Конфликт в Мозамбике: героин и военные преступления

Согласно опубликованному во вторник докладу, повстанцы-исламисты, государственные службы безопасности и проправительственная военная компания убили сотни мирных жителей в ходе вызванного нищетой вооруженного конфликта в Мозамбике — ключевого звена различной противозаконной экономической деятельности в Южной Африке.

Flag of MozambiqueНа мозамбикском флаге изображен АК-47 — трагический символ нестабильности в стране. (Фото: Nightstallion, Wikimedia Commons)

Данные последнего расследования Amnesty International о текущем конфликте, начавшемся в мозамбикской провинции Кабу-Делгаду в конце 2017 года, ужасают: убито более 1300 мирных жителей, сожжены бесчисленные города и деревни, более 530 тысяч человек были вынуждены покинуть свои дома (почти 25 процентов населения провинции), в том числе порядка 250 тысяч детей.

Группировка «Аш-Шабаб», не имеющая отношения к одноименной сомалийской организации, известна жестокостью по отношению к гражданскому населению: ее члены мародерствуют, насилуют и убивают людей с помощью мачете.

Военных и полицию Мозамбика обвиняют в не менее ужасных преступлениях: они атакуют гражданских лиц, которых обвиняют в поддержке группировки, — пытают, насилуют и проводят внесудебные казни.

Согласно докладу, десятки свидетелей говорят, что боевики государственного военного подрядчика, южноафриканской компании Dyck Advisory Group (DAG), без разбора сбрасывают с вертолетов ручные гранаты и стреляют из пулеметов по толпам людей, а также систематически атакуют объекты гражданской инфраструктуры — школы и больницы.

Компания незамедлительно опубликовала заявление, сказав, что «серьезно озабочена» обвинениями и намерена провести внутреннее расследование.

К возникновению конфликта в Кабу-Делгаду привела нищета — уже долгое время это самая бедная провинция страны. Тут залегает более половины мировых запасов рубинов, а прибрежный шельф может похвастаться крупнейшими запасами природного газа в Африке, однако местным жителям это счастья не приносит: многие общины утверждают, что их заставили покинуть свои дома, когда западные корпорации получили концессии на добычу полезных ископаемых.

На фоне конфликта особое беспокойство наблюдателей вызывает укоренившаяся в стране противозаконная экономическая деятельность: контрабанда драгоценных камней, незаконная добыча слоновой кости, нелегальная торговля древесиной и, прежде всего, наркотиками.

Согласно исследованию, из Пакистана в Мозамбик транзитом доставляют на небольшом судне столько афганских опиатов, что героин занимает в стране второе место по общему объему экспорта на сумму 600—800 миллионов долларов в год.

В статье также отмечается, что порядка ста миллионов долларов от этой суммы идет на взятки членам мозамбикской правящей партии ФРЕЛИМО, под защитой и контролем которых находится бизнес.

Помимо этого, в Мозамбик поступает все больше бразильского кокаина и афганского метамфетамина, из-за чего страна постепенно превращается в ключевой транзитный пункт глобальной торговли наркотиками.

Существуют доказательства причастности правительства к незаконной торговле наркотиками и древесиной, однако роль повстанцев остается под вопросом. В первичных отчетах, описывающих нелегальную деятельность, к которой «могут [быть] причастны мятежники», говорилось, что «этот вопрос требует контроля», как говорит Аластер Нельсон, старший аналитик Global Initiative.

«Мы недавно побывали там и теперь можем с уверенностью сказать, что они не имеют отношения к этому бизнесу: мы не нашли доказательств того, что повстанцы как-то связаны с наркотиками, рубинами или древесиной», — рассказал он OCCRP.