МЭРСКАЯ ИСТОРИЯ: КРОВНЫЕ ИНТЕРЕСЫ ПРЕВЫШЕ ВСЕГО

Опубликовано: 9 Nov 2015
Автор: Стеван Дойчинович и Драгана Печо

 

Мэр Белграда Синиша Мали — человек, близкий к сербскому премьеру Александару Вучичу, — подает себя как современного, прогрессивного лидера. Обладатель диплома американского университета, в глазах других он пытается предстать выходцем из законопослушной семьи и мудрым бизнесменом — советником правительства по экономическим вопросам. Однако пристальный взгляд на его предпринимательские «заслуги» обнаруживает совсем другую картину. Выясняется, что он приложил руку к уничтожению когда-то прославленной сербской компании, из-за чего рабочие оказались в нищете, а само предприятие, несмотря на шансы на успех, было обескровлено долговым бременем.

Более десятка лет назад, когда Мали работал на разных должностях в Государственном агентстве Сербии по приватизации, он посодействовал передаче госкомпании Bratstvo в руки своего отца и еще одного бизнесмена с весьма спорной репутацией. После приватизации компанию обобрали до нитки ее собственные новоиспеченные владельцы.

Коррупционная сделка выглядит куда более вопиющей, если вспомнить, что к компании проявлял интерес солидный зарубежный инвестор, который покупал ее продукцию и планировал поддержать ее финансовыми вложениями. Повторилась частая для Сербии ситуация, когда от приватизации государство только потеряло. Скандальный бизнесмен при этом, вероятно, набил карман не без помощи Мали.

Иностранный инвестор

Ворота предприятия Bratstvo. Фото: subotica.com

Ворота предприятия Bratstvo. Фото: subotica.com

Весна 2002 года была временем надежд для Сербии. Слободана Милошевича передали Гаагскому трибуналу, сама же бывшая Югославия в новом облике Союза Сербии и Черногории громко заявляла о ценностях демократии и стремлении в ЕС. Страна открыла двери для новых контактов и нового бизнеса. В Сербию возвращались люди.

В такой обстановке в Белград прибыл представитель венгерской вагоностроительной компании Dunavagon Миклош Тимотич с предложением для приватизационного агентства Сербии. Dunavagon хотела купить предприятие Bratstvo. Основанная еще в 1886 году, эта компания из города Суботицы продолжала с успехом выпускать и экспортировать детали и узлы для железнодорожных вагонов, в том числе для ремонтных поездов.

На встрече в агентстве Тимотич рассказал принявшему его молодому служащему, что за последние пять лет две трети экспортных поставок предприятия приходилось на заказы от Dunavagon. Поэтому венгры считали логичным приобрести Bratstvo и развивать компанию, тем более что она находилось совсем рядом с границей с Венгрией.

Помимо схемы приватизации Тимотич представил чиновнику агентства анализ регионального рынка для продукции Bratstvo и объяснил, как инвестиции Dunavagon помогут предприятию реализовать эти планы.

Собеседником Тимотича был Синиша Мали — «восходящая звезда» агентства с американским университетским дипломом. Особые похвалы в адрес Мали расточал в то время в прессе министр финансов, видевший в нем представителя нового поколения умных и способных людей, которые могут превратить Сербию в экономически сильное европейское государство. В Агентстве по приватизации, созданном всего за год до этого, Мали занимал очень высокую для молодого человека должность — руководил отделом, который ведал приватизацией крупнейших государственных компаний.

Спустя два года, к моменту аукциона по продаже Bratstvo, Мали уже два месяца не работал в агентстве. Однако, как уверяют представители Dunavagon, он успел сыграть свою «роковую роль».

Несмотря на то что венгерская компания была крупнейшим покупателем продукции Bratstvo, она проиграла тендер, причем проиграла структуре, вообще не имеющей отношения к железным дорогам. Победителем был признан консорциумDocuments from KRIK are available through their membership program, который представляли отец нашего героя Борислав Мали и бизнес-партнер последнего Владимир Делич. За Bratstvo они заплатили 66 миллионов динаров (1,7 миллиона долларов) и обещали инвестировать 31 миллион (550 тысяч долларов). Договор о продаже предусматривал возможность оплаты в рассрочку, и Делич сделал первый взнос в размере 40 процентов. Мали-старший получил в консорциуме 10 процентов без необходимости делать какие-либо вложения.

