Как Semlex и Gunvor обеспечили оружием гражданскую войну в Кот-д'Ивуаре

К началу 2011 года ситуация после спорных президентских выборов в Кот-д’Ивуаре принимала кровавый оборот.

В конце ноября 2010 года в этой западноафриканской стране вспыхнуло насилие вслед за отказом президента Лорана Гбагбо признать итоги второго тура президентских выборов, который выиграл его конкурент Алассан Драман Уттара.

В международном сообществе росло давление на правительство Гбагбо. Однако он проигнорировал призывы тогдашнего Генерального секретаря ООН Пан Ги Муна оставить свой пост. В январе 2011 года Евросоюз заморозил активы президентской семьи и ввел санкции против десятков людей и компаний, которые поддерживали Гбагбо.

На фоне того, как в Кот-д’Ивуаре разгоралась уже вторая за десятилетие гражданская война (жертвами конфликта стали в том числе три тысячи гражданских), глава Генштаба армии Гбагбо предупредил, что его военным «не хватит боеприпасов даже на три дня».

Остро нуждаясь в деньгах и оружии, Гбагбо обратился к двум фирмам, которые ранее помогали финансировать его предвыборную кампанию через теневую сделку с нефтью. Речь идет о Gunvor, одном из крупнейших в мире нефтяных трейдеров, и о брюссельской компании — производителе биометрических документов Semlex.

Пойти навстречу Гбагбо было весьма рискованным шагом, так как в отношении Кот-д’Ивуара действовало оружейное эмбарго ООН. Однако, как выяснило новое расследование OCCRP, несмотря на все риски, Gunvor и Semlex с большой охотой взялись посредничать в деле поставки оружия за очередную порцию нефтяных богатств этой страны.

Переданные в распоряжение OCCRP и бельгийского издания Médor конфиденциальные сведения, включая более ста тысяч электронных писем, контрактов и банковских документов, в деталях раскрывают, как эти две компании старались помочь режиму Гбагбо получить оружие. Так, судя по этим данным, Semlex подписала контракт с тунисской компанией, подконтрольной двум одиозным торговцам оружием — обоих ООН назвала нарушителями санкционного режима за поставки пропрезидентским силам во время гражданской войны в Кот-д’Ивуаре.

Ключевым участником этой сделки был француз Оливье Базэн — человек с криминальной историей за плечами, который в Кот-д’Ивуаре «решал вопросы» и для Gunvor, и для Semlex. Из конфиденциальных документов видно, что он часто контактировал с топ-менеджерами в Gunvor, а также с людьми, известными как торговцы оружием.

В то время владельцами Gunvor были шведский миллиардер Турбьёрн Тёрнквист, который не первый год пытается расширить бизнес за счет африканской нефти, и российский олигарх Геннадий Тимченко, тесно связанный с Кремлем.

Эндрю Файнстайн, автор книги Shadow World: Inside the Global Arms Trade («Темная сторона: за кулисами международной торговли оружием»), говорит, что нефть часто выступает средством обмена на оружие как в легальных, так и в нелегальных сделках.

«Очевидная готовность Gunvor предоставлять подсанкционному режиму деньги под закупку оружия, ее помощь в том, чтобы самостоятельно или в сговоре с другими обеспечить доступ к вооружению через скандально известных торговцев оружием — все это доказательство закулисных приемов с целью гарантировать себе дешевую нефть с колоссальной маржей, невзирая на последствия», — высказал мнение Файнстайн.

На его взгляд, Gunvor, видимо, использовала свои связи с Semlex, желая скрыть тот факт, что она действовала рука об руку с торговцами оружием. Созданная двумя компаниями теневая есть — наглядный пример «разных теневых организационных методик, с помощью которых устроители и клиенты оружейных сделок могут скрывать свои операции», — добавил Файнстайн.

Никому из представителей Semlex в Кот-д’Ивуаре не предъявляли обвинений в коррупции. В 2018 году правительство Уттары отдало этому изготовителю биометрических документов контракт на 700 миллионов евро на выпуск паспортов в последующие десять лет.

