Дуэль длиною в год. Как Навальный и Золотов не стали драться из-за расследования и начали судиться

Год назад ФБК выпустил расследование о завышенных ценах на закупки Росгвардии, из-за которого глава ведомства Виктор Золотов вызвал Алексея Навального на дуэль. Теперь Росгвардия переключилась на суд со своим поставщиком, которого раньше защищала. Рассказываем главное о том, почему закупки Росгвадии по-прежнему вызывают столько вопросов.

zolotov copy Глава Росгвардии Виктор Золотов. Фото: Росгвардия / YouTube

11 сентября 2018 года глава Росгвардии Виктор Золотов вызвал на дуэль главу Фонда борьбы с коррупцией Алексея Навального из-за расследования о том, что цены на продукты, которые Росгвардия закупает для своих солдат, выросли в два-три раза. Это произошло после того, как ведомство подписало контракт с единственным поставщиком — крымским комбинатом «Дружба народов». Золотов назвал продукты по низким ценам — суррогатом, а Навального — лжецом, и вызвал его на дуэль. Дуэли не состоялось, но конфликт ФБК и Росгвардии длился весь год.

Суть расследования

Расследование ФБК вышло 23 августа. Фонд сравнил цены на одни и те же товары, которые закупала Росгвардия за 2017 и 2018 годы и заметила, что цены увеличились в два-три раза.

ФБК привел в пример капусту, цена которой увеличилась с 15 рублей за килограмм в 2017 году до 46 рублей в 2018 году. Лук подорожал с 16 до 37 рублей за килограмм, а яблочный сок — с 40 до 87 рублей за литр.

Авторы расследования связали изменение цен с тем, что в декабре 2017 года премьер-министр Дмитрий Медведев засекреченным указом сделал комбинат «Дружба народов» единственным поставщиком Росгвардии.

Реакция Золотова

В сентябре 2018 года Золотов опубликовал на YouTube обращение к Навальному, в котором вызвал его на дуэль. Навальный согласился на дуэль при условии, что она пройдет в формате теледебатов. Встречи так и не было.

Глава Росгвардии также сказал, что покупка сока за 40 рублей — это признак «недобросовестных поставщиков и коррупционеров, которые вошли с ними в сговор». «За 40 рублей сока быть не может, там может быть лишь вода или суррогат», — утверждал Золотов.

То, что Золотов называет «суррогатом» активно закупают госучреждения, особенно связанные с детьми

Чтобы оценить, за какую цену другие ведомства закупают такой же яблочный сок, о котором спорили Навальный и Золотов, OCCRP изучил закупки с кодом классификации продукции, который использовал в расследовании Навальный — ОКПД-2 10.32.16.120 и тот же объем — упаковки по 200 миллилитров.

Сок Росгвардии, расфасованный по пакетам в 200 мл, стоил 87 рублей за литр.

В январе 2018 года сок с теми же параметрами и в тех же пакетах Социально-реабилитационный центр «Росток» в Красноярском крае закупил за 20 рублей за литр. В топе учреждений, которые закупали самый дешевый сок с конца 2017 по 2019 год также Азовский детский дом-интернат для умственно отсталых детей, который в декабре 2018 года закупил сок за 31,5 рублей за литр, Чеховский социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних «Аистенок», который закупает сок за 32,6 рубля за литр. «Суррогат» закупали даже для учебных заведений силовых ведомств — например, в марте 2018 года управление продовольственного обеспечения Федеральной службы охраны закупило сок ровно за 40 рублей за литр.

Одну из самых дорогих закупок такого сока тоже делала Росгвардия — в конце ноября 2017 года ведомство закупило его за 145 рублей за литр. Контракт с самарской компанией «Грин-фрут» подписан 11 ноября 2017 года, еще за месяц до указа премьера о том, что «Дружба народов» станет единым поставщиком.

Иски к ФБК

Через три месяца после вызова на дуэль Золотов подал к Навальному иск о защите чести и достоинства. Глава Росгвардии попросил суд взыскать с оппозиционера миллион рублей и опровергнуть сведения из расследования о закупках Росгвардией продуктов. Он пообещал, что деньги, в случае победы, передаст в один из детских домов. Суд вернул иск, попросив устранить нарушения, но Золотов так этого и не сделал.

Мясокомбинат «Дружба народов» тоже обратился в Арбитражный суд Москвы с иском к Навальному. Его суд удовлетворил и обязал Навального удалить расследование и опровергнуть факты из него. ФБК пытался оспорить решение, но суд оставил требования в силе.