Буквально через месяц после тендера, в апреле 2004 года, когда с момента его увольнения из Агентства по приватизации прошло совсем немного, Мали был назначен в совет директоровDocuments from KRIK are available through their membership program этой компании. Об этом говорит анализ данных реестра коммерческих предприятий, который изучили репортеры OCCRP и сербского журналистского объединения KRIK.

Через неделю после аукциона по продаже Bratstvo представители Dunavagon заявили, что произошло мошенничество. Они утверждали, что планы по развитию компании, которыми они поделились с Мали, были использованы против них.

Юрист венгерской компании подал жалобу в Министерство экономики и госагентство по приватизации с требованием отменить итоги тендера. В жалобе говорилось, что Мали передал конфиденциальную информацию своему отцу и тем самым помог ему выиграть. «Синиша Мали вместе с руководителями консорциума посетил приватизированное предприятие 18 марта 2004 года. До аукциона покупатели не были на предприятии, так как, пользуясь привилегированным положением, получали подробную информацию о нем от Мали», — отметил юрист Dunavagon.

Как представитель совета директоров Bratstvo Синиша Мали вместе с Деличем отправился в Будапешт на встречу с руководством Dunavagon, очевидно, чтобы снять напряженность в отношениях. Если это и вправду было их целью, то достичь ее не удалось.

Министерство экономики Сербии рассмотрело жалобу и провело собственное расследование, которое подтвердило правоту венгерской стороны. Ведомство во главе с Предрагом Бубало 21 июля 2004 года уведомило Агентство по приватизации, что приняло протест Dunavagon, и потребовало провести новый тендер.

Журналисты KRIK и OCCRP получили в свое распоряжение копию доклада министерстваDocuments from KRIK are available through their membership program, который выдержан в резко критическом тоне.

В документе сказано, что для победы в тендере покупатели использовали информацию, которую могли получить лишь от Синиши Мали. Министерство обвинило Мали не только в неэтичном поведении, но и в нарушении трудового договора с приватизационным агентством. Отмечалось, что произошел очевидный сговор, когда семья Синиши Мали с выгодой использовала его инсайдерскую информацию, а за это ввела его в совет директоров Bratstvo.

Но Агентство по приватизации претензии отвергло и не стало подчиняться требованию министерства. Свое решение директор агентства Миодраг Джорджевич обосновал темDocuments from KRIK are available through their membership program, что хотя Мали и встречался с представителями венгерской фирмы, работал в это время он в другом отделе, не связанном с проведением тендеров.

Спустя десять лет после тех событий, в июне 2013-го, и Бубало, и Джорджевич были арестованы за превышение полномочий в ходе приватизации Белградского речного порта. Бубало отказался говорить с журналистами KRIK/OCCRP о деле Bratstvo и роли в нем Синиши Мали, так как, по его словам, уже не помнит всех обстоятельств.

Закат компании Bratstvo

Вместо солидной, заинтересованной в развитии компании из вагоностроительного бизнеса, какой была Dunavagon, работники предприятия Bratstvo получили в качестве владельцев Делича и Борислава Мали, которые показали себя неэффективными менеджерами с очень приблизительным знанием отрасли. Под началом этих горе-руководителей Bratstvo начала катиться под откос.

Впрочем, поначалу казалось, что дела при новых хозяевах складываются неплохо: зарплаты выплачивались, была погашена часть долга предприятия. Делич объявил о договоренностях с железными дорогами Македонии и Сербии, что должно было в определенной степени компенсировать потерю бизнеса с Венгрией.

Однако уже к концу года платить рабочим стали с перебоями. Новые заказы так и остались в планах. Все указывало на то, что Делич и Мали не собирались в ближайшее время вкладывать деньги в производство. По сути, они в итоге нарушили условия договора с Агентством по приватизации, потому что так и не сделали обещанных инвестиций.