Швейцарские власти в минувшем году назначили компании Gunvor рекордный штраф в 95 миллионов долларов, признав за ней уголовную ответственность за то, что она не пресекла практику подкупа со стороны своих служащих в Кот-д’Ивуаре и Республике Конго. Как указал в заявлении генеральный прокурор Швейцарии, «тем самым, как можно судить, Gunvor согласилась с ситуацией, при которой коррупционные риски были неотъемлемой частью бизнеса компании». Впрочем, улик из дела в отношении компании власти не раскрыли. По сведениям расследовательского портала Public Eye, Gunvor на сегодня перевела свой африканский департамент из штаб-квартиры компании в Женеве в Дубай с его менее строгим регулятивным режимом.

Директор Gunvor по корпоративным вопросам Сет Пьетрас отверг любые данные насчет нарушения закона нефтетрейдером. По его словам, с Semlex и Базэном компанию Gunvor свел ее бывший работник, признанный позже швейцарским судом виновным в подкупе. На сегодня, если верить Пьетрасу, компания не имеет отношений ни с Semlex, ни с Базэном.

«Gunvor ничего не знает, не ведет никаких дел и не имеет никаких сведений о каких-либо “наемниках”, а также не связана и ранее не была каким-либо образом связана с компаниями или структурами, о которых вы говорите», — заверил Пьетрас.

В Semlex не ответили на вопросы OCCRP. Базэн не отреагировал на неоднократные просьбы о комментарии. Кадет Бертэн, всесильный советник по безопасности при Гбагбо в период тех событий, заявил изданию Jeune Afrique, что ему ничего не известно о Gunvor и Semlex, и отказался отвечать на вопросы.

Фото: (Ребекка Блекуэлл/AP) TДва жителя Кот-д'Ивуара возле горящей баррикады из покрышек, устроенной в декабре 2010 года сторонниками Алассана Уттары в Кумасси, одном из районов Абиджана, в знак протеста против отказа Лорана Гбагбо уйти с должности.

«Нужная нам техника»

В начале 2011 года на фоне обострения конфликта в Кот-д’Ивуаре несколько предпринимателей встретились в отдельном помещении пятизвездочного Mandarin Hotel в Женеве.

Представитель Gunvor был на этой встрече вместе с Базэном, который в то время работал на Semlex в Кот-д’Ивуаре. Также в ней участвовал еще один француз, Робер Монтойя, глава международной контрабандной сети по торговле оружием. Монтойя поставлял оружие для Гбагбо еще во время гражданской войны в стране в 2002-2004 годах.

Знакомый с ситуацией источник, пожелавший остаться неназванным, отказался сообщить детали разговоров на той встрече. Однако, по данным конфиденциальной переписки, советник Гбагбо Обер Зооре написал Базэну всего за несколько недель до этого, 24 января, упомянув в послании оружие на 4,5 миллиона евро, которое он хотел бы получить.

«Вот техника, которая нам срочно нужна», — написал тогдашний советник Гбагбо Зооре и отправил список: примерно семь миллионов патронов, 6000 выстрелов для гранатомета и 300 дымовых гранат.

Через два дня Базэн отправил в Gunvor такое сообщение: «В продолжение нашего обсуждения я посылаю список снаряжения, который [представитель президента] запросил из России».

Как утверждал источник, знакомый со сделкой, оружие оплатили и частично доставили, однако в целом сделка сорвалась, когда Гбагбо оказался под арестом в апреле 2011 года.

«Президент Гбагбо попросил Базэна заручиться поддержкой Gunvor в покупке оружия в России», — сказал этот источник. «Базэн и Монтойя привлекли к оружейной сделке Gunvor, и оба они встречались с этой целью с людьми из Gunvor в Женеве», — добавил он.

Через несколько дней после послания Зооре Базэн отправил гендиректору Semlex Альберу Каразивану детали информации, которую надо было указать в проставленном задним числом (двенадцатым января) инвойсе на 1,6 миллиона долларов, где одной из сторон выступала компания Caminex, совладельцем которой был Монтойя.