Закупки проверяли прокуратура и ФАС

10 декабря стало известно, что Военная прокуратура и ФАС проверяли поставки мясокомбината. РБК тогда выяснил, что закупки привлекли внимание ФСБ еще за несколько месяцев до расследования Навального —после того, как в мае 2018 года сотрудник ФСБ В.А. Вертей написал письмо в ФАС, в котором пожаловался на завышение цен при поставках продуктов для ведомства и попросил провести проверку.

Совладелец комбината знал Золотова

28 декабря один из владельцев «Дружбы народов» Борис Ванинский дал интервью Дождю. Там он рассказал, что «Дружба народов» в 2017 году написала Золотову письмо, предложив стать поставщиком Росгвардии. Изначально компания хотела стать поставщиком только в Крыму, утверждал Ванинский, а Росгвардия сама предложила им работать по всей России. Свою удачу совладелец компании объяснял в том числе и тем, что он был «хорошо знаком» с Золотовым до того, как отправлял письмо. «Я не исключаю, что при выборе единственного поставщика сыграло роль то, что он [глава Росгвардии Виктор Золотов] нас знал», — сказал бизнесмен. Он также сказал, что в госзакупках «все построено так, чтобы конкурсы выигрывали свои».

Повышение цен, о котором писал Навальный, Ванинский объяснил их зависимостью от сезона и пожаловался на ведомство. По его словам, в Росгвардии планируют закупки нерационально: «Зачем они в мае месяце заказывают пиковую по цене картошку?». Совладелец комбината утверждал, что если бы ведомство заказывало картошку в августе на следующий год, ее цена была бы ниже.

Ванинский также сказал, что в 2016-2017 годы Росгвардия «была завалена фальсификатами», так как поставщики не соблюдали стандарты ГОСТа при заготовке продукции.

Росгвардия и «Дружба народов» судились и между собой

В июне Росгвардия отсудила 938 тысяч рублей у «Дружбы народов» за испорченные продукты, которые комбинат поставил ведомству по контракту на поставку продовольствия почти на 48 миллионов рублей. Суд пришел к выводу, что из девяти категорий продуктов, среди которых картофель, свекла, морковь, лук и томаты, требованиям качества соответствовала только одна категория — белокочанная капуста. При этом отмечается, что только 92,8% от поставки капусты были приняты заказчиком.

А в июле Арбитражный суд Коми отказался привлекать мясокомбинат к административной ответственности из-за нарушений при поставке продуктов для Росгвардии.

Росгвардия просила засекретить закупки

Ведомство предложило включить себя в список ведомств с засекреченными госзакупками, в числе которых Минобороны, ФСБ, Служба внешней разведки, а также подведомственных им госучреждений. Росгвардия объяснила это тем, что ведомство выполняет задачи особой важности, а значит некоторая информация об «оснащенности войск Росгвардии не должна носить публичный характер». Ведомство просило принять такой законопроект к декабрю 2019 года.

Контракты с единственным поставщиком в большинстве случаев не выгодны и не обоснованы

«Transparency International — Россия» в 2017 исследовал контракты, заключенные с единственным поставщиком. Организация подсчитала, что в одном только 2017 году президент и правительство сделали неконкурентными закупки на 418 миллиардов рублей. Проанализировав все закупки у единственных поставщиков с 2014 по 2017 год авторы исследования пришли к выводу, что для таких госконтрактов характерно неэффективное использование денег, а также кумовства — случаев, когда исполнителей выбирают из личной благосклонности, наличия родственных и деловых связей.

Одна из авторов исследования, глава екатеринбургского отделения «Transparency International — Россия» Екатерина Петрова рассказала OCCRP, что нет объективного обоснования процедуре закупок у единственного поставщика.

«В федеральном законе „О контрактной системе в сфере закупок товаров“ есть более 50 оснований, допускающих контракты с единственным поставщиком — то есть без проведения конкурсных процедур. В их список входит распоряжение президента или правительства, как было в случае с поставщиком Росгвардии. Но практически все сферы, где заключаются такие контакты, вполне себе конкурентны. Победителями оказываются представители тех компаний, которые лоббируют свои интересы в правительстве и подведомственных учреждениях. Мы настаиваем на отмене этого основания, потому что оно самое „коррупционноемкое“», — рассказывает Петрова.

Эксперт уверена, что случай с ростом цен в Росгвардии не может быть лишен признаков коррупции: «Непонятно, зачем ведомству отдавать огромные контракты на поставку продуктов одному поставщику. Здесь имеет место личная договоренность, хотя подкреплена ли она финансами — неизвестно. Единый поставщик устанавливает среднюю цену на продукты по всей стране, если бы поставщики были местными, цены были бы ниже, учитывая уменьшение расстояний на транспортировку. Сейчас же цена и у центральных, и у труднодоступных регионов одинаковая».