Это вызвало недовольство работников. Они возмущались тем, что Bratstvo продали слишком дешево и что дальше разговоров о финансовых вливаниях дело не шло. Скорее, происходило обратное: как заявляли рабочие, многие из которых имели мелкие пакеты акций, новые владельцы фактически расхищали активы предприятия и отдавали все его имущество под залог.

Рабочие нередко устраивали забастовки. Руководство отвечало регулярными увольнениями и задерживало зарплатыDocuments from KRIK are available through their membership programпорой на девять месяцев. В течение четырех лет сотрудники предприятия писали жалобы в Агентство по приватизации, в Министерство экономики и другие ведомстваDocuments from KRIK are available through their membership program, сетуя на все более плачевную ситуацию, и призывали расследовать продажу Bratstvo и действия руководства.

«Мы не хотим специально создавать проблемы для новых собственников. Мы хотим, чтобы предприятие вновь твердо встало на ноги и уверенно чувствовало себя на рынке, а также чтобы тех, кто совершил противоправные действия, привлекли к ответственности», — указали в сентябре 2004 года в запросе в приватизационное агентство председатель совета миноритарных акционеров Степан Марич и Ранко Беатович, глава исполнительного комитета работников предприятия.

В конце 2005 года Министерство экономики Сербии и парламентский комитет по приватизации потребовали от Государственного приватизационного агентства проверить жалобы рабочих. Через некоторое время в ответе министерству агентство сообщило, что его представители несколько раз побывали на предприятии и предупредили новых владельцев о необходимости соблюдать все условия приватизационного соглашения.

Журналисты KRIK и OCCRP получили в свое распоряжение внутренний отчет агентства от 11 апреля 2005 года, где говорилось о тяжелом финансовом положении компании и нарушении ею обязательств по соглашению. По итогам проверки агентство констатировало, что Bratstvo рискует оказаться на грани банкротства и может закрыться. Также подтверждалось, что покупатели так и не инвестировали оговоренные изначально средства.

Всего через две недели после того, как Агентство по приватизации передало отчет о нарушениях со стороны предприятия, Борислав Мали решил выйти из состава собственников Bratstvo и вернуть свою долю бизнес-партнеру. Таким образом принадлежавшие ему в консорциуме 10 процентов перешли к ДеличуDocuments from KRIK are available through their membership program.

В мае 2005 года Агентство по приватизации прислало уведомление об аннулировании договора о приватизации предприятия. Но Делич фактически проигнорировал это решение, и на фоне бездействия агентства компания продолжала влачить жалкое существование.

Четыре года спустя, в августе 2009-го, Делич в конце концов покинул предприятие и вернул 51 процент акций государству. Однако проверяющие из приватизационного агентства установили, что перед уходом он заключил сомнительные сделки между Bratstvo и одной белградской компанией, которая принадлежала кипрской фирме под названием Unibros. По данным агентства, активы предприятия были использованы как залог для получения фирмой Unibros кредитов от двух банков на 310 миллионов сербских динаров. При этом, как выяснилось, Unibros не была нейтральной стороной: ее директором оказался не кто иной, как сам ДеличDocuments from KRIK are available through their membership program.

В 2010 году Агентство по приватизации направило ходатайство в прокуратуру города СуботицыDocuments from KRIK are available through their membership program о расследовании в отношении Делича на предмет возможного нарушения закона в этой сделке с участием Bratstvo. Как сообщили журналистам KRIK и OCCRP следователи, в марте текущего года прокуратура признала несостоятельными уголовные обвинения по этому эпизодуDocuments from KRIK are available through their membership program.


Прочесть репортаж на сербском языке вы можете здесь. Прочесть репортаж на сербском языке вы можете здесь.

 

Читайте также

КАКУЮ СОБСТВЕННОСТЬ НЕ АФИШИРУЕТ БЕЛГРАДСКИЙ МЭР

КАКУЮ СОБСТВЕННОСТЬ НЕ АФИШИРУЕТ БЕЛГРАДСКИЙ МЭР