Caminex указали в качестве тунисского нефтетрейдера. Однако журналисты не нашли данных о том, что этой компании или ее директорам разрешено проводить нефтяные операции в этой стране. Также они подтвердили, что Caminex не давали права импортировать или экспортировать сырую нефть из Туниса.

Похоже, что в реальности Caminex (иногда ее название указано как Camimex — очевидная попытка скрыть ее деятельность) использовали в роли канала для платежей для ее владельцев — торговцев оружием: Монтойи и еще одного французского наемника-дельца, Фредерика Лафона. В материалах ООН оба упомянуты как нарушители санкций за поставки оружия режиму Гбагбо. Во Франции, чьей колонией Кот-д’Ивуар был с 1893 по 1960 год, их сейчас проверяют на предмет причастности к преступлениям против человечности и отмыванию денег.

Представитель парижской прокуратуры подтвердил факт расследования в отношении них, но комментировать дело отказался, сославшись на требования конфиденциальности.

Фото: Штефан Майзель (CC by-SA 2.0) Французский торговец оружием Фредерик Лафон (в черной рубашке, улыбается в камеру) с рэп-исполнителем MC Solaar и бывшим профессиональным футболистом из Франции Базилем Боли.

🔗История двух французских наемников

Когда бывший военнослужащий Французского легиона Фредерик Лафон в начале 2000-х годов решил заняться частным охранным бизнесом, местом своей дислокации он избрал Кот-д'Ивуар.

В интервью французскому телевидению в 2012 году Лафон назвал себя первоклассным профессионалом, готовым обеспечивать безопасность людям во власти вне зависимости от их политических взглядов. К тому моменту, по его утверждению, он владел более чем двумя десятками компаний, где служило более шести тысяч человек. Было известно, что он обучал подчинявшиеся Гбагбо отряды спецназа по борьбе с демонстрациями и беспорядками.

Многие из этих компаний, например Darkwood Logistics, Protec SA, Caminex и Sophia Airlines, ООН позднее назвала структурами, которые поставляли или перевозили оружие и отмывали доходы от контрабандного оружейного бизнеса. Совладельцами части компаний были жена Лафона или уже упомянутый нами Робер Монтойя, тоже французский наемник.

Монтойя начинал карьеру в полиции во Франции, а позднее занялся торговлей оружием.

В 2006 году в беседе с французской газетой Le Monde он сказал, что выполняет обязанности военного советника Гбагбо. Как сообщил позднее Совет безопасности ООН, Монтойя с 2005 года поставлял Гбагбо военные вертолеты и другое вооружение и технику, используя различные схемы — в частности, обменивал их на минеральное сырье и сельхозпродукцию, например, нефть и какао и даже на возможность размещать отходы в стране.

По заявлению ООН, с 2009 года, за год до выборов в Кот-д'Ивуаре, он начал снабжать режим Гбагбо легальным вооружением, включая ракетные установки, а также гранаты, взрывчатку и слезоточивый газ. Монтойя прибегал к услугам латвийских юристов, чтобы те руководили компаниями и координировали поставки действовавшим на стороне властей неофициальным вооруженным формированиям, в том числе крупной военизированной группировке под командованием Ансельма Сека Япо — бывшего личного советника жены Гбагбо.

В свою очередь юрист Лафона (ныне этот человек — депутат Европейского парламента) позднее сказал в общении с прессой, что его клиенту не предъявляли никаких обвинений, а подозрения в его адрес «состряпаны из зависти».

С Монтойей и Лафоном не удалось связаться для комментария.

По словам наблюдателей ООН, Caminex — одна из нескольких компаний, которые эти двое использовали, чтобы переправлять деньги. Монтойя и Лафон задействовали «хитроумную сеть компаний в Кот-д’Ивуаре, Тунисе и Латвии, что позволяло им регулярно нарушать санкции, введенные в отношении Кот-д’Ивуара», — говорится в отчете наблюдателей от 2012 года для Совбеза ООН.

