пассажиров лайнера Diamond Princess, стоящего на карантине в порту Иокогамы близ Токио. Пятница, 21 февраля 2020 года

Суета вокруг коронавируса

В феврале круизный лайнер Diamond Princess встал на карантин в Иокогаме, когда у нескольких пассажиров обнаружили COVID-19. По имеющимся данным, в конце того же месяца одна из групп якудза предложила помощь в дезинфекции судна.

News Post Seven сообщает, что, когда шестистам пассажирам наконец разрешили сойти на берег, якудза предложили отправить своих людей на обработку лайнера, стоявшего в порту. Кто-то из высокопоставленных членов преступной структуры заявил: «Грязную работу должны делать такие, как мы».

Однако правительство отказалось от помощи якудза.

В японском обществе грязную работу, например забой скота или обслуживание похорон, традиционно брали на себя члены касты «нечистых» — буракумины. Не все якудза происходят из этой касты, однако «нечистые» с самого начала составляли значительную часть их группировок. По имеющимся данным, больше половины современных якудза — буракумины.

В феврале маски, салфетки и туалетная бумага начали пропадать с полок японских магазинов. Тогда некоторые группы якудза стали бесплатно поставлять маски в аптеки и детские сады.

Окита написал несколько книг о «Ямагути-гуми» — крупнейшей группировке якудза в Японии. Он считает, что правительство настроило общество против ОПГ, и теперь якудза хотят вернуть расположение людей.

«Когда вирус добрался до Японии, у них уже были налажены каналы поставок масок, туалетной бумаги и салфеток, якудза раздавали их бесплатно, — сказал он OCCRP. — В ответ на такие поступки обычно ждешь благодарности».

Якудза уже не в первый раз пытаются превратить критическую ситуацию в рекламный трюк.

В 2012 году одного из главарей «Сумиёси-кай», второй по численности группировки якудза, арестовали за то, что он незаконно отправил людей на ликвидацию последствий аварии на АЭС «Фукусима-1», которая произошла из-за мощного цунами.

«Если не мы, то кто? — сказал босс якудза среднего уровня журналу The Atlantic. — Когда все убегали от пылающей «Фукусимы», наши люди остались, чтобы предотвратить катастрофу. Мы не негодяи».

Но пандемия коронавируса выявила и слабости якудза.

Согласно сообщениям, одна банда из региона Канто пыталась собрать 30 тысяч масок, чтобы отправить их в Китай, где в декабре зарегистрировали первый очаг коронавируса в Ухане. Однако их план провалился, поскольку у них не было международных связей, чтобы контрабандой провезти маски в тогдашний эпицентр заражения.

Один бывший член ОПГ, который теперь руководит принадлежащим китайцу салоном красоты, сказал Судзуки, что влияние якудза ослабло.

«За границей про якудза почти не вспоминают, хотя в Японии их все еще боятся, — сказал бывший гангстер. — Людей со знанием иностранных языков больше не привлекают такие старомодные структуры, как организованные преступные группировки».

Руководящий сотрудник из Макао, который скупал маски в Японии через китайских туристов, сказал, что якудза «любят бахвалиться, но у них кишка тонка».

Фото: Роберт Гилхули/Alamy Stock Photo Бизнесмен идет мимо плаката, на котором людей просят держаться подальше от преступных элементов. Токио, Япония

Борьба за власть

TПроисхождение якудза определить непросто. Историки говорят, что их корни прослеживаются до XVII века. Журналисты придумали термин «якудза» после Второй мировой войны — тогда так называли преступные группировки, которые торговали нелегальными товарами и «крышевали» лавочников.

Основным источником дохода для них была «синоги» (с японского это можно перевести как «суета») — этим словом обозначали нелегальную деятельность, такую как вымогательство, финансовые махинации, шантаж, наркоторговля, азартные игры и проституция.

В середине двухтысячных участились кровавые разборки между бандами. Появились сообщения о десятках стычек с перестрелками между группировками, которые боролись за власть над улицами Токио и других крупных городов.

Между тем интересы якудза сместились в такие сферы, как строительство и финансовые рынки, запугиванием ОПГ добивались конкурентного преимущества. Несмотря на сомнительную репутацию, с их присутствием мирились без возражений. Зачастую с ними сотрудничали легальные предприятия.

В 2010 году в японских префектурах начали избавляться от якудза, выпуская постановления, которые запрещали гражданам и компаниям иметь дело с преступными группировками.

Фото: предоставлена полицией Фукуоки Пресс-релиз полиции Фукуоки касательно принятого в 2010 году постановления о запрете сотрудничества с ОПГ. Сообщение сопровождала иллюстрация, поясняющая, как гражданам отвадить якудза

По словам Окиты, люди перестали воспринимать преступные группировки как «неизбежное зло» и начали видеть в них проблему.

Судзуки сказал, что так появился раскол между общественным восприятием якудза и тем, как видели себя сами преступники.

«Любые деловые отношения с ОПГ становились незаконными, — сказал он. — Постановления были нацелены на широкую общественность, но самовосприятие якудза не изменилось».

С годами репутация якудза становилась все хуже, поскольку группировки нападали на предприятия с напалмовыми бомбами, гранатами и огнестрельным оружием. Один раз в больнице убили гражданского, приняв его за члена ОПГ.

