РБК: Никулинский суд Москвы раскрыл схему откатов на стройках для Кремля и резиденции президента

Обвиняемый в хищениях на господрядах владелец холдинговой компании «Форум» Дмитрий Михальченко заработал до 43 миллиардов рублей на контрактах, связанных со стройкой на территории резиденций президента России, благодаря тесным связям с руководством Федеральной службы охраны (ФСО). РБК нашел это утверждение в тексте решения Никулинского суда Москвы, который в июне обратил в доход государства петербургский глубоководный порт Бронка, который Михальченко после ареста переписал порт на жену бывшего главы ФСО Евгения Мурова и генерала ФСБ в отставке Николая Негодова.

novoog copyПутин в резиденции Ново-Огарево. Фото: kremlin.ru

РБК отмечает, что это уникальное решение, так как прокуратура и суд впервые адресовали претензии, связанные с коррупционным происхождением имущества, не госслужащему, а бизнесмену.

Михальченко обвиняют в хищении 1,5 миллиарда рублей на стройке в резиденциях президента

Михальченко арестовали весной 2016 года по делу о контрабанде алкоголя, он получил четыре года семь месяцев колонии. Бизнесмен связывал свое преследование с попыткой отобрать у него порт Бронка.

Затем Михальченко и менеджерам его компаний предъявили обвинение в создании преступного сообщества и хищении 1,5 миллиарда рублей на строительстве в резиденции президента «Ново-Огарево». По делу проходят и несколько бывших сотрудников ФСО, которые, по версии следствия, действовали в интересах Михальченко.

В апреле 2021 года Генпрокуратура подала в суд иск об обращении в доход государства имущества, которое Михальченко, по версии ведомства, приобрел на коррупционные доходы.

Показания о помощи Михальченко от ФСО дали его бывшие подчиненные

Допрошенный по делу бывший гендиректор входящей в холдинг Михальченко компании «Стройкомплект» Дмитрий Торчинский утверждал, что, по словам Михальченко, руководство ФСО лично согласовывало для его компаний завышение смет на стройку и ремонт.

Суд констатировал, что Михальченко «использовал контакты с бывшим руководством ФСО», чтобы зарабатывать на господрядах. Так, он добился назначения в руководство ФГУП «Атэкс», распределявшее строительные господряды для спецслужбы, доверенных ему лиц, которые должны были работать в его интересах.

В период с 2010 по 2014 год компании Михальченко получили от «Атэкса» более 33 миллиардов рублей по контрактам, связанным с резиденциями президента «Бочаров Ручей», «Горки-9», «Огарево» и «Огарево-2», «Воробьевы горы». Цены контрактов, согласно показаниям менеджеров компаний Михальченко, были завышены на 20–40%.

Бизнесмен «отмыл» часть преступных доходов от господрядов

Часть заработанных на господрядах денег Михальченко вложил в строительство глубоководного петербургского порта Бронка. Часть инвестиций были прямыми, а другие провели через цепочку фирм-однодневок, офшоров и латвийский банк Trasta Kommercbanka. Росфинмониторинг допустил, что это было отмыванием доходов, однако соответствующих обвинений Михальченко не предъявили.

Суд установил, что в 2013-2017 годы уставный капитал оператора порта, компании «Феникс», вырос с 10 тысяч рублей до 13,3 миллиарда. Это совпадает с периодом, когда структуры Михальченко получали деньги за подряды на президентские стройки.

Всего из компаний Михальченко, по данным Росфинмониторинга, которые использовал суд, вывели около 18,5 миллиарда рублей.

У жены экс-директора ФСО не могло быть денег на выкуп порта у Михальченко

В 2017 году, уже находясь под стражей, Михальченко вышел из капитала оператора Бронки, переписав свои доли в компаниях-соучредителях ООО «Феникс» на жену бывшего директора ФСО Людмилу Мурову и на генерала ФСБ в отставке Николая Негодова.

Никулинский суд пришел к выводу, что выбор покупателя порта обоснован личной дружбой Михальченко с семьей Муровых.

Покупатели порта должны были выплатить Михальченко три миллиарда рублей, но суд не нашел доказательств, что они это сделали. У покупателей не могло быть нужной суммы, по крайней мере заработанной законно. У Муровой к моменту покупки порта же девять лет не было никакого официального дохода, кроме пенсии. Сама сумма сделки была нерыночной, на самом деле имущество стоит свыше 13,3 миллиарда рублей.