Суд над Хадиджей Исмаиловой отложен

khadija_copy
Хадиджа Исмаилова

By Nathan Goldman

Судебный процесс в Баку по уголовному иску о клевете, который был подан против партнера OCCRP Хадиджи Исмаиловой, известной своими журналистскими расследованиями, отложен до 23 октября. Мы будем сообщать о деталях этого разбирательства по мере поступления новой информации.

Основой данного дела стал иск, поданный в частном порядке Эльманом Гасановым, который утверждает, что в начале этого года Исмаилова опубликовала на своей странице в Facebook два документа, касающихся его персоны, информация в которых носила порочащий характер.

По словам Гасанова, в одном из документов речь идет о том, как Министерство национальной безопасности (МНБ) Азербайджана в свое время использовало видеозапись интимного характера, чтобы шантажом заставить его сотрудничать с этой спецслужбой в качестве информатора. Второй документ якобы представлял собой сообщение, в котором утверждалось, что в 1992 году Гасанов изнасиловал женщину, а затем использовал свои связи, чтобы обвинение против него было снято, после чего жертва насилия покончила с собой.

В ответ на обвинения Хадиджа Исмаилова заявила, что действительно опубликовала документ о, возможно, имевшем место случае шантажа со стороны спецслужб, однако удалила из него всякие упоминания о Гасанове, так что его анонимность была полностью сохранена. При этом она добавила, что никогда не размещала никаких документов, касающихся предполагаемого изнасилования, и не имеет никакой информации на этот счет.

В своем комментарии, который появился на ее странице в Facebook 11 октября, журналистка, в частности, объясняет: «Я не публиковала документов, где упоминалось бы имя Эльмана Гасанова. Его имя, как и другая информация, с помощью которой можно было бы идентифицировать его личность, из документа было мною удалено».

Согласно статье 147, п. 2 Уголовного кодекса Азербайджанской Республики Исмаиловой может грозить до трех лет тюрьмы, если суд признает ее виновной в клевете и совершении тяжкого преступления.

При этом Исмаилова — не единственная из журналистов-расследователей, кому приходится сталкиваться с уголовными обвинениями, имеющими цель запугать их и заставить замолчать. Партнер OCCRP словенская журналистка Анушка Делич находится у себя на родине под судом по обвинению в обнародовании секретной информации. Разбирательство началось после опубликования репортажа, в котором рассказывалось о связях одной из политических партий и группировки неонацистского толка. 15 октября состоялось предварительное слушание по ее делу.

Главный редактор OCCRP Дрю Салливан говорит, что особую тревогу вызывает в этом смысле ситуация, складывающаяся в Азербайджане: «Власти страны ведут жесткую кампанию с применением арестов, запугивания и грубого шантажа в отношении тех, кто стремится говорить правду и менять общество к лучшему. Если правительство республики действительно привержено демократическим принципам, как оно заявляет, оно должно перестать преследовать Исмаилову, а также выпустить на свободу многочисленных борцов за демократию, которые томятся в тюрьмах».

По убеждению самой Исмаиловой, судебное дело против нее есть не что иное, как очередная попытка дискредитировать ее как журналистку и заставить отказаться от работы над расследовательскими репортажами с критикой правящей элиты. В опубликованных ею ранее материалах рассказывается в том числе о множестве тайных коммерческих сделок с «особыми условиями» для участвующих в них родственников и друзей президента Ильхама Алиева.

Как говорит Исмаилова, нынешняя история началась 2 октября 2011 года, когда проживающий в изгнании бывший офицер МНБ Рамин Нагиев переслал ей копию документа, который, судя по всему, был отчетом о вербовке оппозиционного активиста Гасанова. Авторы отчета утверждали, что, продемонстрировав тайно сделанную видеозапись сексуального характера, смогли заключить с Гасановым «договоренность», по условиям которой он за сумму, равную 763 долларам в месяц, будет сообщать о деятельности оппозиционеров.

Журналистка уточняет, что в то время не могла проверить подлинность документа и не стала его тогда опубликовывать. Исмаилова при этом подчеркивает, что никогда не получала документов, касающихся сексуального насилия.