Образ якудза тускнел, а ряд новых законов, нацеленных на борьбу с их деятельностью, позволил нарастить влияние новым японским криминальным структурам, известным как «хангурэ».

Это слово переводится как «наполовину серый» или «наполовину плохой», его приписывают журналисту-расследователю Ацуси Мидзогути. Он использовал его в своей книге 2011 года «Падение якудза» (The Downfall of the Yakuza), имея в виду новый растущий класс преступников, не входящих в состав преступных организаций.

В этом месяце Национальная полиция Японии выпустила отчет, согласно которому за последние 15 лет численность якудза сократилась и составила менее 30 тысяч человек, а их место заняли группировки хангурэ.

Структура новых группировок значительно свободнее, она основана на личных отношениях между участниками. Это значит, что хангурэ не подпадают под законы Японии от 1991 года о противодействии организованной преступности, поскольку в них преступные группировки определены как организации со строгой иерархией, как в якудза. Также на новые группировки не распространяются постановления от 2010 года.

Демография тоже на стороне новых ОПГ. Члены якудза стареют, а ряды хангурэ пополняют мужчины в возрасте от 20 до 40 лет, как пояснил Цутому Накамура из адвокатской фирмы Nakamura International Criminal Defense в Токио.

«Полиция преследует якудза, и способность хангурэ слиться с рядовыми гражданами им на руку. Это еще одна причина для новых группировок держаться на расстоянии от якудза», — сказал Накамура.

Как и якудза, группировки хангурэ пытались нажиться на пандемии коронавируса.

Окита рассказал, что они пытались заработать, продавая в Японии дешевые хирургические маски. «Те, кто продавал эти маски за деньги, — не члены якудза», — пояснил он.

В префектуре Тиба полиция предупредила граждан о многочисленных видах мошенничества, связанного с коронавирусом, хотя неясно, кто за ним стоит. В числе афер торговля медицинскими товарами вразнос по завышенным ценам, инвестиции в фиктивные компании, которые якобы разрабатывают вакцины, и электронные письма о продаже масок, которых нигде нет в наличии.

Невзгоды на фоне пандемии

На фоне пандемии у ОПГ появились новые бизнес-возможности, но возникли и трудности.

Многим членам якудза уже по 70–80 лет, из-за многочисленных татуировок и употребления наркотиков у них слабая печень, что делает их особенно уязвимыми для тяжелых форм COVID-19, как сообщает News Post Seven.

Как и правительство, группировки якудза попросили своих людей соблюдать «дзисюку» — режим самоизоляции, чтобы остановить распространение коронавируса. Членов ОПГ попросили отменить обычные деловые встречи и вести деятельность через мессенджер LINE.

У организованных преступных группировок есть даже свой талисман, который напоминает о санитарных правилах. В приложении LINE появились стикеры с улыбающимся Ковамоте, который моет руки (Ковамоте — персонаж популярной манги о якудза).

Один из членов якудза даже сказал Gendai Business, что следует указаниям властей при посещении уборной: «Я не прикасаюсь к двери туалета руками, я открываю ее ногой», — сказал он.

Преступники тоже страдают от распространения ложной информации. Сообщают, что один из членов якудза следовал бесполезным советам, которые он получил через LINE: ему сказали, что для того чтобы убить вирус, в еду нужно добавлять имбирь и чеснок, а горло надо полоскать японским чаем.

Одна из организаций якудза попросила юношу, который знает китайский язык, следить за последними данными о коронавирусе на китайских сайтах — они надеялись, что там будет более актуальная информация, например о летальности вируса, и о том, может ли он передаваться домашним животным.

«Мы хотим получать информацию раньше, чем телевизионщики», — сказал один из членов группы.

Несмотря на принятые меры, некоторые якудза все же заразились. 23 марта стало известно, что в столице инфицированы 16 человек. По сообщению Bunshun Online, в их числе оказался «глава престижной организации, расположенной на территории клана Инагава-кай в Токио», в связи с чем полиция наводила справки о других членах ОПГ.

Также коронавирус негативно сказался на традиционных видах деятельности якудза.

Ёсико Матида, вдова бывшего (младшего) босса якудза, написала в редакторской колонке Cyzo Woman, что из-за карантина пришлось закрыть подпольные лаборатории, которые поставляют реагенты для производства амфетаминов; об этом она узнала от контактного лица.

Психостимуляторы вроде метамфетамина традиционно были одним из основных источников дохода якудза. Другие наркотики, например героин или кокаин, никогда не были популярны в Японии.

Секс-индустрия — еще один важный источник дохода якудза — тоже пострадала от карантина.

Мэр квартала Кабуки-тё попросил граждан воздержаться от посещения стрип-клубов и других заведений для взрослых, когда по меньшей мере десять человек, задействованных в секс-индустрии в его квартале, оказались заражены новым коронавирусом.

По имеющимся данным, Япония удовлетворила просьбу нескольких групп секс-работников, которые обратились к властям за помощью, когда в крупных городах закрылись «кварталы развлечений». Некоторые активисты сочли этот шаг знаком прогресса, поскольку на протяжении долгого времени секс-индустрия подвергалась социальному остракизму.

Другие материалы по теме

We use cookies to improve your experience on our website. Find out more or opt-out. Accept