Литовец Владимир Романов бежал в Россию больше четырех лет назад. Тогда следователи начали искать миллионы, которые он, предположительно, украл у банка Ukio. Поиски продолжаются по сей день.

The London property at the heart of a dispute involving Lithuania’s Vladimir Romanov. (Credit: Edin Pasovic/OCCRP)Рисунок лондонского дома, оказавшегося в центре расследования, связанного с литовцем Владимиром Романовым. (Фото: Edin Pasovic / OCCRP)

Бежавшего из Литвы Владимира Романова подозревают в ограблении собственного банка. Следователи говорят, что, опираясь на утечку «райских документов», можно проследить, как именно бизнесмен совершил преступление.

Начинается эта история с небольшого участка земли на задворках Вильнюса, где должен был появиться современный жилой квартал. Банк Романова выделил 10,3 миллиона евро на строительство. Однако деньги были потрачены на покупку в Лондоне недвижимости стоимостью 29,6 миллиона долларов. Конечным собственником жилья в центральном районе Мейфэр оказалась племянница Романова Юлия Гончарук.

С 2014 года Романов скрывался в России. По словам литовских следователей, судебная тяжба из-за денег, растворившихся в элитной лондонской недвижимости, длится до сих пор. Среди заинтересованных лиц оказалась компания, которая, по-видимому, связана с ближним кругом Романова.

 

Банк с историей

Долгое время Романов был одной из самых ярких личностей Литвы. Ему принадлежал футбольный клуб в Шотландии и баскетбольная команда в Литве. Он выгнал тренеров обеих команд и в целом славился импульсивными поступками.

Романов основал партию, которая набрала на парламентских выборах в 2012 году 0,25 процента, показав третий худший результат с начала XXI века.

Vladimir Romanov at play. (Photo: Erikas Ovcarenko / 15min.lt)Владимир Романов на игре. (Фото: Erikas Ovcarenko / 15min.lt)

Тем не менее состояние Романов сделал не в спорте или политике, а в банковском секторе.

Его банк Ukio всплывал в нескольких делах об отмывании денег. В одном расследовании Ukio Bankas обвиняли в причастности к хищениям, которые незадолго до смерти раскрыл юрист Сергей Магнитский.

Ukio получил известность в 2013 году, когда Центральный банк Литвы отозвал его лицензию.

По факту хищения было возбуждено уголовное дело. Романов бежал в Россию, которая предоставила ему убежище. Свое вмешательство литовские власти обосновали «вредными действиями» со стороны акционеров Ukio Bankas. Они подозревали, что руководство кредитного учреждения, которое и так было на грани банкротства, систематически выводило из банка деньги.

 

Из Литвы в Лондон

Данилишкес — небольшой район за пределами Вильнюса, который должен был превратиться в современный жилой квартал в 2008 году. Согласно документам правоохранительных органов, Ukio Bank выдал кредит в 10,3 миллиона евро литовской компании Tristanas Ильи Ярославскиса — давнего партнера различных компаний, связанных с Романовым.

Всего за несколько дней Tristanas вывела всю сумму в Англию. Компания и пальца о палец не ударила в Данилишкесе. А через несколько лет и вовсе была ликвидирована.

В этот момент свет увидели «Райские документы» — утечка 13,4 миллиона документов из двух офшорных организаций с офисами на Бермудах и в Сингапуре. В утечке были списки коммерческих компаний, зарегистрированных в офшорных юрисдикциях.

Файлы, которые были опубликованы больше чем через год после первого похожего проекта — «Панамских документов», изначально оказались в распоряжении газеты Süddeutsche Zeitung. Издание предоставило документы Консорциуму журналистских расследований (ICIJ), который, в свою очередь, организовал совместное расследование с десятками медиа по всему миру. В состав группы вошли Центр по исследованию коррупции и организованной преступности (OCCRP) и его литовский партнер 15min.lt.

Согласно просочившейся переписке бермудской юридической фирмы Appleby, кредит от Ukio оказался на британском банковском счете компании Юлии Гончарук Vintage Holdings Ltd., зарегистрированной на Острове Мэн.

По информации литовских правоохранительных органов, на кредитные деньги и дополнительные вливания от литовских компаний Романова было куплено здание в Мейфэр — элитном районе в центре Лондона.

Компания племянницы Романова получила от Ukio и связанных с банком литовских компаний в общей сложности 29,6 миллиона долларов. По данным правоохранителей, бо́льшая часть этих денег была предназначена для ныне заброшенного девелоперского проекта в Данилишкесе.