Спустя пять месяцев, в марте 2012 года, Исмаилова сама стала жертвой шантажа за свои антикоррупционные расследования. Ей на домашний адрес пришло письмо с угрозами, к которому были приложены кадры видеозаписи, на которой были запечатлены она и ее гражданский муж. Запись эта была тайным образом сделана в ее спальне. Исмаилова опубликовала пришедший в ее адрес текст с угрозами и смело продолжила свои журналистские расследования.

Через неделю после этого упомянутая видеозапись появилась на некоем сайте, внешне очень похожем на сайт одной оппозиционной партии, при этом в самой партии сразу отвергли какую-либо свою причастность к этому, заявив, что не знают, кто выложил видео.

Исмаилова говорит, что организованная МНБ кампания по ее дискредитации продолжилась. В результате 17 февраля 2014 года в ответ на непрекращающиеся нападки в СМИ, которые ее обвиняли в работе на иностранную разведку, она обнародовала присланный ей в 2011 году документ о предполагаемой вербовке Гасанова спецслужбами. Имя этого человека и любые сведения личного характера, которые могли бы указывать на него, из текста предварительно были удалены.

В размещенной здесь же, в Facebook, записи журналистка отдельно оговорилась, что не может гарантировать подлинность данного документа. При этом в своих комментариях к ее посту ряд интернет-пользователей рассказали, что данный файл в неотредактированном виде был ранее опубликован в Facebook на странице, принадлежащей человеку с ником Mustafa Kozlu.

На следующий день Исмаилову вызвали в прокуратуру, где ее обвинили в разглашении государственной тайны. С тех пор следователи занимались изучением содержимого ее компьютера, проверяли ее электронную почту, записи и разговоры в Facebook и Skype и уже пять раз вызывали на допрос. На основании комментариев пользователей к опубликованному ею материалу следователи также сделали скриншоты страницы пользователя Mustafa Kozlu, где в 2011 году были размещены оба упомянутых выше документа — о вербовке и об изнасиловании.

Судом было также получено официальное письмо из МНБ, в котором утверждалось, что в 2011 году она опубликовала, а затем удалила оба этих файла. Несмотря на выдвинутое против нее обвинение в разглашении гостайны, в письме из МНБ как бы между прочим и нехотя говорится и о том, что документы эти являются подделкой.

В конце сентября этого года, в то время как Исмаилова находилась в Страсбурге на заседаниях Парламентской ассамблеи Совета Европы, до нее дошли предупреждения, что по возвращении в Азербайджан она может быть арестована. Ее также проинформировали о том, что по иску Гасанова против нее было возбуждено дело. Предварительное слушание было назначено на 3 октября, причем начаться оно должно было за считаные часы до предполагаемого времени ее прилета.

Несмотря на угрозы ареста, запугать Исмаилову не удалось: «Полагаю, они рассчитывают на то, что я не вернусь в Азербайджан или же буду настолько напугана, что не буду во всеуслышание говорить о том, что творится у меня на родине. Но им пора понять, что воздействовать на меня таким образом невозможно», — сказала она в беседе с радио «Свобода» / «Свободная Европа».

Журналистка рассчитывает, что процесс по данному делу позволит ей громко заявить о своей позиции: «Министерство национальной безопасности Азербайджана и другие специальные службы скандально «прославились» тем, что используют тайно сделанные нелегальные видеозаписи интимных сцен для шантажа критиков власти. Против меня такой метод уже использовали. Однако я рассматриваю начатое уголовное дело как возможность привлечь внимание азербайджанского общества к подобной незаконной практике».

После того как самолет с Исмаиловой приземлился в аэропорту Баку ранним утром 4 октября, ее в течение пяти часов не хотели впускать на территорию страны. Предварительное слушание накануне прошло без ее участия. В Генеральной прокуратуре с журналистки взяли подписку о невыезде, заявив, что она не может покидать пределы страны, так как проходит свидетелем по уголовному делу.