Всего, по оценкам наблюдателей, сеть структур Монтойи с 2006 по 2010 год продала правительству Кот-д’Ивуара вооружения и военных материалов на сумму не менее 16,3 миллиона долларов. Речь в том числе идет о тысячах гранат того же типа, что были отправлены выступавшим на стороне Гбагбо боевикам во время кризиса, вспыхнувшего после выборов 2010 года. В начале 2011 года, как сообщили наблюдатели, Монтойя даже «организовал приезд и пребывание в стране группы техников, которым поручили отремонтировать боевой вертолет Ми-24» при поддержке служащих Республиканской гвардии Гбагбо.

В докладе наблюдателей ООН нигде напрямую не указано название Gunvor. Однако в дополнении к документу, озаглавленном «Просьба о сделке по схеме “нефть в обмен на оружие”», наблюдатели упомянули об электронном письме 2010 года от сотрудника Gunvor, в котором говорилось о закупке двух дополнительных партий нефти из Кот-д’Ивуара на сумму 106 миллионов долларов.

OCCRP не удалось подтвердить, перевела ли Semlex 1,6 миллиона долларов в январе 2011 года для приобретения оружия, о котором просил Гбагбо. Судя по конфиденциальным документам, Semlex в 2010 году действительно перечислила 1,2 миллиона долларов нидерландскому отделению Gunvor — как декларировалось, за поставки нефти, хотя реальное назначение платежей до конца неясно.

После того как Гбагбо в апреле 2011 года арестовали и сместили с президентского поста, Лафон бежал в Того, где у Монтойи была фирма. По сведениям наблюдателей ООН, в кризисный период после выборов в Кот-д’Ивуаре документы, имеющие отношение к компаниям Лафона, переправляли в Того самолетами авиакомпании Sophia Airlines, которой владела его супруга. Неясно, действует ли еще компания Caminex, но связанный с ней банковский счет не закрыт.

Жильбер Коллар, бывший в описываемый период адвокатом Лафона, неоднократно заявлял, что его клиент не виновен ни в каких преступлениях.

Тем временем Gunvor продолжала покупать нефть у режима Гбагбо, даже когда Евросоюз ввел санкции против местной нефтяной госкомпании Petroci. Как видно из утекшей к журналистам электронной переписки, в последние недели гражданской войны в апреле 2011 года Gunvor приобрела 1,6 миллиона баррелей нефти примерно на 160 миллионов долларов. За участие в этой сделке Semlex получила по два доллара с барреля, или в общей сложности 3,1 миллиона долларов.

Корпоративный директор Gunvor Сет Пьетрас отмел любые подозрения насчет нарушения закона его компанией. Официальный представитель компании Petroci не ответил на вопросы журналистов.

Фото: Reuters/Эммануэль Браун Солдаты, верные Алассану Уттаре, заявившему о своей победе на президентских выборах. Главный город Кот-д'Ивуара Абиджан. 6 апреля 2011 года.

Отложить деньги на черный день

Gunvor и Semlex с выгодой для себя уже сотрудничали с режимом Гбагбо, когда советник попавшего в подвешенное положение президента обратился к ним, прося достать оружие.

Gunvor сотрудничала с Semlex в Кот-д’Ивуаре как минимум с марта 2008 года после того, как подписала годичный договор с местным филиалом бельгийской компании. В лице Semlex Gunvor нашла весьма полезного посредника с массой контактов в разных частях Африки. Gunvor тогда расширяла бизнес на континенте, и Semlex неплохо зарабатывала на организации сделок для нефтетрейдера.

В июне 2008 года две компании выступили партнерами в их первой известной общей сделке в Кот-д’Ивуаре — покупке 630 тысяч баррелей нефти с месторождения Эспуар. За помощь в организации сделки Semlex получила 790 тысяч долларов комиссионных. Позднее, в ноябре того же года, Базэн послал в Semlex инвойс на 160 тысяч евро за «геологоразведку и другие мероприятия в ваших интересах» в Кот-д’Ивуаре.

В марте следующего года Gunvor формализовала свои отношения с Semlex: компании подписали договор, давший Semlex право покупать нефть по поручению Gunvor. В тот же день Semlex сделала Базэна своим представителем в Кот-д’Ивуаре.

