Полиция Чехии расследует возможные злоупотребления в собственных рядах

В Чехии разразился один из самых громких за многие годы коррупционных скандалов. По предварительным результатам спецоперации «Видкун», целью которой стали крупные полицейские начальники, обвинения выдвинуты четырем высокопоставленным представителям власти и полиции, при этом многие другие правоохранители и чиновники находятся под подозрением.

Kyselý, Kadlec, Rozbořil (from the left)Слева направо: Киселы, Кадлец и РозборжилОперация проводится силами Управления по борьбе с оргпреступностью Чехии (ÚOOZ).

Оперативные мероприятия начались 13 октября с рейдов полиции в Праге и Оломоуце. В домах подозреваемых состоялись обыски, были изъяты важные документы.

Четверо обвиняемых — это Карел Кадлец и Радек Петруй из руководства полицейского управления Оломоуцкого края, а также бизнесмен Иван Киселы и глава администрации края Иржи Розборжил.

Обоим полицейским инкриминируют превышение должностных полномочий, при этом Кадлецу также вменяется взяточничество.

Киселы подозревают в соучастии в злоупотреблении властью, а Розборжил обвиняется в подкупе.

Из этих четверых только Розборжил был отпущен после задержания. По его словам, это связано с тем, что он имеет лишь косвенное отношение к этому делу. Кадлец, Петруй и Киселы остаются под стражей с момента проведения обысков.

Официальная информация о деле крайне скупа ввиду того, что в ÚOOZ запретили разглашать имеющиеся сведения, чтобы не подвергать риску дальнейший ход расследования.

«Сотрудники ÚOOZ уже более года ведут работу по делу, связанному с подозрениями в превышении должностных полномочий», — говорится в пресс-релизе ведомства. Мероприятия затрагивают тех, кто, как считается, «незаконно влиял на ход уголовных дел и создавал утечку информации, что существенно затрудняло успешное расследование соответствующих дел».

Однако журналисты расследовательского интернет-портала Neovlivni.cz сообщили, что смогли ознакомиться с документами из полиции, где в качестве главного подозреваемого указан именно Кадлец — заместитель шефа полиции Оломоуцкого края. По имеющимся данным, за последний год Кадлец не менее 50 раз встречался с Киселы.

Утверждается, что оба полицейских обсуждали незаконные способы повлиять на ряд расследований, которыми занимался уголовный отдел краевого управления, и обменивались информацией о местных фирмах, которые вызывали интерес полиции.

Что касается Розборжила, то он категорически настаивает на своей невиновности.

«Я никогда и ни у кого не запрашивал информацию, не относящуюся к моей компетенции, — заявил он журналистам. — Я не стремился получить сведения, которые можно определить как инсайдерские или сторонние, и я никогда не предлагал взяток. С этой точки зрения я просто оказался не в том месте не в то время».

Розборжил — член Чешской социал-демократической партии (она имеет наибольшее представительство в парламенте страны). Несмотря на призывы однопартийцев немедленно подать в отставку, Розборжил отказывается это сделать.

Остроты ситуации вокруг этого дела придает неучастие в нем следователей Генеральной инспекции органов общественной безопасности (GIBS — The General Inspection of Security Forces). Это ведомство как раз призвано разбираться с нарушениями закона, которые могли совершить сотрудники силовых структур.

Фактически в операции «Видкун» GIBS осталась сторонним наблюдателем, что вызвало резкую критику со стороны влиятельных политиков в адрес как самой инспекции, так и ее руководителя Ивана Билека.

23 октября, через десять дней после встречи с премьер-министром Богуславом Соботкой, Билек подал в отставку, сославшись на причины «частного характера».

Глава кабмина отреагировала на это записью в твиттере: «Директор GIBS Билек попросил меня освободить его от обязанностей руководителя инспекции. Ввиду урона, который был нанесен репутации GIBS, я считаю это достойным и обоснованным шагом».

Хотя антикоррупционная операция еще не завершена, политики и СМИ уже приветствовали ее как прорыв в деле защиты законности. Отмечается, что еще никогда за недолгую историю Чешской Республики в рамках одной операции не удавалось привлечь к ответственности так много высокопоставленных полицейских.