В конце 2013 года литовские следователи пытались изъять лондонское здание, но Vintage Holdings успела продать его за 35 миллионов долларов. Тогда власти заморозили счет, на который поступили деньги от продажи, хотя примерно 9 миллионов долларов к тому моменту уже успели снять неизвестные. В итоге заморозить удалось лишь 19,89 миллиона долларов.

 

Ищите маму

На деньги от продажи квартиры в Мейфэр есть несколько претендентов. Один из них — Ukio Bank, который выдал кредит. Несмотря на то что он обанкротился, руководство всеми силами пытается вернуть средства.

Также о своих правах на деньги заявила Exclusiva General со штаб-квартирой на офшорных Британских Виргинских Островах. Компания утверждает, что Vintage Holdings задолжала ей. Литовская юридическая фирма Motieka & Audzevicius объединилась с Appleby на Бермудах, чтобы отстаивать интересы Exclusiva в суде.

Согласно документам, предоставленным Motieka & Audzevicius, за компанией Exclusiva стоит бывший сотрудник правоохранительных органов Томас Лещюкайтис, связанный со структурами Романова. Лещюкайтис рассказал в суде, что считает своим другом одного из самых известных преступников страны Саулюса Велечку по прозвищу Огурец.

С 2012 года Лещюкайтис работал специалистом по госзакупкам на муниципальную компанию в Каунасе. Также он управляет и владеет долями в нескольких частных компаниях. Журналист OCCRP спросил Лещюкайтиса, где он взял деньги на покупку Exclusiva, которая теперь дает ему право требовать замороженные в Лондоне миллионы. В письменном ответе экс-полицейский заявил, что не может дать комментарий, поскольку расследование о хищениях в Ukio продолжается. Он также уклонился от ответа на вопрос о том, действительно ли он возглавляет Exclusiva.

В электронном письме из утечки «райских документов» указано, что мать Юлии (сестра Романова) может быть фактической владелицей компании.

«Мисс [Юлия] Гончарук утверждает, что ее мать контролировала фирму Exclusiva и что не было представлено никаких объяснений того, как фирма оказалась под контролем Лещюкайтиса», — пишет партнер Appleby Марк Холлигон.

Журналисты OCCRP обратились за комментариями к Motieka & Audzevicius. Юридическая фирма считает, что заявление Юлии Гончарук не стоит принимать всерьез.

«Никто не видел доказательств того, что г-жа Гончарук владеет этой компанией. Поэтому такие заявления выглядят как плод ее воображения», — сказал Рамунас Аудзявичюс, партнер Motieka & Audzevicius.

Аудзявичюс отказался ответить на вопрос о том, действительно ли Лещюкайтис владел Exclusiva, заявив, что его фирма «обязана хранить в тайне доверенную ей информацию». Юрист не стал называть имен клиентов. Он также категорически отрицает, что Романов или его родственники могут быть реальными владельцами Exclusiva General.

«Согласно мнению наших зарубежных коллег, в котором у меня нет оснований сомневаться, г-н Романов не связан с Exclusiva General», — сказал Аудзявичюс. Он также добавил, что Motieka & Audzevicius представляет различных кредиторов Романова как из Литвы, так и из-за рубежа.

«Наши клиенты — те немногие счастливчики, которые после банкротства Ukio Bankas выиграли дела против Романова и Гончарук. Постановления суда по этим делам признают за пределами Литвы», — пояснил Аудзявичюс.

Журналист OCCRP дозвонился до племянницы Романова Юлии. «Кто это?» — спросила она по-русски. Узнав, что звонит репортер, Юлия повесила трубку и перестала отвечать. Все последующие попытки выйти с ней на связь ни к чему не привели.

По словам следователей, Гончарук, ее мать и дядя проходят подозреваемыми по делу о хищении из Ukio Bank. Официальный владелец Exclusiva General Лещюкайтис — «особый свидетель». Эта формулировка служит аналогом западного «лица, которое представляет интерес для следствия». Особого свидетеля не арестовывают, ему не предъявляют обвинений, рассчитывая получить от него ценную информацию по конкретному делу.

Тем временем продолжается битва за миллионы, к исчезновению которых, вероятно, причастен Романов. Идет расследование в отношении 18 подозреваемых, предположительно, связанных с похищением активов из Ukio. В октябре правоохранительные органы Литвы попросили российских коллег помочь в допросе Романова. Оставшиеся от продажи недвижимости в Лондоне деньги все еще заморожены.