🔗«Полковник Марио»

Родившийся во Франции Оливье Базэн, известный по прозвищу Полковник Марио, — преступник с богатым прошлым.

По данным Public Eye, он начал работать на Gunvor в Африке в 2007 году — помогал ей «решать вопросы» в Анголе. На следующий год ему предъявили официальные обвинения в преступном сговоре с целью вымогательства и убийства по делу Cercle Concorde. Дело касалось борьбы между двумя корсиканскими кланами за контроль над высокодоходным парижским игровым заведением. Позднее обвинения с него сняли.

Несмотря на это, Базэн начал работать как «доверенное лицо» Gunvor в Кот-д'Ивуаре и Республике Конго. В этих странах, как показали расследования OCCRP, нефтяной гигант участвовал в теневых сделках вместе с Semlex.

В 2009 году во Франции Базэна признали виновным в отмывании денег и контрабанде золота в интересах Али Бонго, сына тогдашнего президента Габона Омара Бонго (позднее он сменил отца в президентском кресле). Следователям Базэн рассказал о «16 поездках в Абиджан, Браззавиль, Малабо; более чем о 30 встречах в штаб-квартире Gunvor в Женеве, более чем 50 встречах в Париже, Брюсселе, Лондоне и т. д. с нашими африканскими партнерами» в интересах Gunvor.

Швейцарская прокуратура признала Базэна международным торговцем оружием. Также, как сообщается, его проверяют в связи с его действиями в Конго. В январе экс-председатель Национального собрания Кот-д'Ивуара подал иск во Франции, в котором заявил, что Базэн причастен к производству записи, из-за которой его обвинили в подрыве национальной безопасности.

Базэн очень сторонится публичности, OCCRP не смог связаться с ним, чтобы получить комментарий.

Вскоре после этого, как свидетельствует утечка документов, Gunvor подписала контракт на покупку нефти на 90 миллионов долларов у Petroci. Нефть продавали с огромным дисконтом — треть от тогдашней цены на мировом рынке, так как швейцарский нефтетрейдер согласился заплатить вперед. Судя по документам, изученным OCCRP, тот закупочный контракт обслуживал французский банк Credit Agricole. По данным портала Africa Intelligence, примерно в то же время Gunvor заключила еще одну сделку эквивалентной стоимости в Кот-д’Ивуаре.

Как сообщил близкий к этой сделке источник, просивший не называть его имя, Базэн уговаривал Гбагбо подписать контракт, указывая, что тому надо «отложить деньги на черный день», чтобы профинансировать президентскую кампанию 2010 года и при необходимости заплатить за оружие и услуги наемников.

«В 2009 году Базэн уговорил Гбагбо пойти на эту сделку, чтобы накопить определенный финансовый резерв перед выборами», — сказал источник.

Базэна ни разу не обвиняли в преступлениях в связи с бизнесом Gunvor в Африке. Однако, судя по судебным документам, для компании он был одним из важнейших людей в Кот-д’Ивуаре — координировал взаимодействие с местными чиновниками и «следил за исполнением разных нефтяных контрактов и за поставками нефти».

В марте 2010 года, за семь месяцев до президентских выборов в Кот-д’Ивуаре, Semlex также заключила договор с Caminex. Этот договор якобы о торговле нефтью с Тунисом не содержит названия Semlex, а подпись представителя Caminex неразборчива.

Чиновник правительства Туниса, изучивший условия договора, признал, что он выглядит подозрительно: так, в нем прописаны щедрые комиссионные за «консультации», но не хватает ключевых сведений, таких как объемы закупаемой нефти. Этот чиновник, просивший об анонимности, так как ему нельзя общаться с прессой, сказал, что такой договор «скорее подошел бы для Саудовской Аравии, а не для компактной и четко регулируемой бизнес-среды Туниса».

С Монтойей, Лафоном и Базэном не удалось связаться для комментария.

Фото: Источник: (AP Photo/Аристид Боделья) Лорана Гбагбо и его супругу Симону берут под арест в апреле 2011 года после того, как верные Алассану Уттаре силы штурмом взяли бункер, где укрывался экс-президент.

«Хеджирование рисков»

Когда войска Уттары стали одерживать верх в гражданском конфликте в Кот-д’Ивуаре (отчасти из-за нехватки ресурсов и оружия у Гбагбо), могло показаться, что Gunvor сделала ставку не на тех. Однако, как показало расследование OCCRP, нефтетрейдер уже «захеджировал риски».

В январе 2011 года, когда Gunvor еще получала нефть от режима Гбагбо, компания параллельно подписала отдельный договор о закупке нефти с новыми партнерами из другого лагеря гражданского конфликта: министром нефти Кот-д’Ивуара Адамой Тунгарой и ключевыми служащими государственной нефтяной компании Petroci.

Похоже, что этой сделке дали ход, когда Гбагбо взяли под арест в апреле. В следующем месяце Gunvor начала платить чиновникам нового ивуарийского правительства через компанию Belisha Capital, зарегистрированную в карибской «налоговой гавани» Сент-Винсент и Гренадины. Как следует из материалов суда, Belisha Capital принадлежит Адаме Камаре, которого источник, близкий к его семье, назвал племянником Адамы Тунгары.

В инвойсе, датированном 15 мая 2011 года, Belisha просит нидерландский филиал Gunvor заплатить 1,5 миллиона долларов в качестве «части дохода» от проданной в предыдущем месяце нефти. Согласно материалам суда, в период с 2011 по 2013 год Базэн совершал дополнительные платежи сотрудникам Petroci наличными в неназванном объеме.

До июня 2011 года финансы продолжали курсировать между режимом Гбагбо, Semlex и Gunvor через различные банковские счета и компании. В том месяце Semlex провела, похоже, последний платеж объемом 300 тысяч долларов одной из своих фирм-пустышек, зарегистрированной в Швейцарии, указав в платежной информации: «Контракт между Gunvor и Semlex».

В попавших к OCCRP документах суда утверждается, что Gunvor «очень близка» к режиму Гбагбо. При этом, судя по данным в суде показаниям, нефтетрейдер лоббировал свои интересы и в новом правительстве, стараясь закулисно получить доступ к нефти, и использовал для этого свои связи с Тунгарой и Камарой.

Массере Туре, пресс-секретарь президентской канцелярии Кот-д’Ивуара, племянница президента Уттары, сообщила OCCRP, что у нынешней администрации нет документальных сведений о том, что происходило в период правления Гбагбо. Она проигнорировала вопросы насчет денег, которые Belisha Capital платила правительственным чиновникам после смещения Гбагбо.

В свою очередь Камара сказал журналистам, что не хочет раскрывать детали своих контактов с Gunvor во время кризиса после выборов, объяснив это тем, что на них распространяется адвокатская тайна.

В компании St Vincent Trust Company, которая занималась администрированием Belisha Capital, открыли электронные письма от журналистов, но не ответили на них.

Semlex, похоже, вышла сухой из воды в той непростой ситуации. В 2018 году компания получила контракт на 700 миллионов евро на печать 32 миллионов паспортов для граждан Кот-д’Ивуара. В Semlex не отреагировали на вопросы OCCRP.

Gunvor прекратила торговать ивуарийской нефтью в 2016 году. Компания отвергла все подозрения в сомнительных шагах с ее стороны.

«Gunvor никогда бы не пошла на сделку, предметом которой были операции с оружием. Это был принцип в то время, и сейчас это тоже так», — сказал директор по корпоративным вопросам Gunvor Сет Пьетрас.

«Утверждения или инсинуации насчет того, что Gunvor сознательно заключила сделку, в которой фигурировало оружие, — намеренная ложь, потенциально способная навредить Gunvor», — добавил он.

Над материалом также работали журналисты Филипп Энгельс (Medor) и Валид Меджри (Al Qatiba).

Другие материалы по теме

Recent stories

Мы используем файлы cookie, чтобы вам было удобнее пользоваться сайтом. Узнать подробнее или отказаться.. Принять